Ссылки

Новость часа

Залепить глазок, пустить газ, отключить электричество: как полиция выманивает из дома участников митингов за Навального


Полиция во время акции протеста в Санкт-Петербурге 21 апреля 2021 года

После акций в поддержку Навального 21 апреля полиция начала приходить не только к участникам протестов, но и к журналистам: несколько сотрудников СМИ, работавших в жилетах, с аккредитациями и редакционными удостоверениями, столкнулись с проверками правоохранительных органов.

Часть людей полиция могла опознать с помощью систем распознавания лиц и камер наружного видеонаблюдения.

Координатор правовой службы "ОВД-Инфо" Алла Фролова рассказала Настоящему Времени, как полиция находит участников митингов, караулит их под дверью и даже выманивает из дома, отключая электричество и пуская газ.

Как полиция караулит участников митингов за Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:37 0:00

— Я правильно понимаю, что это какая-то новая тактика, когда, например, в Москве количество задержанных после митинга становится больше, чем во время митинга. Как это можно охарактеризовать?

— Это, конечно, происходит не в первый раз. Они это практиковали, но не так масштабно. Это как раз ответ на вопрос: "Почему не задерживали в день акции в Москве?" Чтобы не привлекать большого внимания. Сейчас это все равно [привлекает] меньше внимания. Сегодня утром в Москве опять начались задержания.

Это их тактика. Они приходят домой, если вы им открываете, они вас заберут. Сейчас надо понимать, что если они к вам пришли, они обязательно доставят вас в ОВД. У одного парня они сидели три дня у двери.

— Не открывать – это все равно не способ, чтобы вас не забрали?

— Это не [только не] способ, но это еще и опасно. Дело в том, что в одной из квартир они залепили глазок, они пустили газ, они во многих квартирах отключают электричество, если счетчик им доступен. Они практикуют всякое. Они не имеют сейчас полномочий вскрыть дверь и войти, но все остальное – они будут дожидаться.

— Сегодня в Москве уже есть много случаев, что к кому-то приходят?

— За сегодня я видела два [случая]. Один просили не публиковать. Они пришли на работу – на работу стали еще приходить.

Смотрите, как это работает, если совсем просто. Куча камер, [данные] запускаются в компьютер, система идентифицирует прежде всего тех, кто часто ходил – известные люди, журналисты, – и она выдает лицо. После этого пробивается адрес или место работы, поступает сигнал туда, где человек находится, и туда идут полицейские. Поэтому здесь журналисты, конечно, тоже будут преследоваться. Но вчера те, кто задерживал Коростелева, не знали, что он журналист. Есть сигнал забрать данного человека – все. То же самое, как Леонид Гозман пришел в ОВД по своим делам – заявление написать или что-то еще, – они его заявление приняли, но показали ему видео, потому что он известный.

Дальше будет хуже. Дальше они идентифицируют всех, кто был задержан 23 и 31 [января], и всех, кто может пробиться. Хочу просто сказать вам, чтобы вы знали: в метро, помимо камер распознавания лиц на входе, на выходе стоят камеры фотографирования. То есть информации они собирают очень много.

— Вы предполагаете, что в дальнейшем будет еще больше задержаний – и уже не только по апрельским акциям, но и по зимним – январским, февральским?

— Да, они будут добирать все. Сейчас им надо обязательно наказать всех за апрельские акции. Все говорят: "А почему?" Ну сами поймите, куча недовольных людей гуляют в 200 метрах от Кремля. Все должны быть наказаны, все должны бояться. И, поверьте мне, они частями достигают своих целей – люди начинают бояться. Кто-то боится потерять работу, у кого-то не совсем совершенная психика – начинаются какие-то панические атаки, у кого-то проблема с детьми. Как я знаю, кто-то ехал быстрее, потому что они ломились в дверь к жене и детям. Они просто пугают, это психологическое воздействие и знак вам, чтобы вы на улицу не ходили в будущем: "Мы все за вами следим, и вы все будете наказаны". Это специально, это акция запугивания.

— Вы говорите, что приходят на работу. Насколько это законно?

— Незаконно. Но, к сожалению, начальство говорит: "Иди поговори".

— Пускают газ в квартиру и залепляют глазок, вы говорите, – как с этим можно бороться? Фиксировать на телефон?

— Смотрите, фиксировать на телефон, когда ты внутри квартиры и не открываешь им, – очень тяжело. Глазок они залепили. Если вы не имеете видеонаблюдения в квартире, вы не видите, что происходит на лестничной площадке. Они пустили газ, мы подумаем, как дальше, дело в том, что потом, когда приехал адвокат и парень поехал в ОВД, парню стало плохо. Ему вызывали "скорую" и делали укол против аллергии. А адвокат у меня обжег руки о ручку двери, потому что она была вся чем-то облеплена.

Будем подавать, а что делать? Как-то будем бороться, правда, шансов немного, но мы должны пройти этот путь и дальше будем помогать. Мы выпустили инструкции, я хочу, чтобы все посмотрели. Вчера – короткую. Она наполовину юридическая, наполовину поведенческая. Я обращаюсь ко всем журналистам, которые работали на акции, чтобы они имели в кармане редакционные задания, телефон главного редактора и обязательно пресс-карты. Потому что сейчас, когда их будут хватать, они не будут знать, что это журналисты, а вы должны все это иметь, чтобы себя защитить. И там инструкция для людей: что делать, если пришли, забрали, как действовать. Она очень простая, пошаговая, и мы постараемся вам помочь.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG