Ссылки

Новость часа

"Если сейчас в России согласовали акцию, это практически чудо". Amnesty заявляет о резком ухудшении свободы слова и собраний в России


"Сейчас, если в России акцию вам согласовали, это можно считать чудом"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:19 0:00

"Сейчас, если в России акцию вам согласовали, это можно считать чудом"

Правозащитники Amnesty International считают, что в России сегодня фактически отменено гражданское право на проведение мирных акций протеста. За 16 лет власти приняли 13 поправок, которые по максимуму ограничили свободу собраний. Регионы в дополнение к ним вводят еще более жесткие правила. Одновременно были значительно увеличены штрафы за нарушение правил проведения массовых акций и выросла жестокость полиции по отношению к митингующим: это показали, в частности, протесты, которые прошли зимой в связи с арестом Алексея Навального, а также аресты и приговоры по "московскому делу".

Правозащитники Amnesty считают, что таким образом российские власти пытаются контролировать любую независимую гражданскую активность, и призывают прекратить преследование мирных демонстрантов. Отдельно они обратились к кандидатам, которые идут на выборы в Госдуму, и призвали их защищать право на мирный протест.

Какими способами сейчас ограничивают свободу собраний в современной России? Настоящее Время задало этот вопрос исследователю Amnesty International Олегу Козловскому.

– Ваше исследование касается нескольких последних лет в истории России. Как менялось отношение властей к свободе собраний и какие способы она выбирала, чтобы ограничивать эту свободу?

– Мы сделали слепок, снимок того, как обстоят дела со свободой собраний в России. На данный момент, на середину 2021 года, мы берем акции последних двух-трех лет и смотрим, какие способы государство использует для того, чтобы ограничить эту свободу. И, к сожалению, мы видим, что изобретательность здесь огромная, и трудно, наверное, найти другую такую сферу общественной жизни в России, к которой столько внимания государства было бы приковано.

Но, к сожалению, внимание властей направлено именно на то, как ухудшить ситуацию, на то, как сделать еще более сложной организацию, или проведение, или участие в мирных протестах.

Методы используются очень разные. Прежде всего мы говорим о законодательной структуре: о том, как регулируются подготовка, организация, ход акций протеста и как потом регулируется ответственность за какие-либо нарушения. И здесь по всем фронтам произошли ухудшения, то есть ограничения действуют во всем: кто может подавать уведомления, кто может организовывать акции – этот список расширяется, причем каждый год он пополняется новыми группами. Если где-то акции еще можно проводить – добавляются регулярно новые места, где запрещено что-то проводить.

И самое главное: полномочия органов власти по тому, чтобы акции де-факто запрещать, называются более красивыми словами, но по сути это запрещение. И эти полномочия мало того что расширяются, они становятся все более расплывчатыми: используются такие формулировки, которые подойдут буквально ко всему.

Например, сейчас даже если акцию вам согласовали (это можно считать чудом по нынешним временам, согласованных акций протеста с начала пандемии практически не было в России) – если ее даже вам согласовали, сейчас чиновник уже имеет право отозвать согласованное письмо, запретить согласованную акцию, потому что ему пришла какая-то информация о том, что на акции есть угроза террористического акта, – подтверждать это он ничем не должен.

Или ему может показаться, что кто-то из организаторов исказил как-то цели этой акции. Например, вы заявили акцию с требованием освобождения узников совести, а потом вы сказали еще, что надо отменить какую-то уголовную статью, по которой эти люди сидят. Вам скажут: "Вы цель исказили, вы заявили акцию с одной целью, а призываете людей прийти с другой целью. Мы отзываем наше согласование".

То есть эти полномочия становятся все более широкими, и, по сути, мы говорим о процедуре проведения акции как о правовом минном поле, по которому ты идешь. И любой неверный шаг выходит за пределы правового поля, с точки зрения российских властей, после чего к вам могут применить уже любые доступные меры. Так вот на этом минном поле еще в любой момент чиновники могут просто сказать: "Все, game over, нам надоело с вами играться, вашу акцию мы запрещаем". К сожалению, мы сейчас можем констатировать, что все регулирование этой сферы направлено именно на то, чтобы сделать невозможным проведение в рамках закона любых мирных публичных мероприятий.

– Есть ли какая-то принципиальная разница между тем, как действуют власти больших городов и руководство в регионах?

– Мы не проводили специально сравнительных анализ по разным регионам. Но, конечно, видно, что многие тенденции идут из крупных городов. То, что начинается в Москве или Петербурге, потом может распространяться на другие регионы.

К примеру, все ограничения, связанные с пандемией, как правило, начинались в Москве, и потом другие регионы копировали эти же запреты. Иногда мы можем видеть, что в каких-то регионах ситуация чуть более благополучная, чем в столице, может быть, потому, что до них еще не дошли эти веяния. Бывают даже случаи, когда чиновников на уровне мэра небольшого города могут наказать за то, что он незаконно не согласовал какую-то акцию. Но это единичные случаи. Чиновников, которых наказали за какие-то нарушения за девятилетний период с 2012 по 2020 год, мы насчитали 30 по всей стране. В то же время больше 22 тысяч человек были наказаны за какие-либо нарушения на акциях протеста.

Это совершенно несопоставимые цифры, это, собственно, дает прекрасное представление о том, что государство считает реальной угрозой – реализацию права на свободу мирных собраний. У нас существует уголовная статья в Уголовном кодексе, касающаяся как раз использования служебных полномочий или насилия для нарушения свободы мирных собраний. Вот, казалось бы, сколько кандидатов по этой статье есть за все время, что статистика ведется Верховным судом. Но по ней не было ни одного приговора.

– В конце вашего доклада содержится призыв к российским властям изменить сложившуюся ситуацию. Почему в принципе важно, чтобы в обществе соблюдались права на мирные собрания?

– Если подойти со строго юридической, правовой точки зрения, то это закон. В России есть Конституция, и хотя ее уже переделывали, правили, тем не менее в ней неизменной остается 31-я статья о том, что каждый гражданин Российской Федерации имеет право собираться мирно без оружия, проводить митинги, демонстрации, шествия, пикетирования. Эту статью отменить, запретить, как-то переписать никто не может.

Есть несколько международных правовых актов, которые тоже имеют обязательную силу для России. Это Международный пакт ООН о гражданских политических правах, это Европейская конвенция по правам человека Совета Европы, которая тоже обязательна для применения, настолько же обязательна, как и любой другой закон. Они имеют приоритеты перед обычным национальным законодательством, они должны соблюдаться.

И если российские власти, будь то Госдума, или полиция, или суды, не соблюдают эти акты, значит, они нарушают закон. Это записано в законе, по этим законам должно жить наше государство. И те, кто этого не делает, являются правонарушителями. И именно их нужно привлекать к ответственности, а не тех, кто пытается воспользоваться своим правом на мирные собрания.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG