Ссылки

Новость часа

"IT-компании будут работать на кого угодно, кроме как на Беларусь". Как протесты повлияли на экономику страны


Ярослав Романчук о том, как прошедший год повлиял на экономику Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:00 0:00

Ярослав Романчук о том, как прошедший год повлиял на экономику Беларуси

Политик и экономист Ярослав Романчук, выдвигавшийся в президенты Беларуси в 2010 году, рассказал Настоящему Времени, повлияла ли политическая обстановка на экономику страны, пострадал ли IT-сектор Беларуси от политического давления и сказались ли на экономических показателях забастовки на предприятиях.

— В каком состоянии экономика Беларуси сейчас и спасет ли страну обещанный Россией кредит в 1 миллиард долларов?

— Миллиард долларов – это буквально из одного кармана российского переложить в другой. Понятное дело, Россия хеджирует свои собственные риски, а не думает о том, чтобы каким-то образом остановить кризис в нашей стране. Последние 10 лет Беларусь находится в состоянии стагнации – среднегодовые темпы роста не превышают 0,9%. В последнюю пятилетку, которая заканчивается в этом году, среднегодовые темпы роста – 0,7%, что почти в два раза меньше, чем за предыдущий период. То есть истощение ресурсов модели самого госплана совершенно очевидно. И тот факт, что мы столько времени уделяем не четвертой промышленной революции, – не предпринимательству, не инвестициям, а нефти, – говорит о том, что Беларусь и Россия с нефтяной иглы свои отношения снимать точно не намерены.

— А эти цифры, о которых вы говорите, из-за чего так произошло? Из-за политической ситуации в Беларуси, из-за забастовок на предприятиях, из-за экономических санкций Евросоюза, или все в целом?

— Рецессия началась в 2019 году, она третья за последние 10 лет. Поэтому понятно, тут политика ни при чем. Это как в Советском Союзе было в 80-е годы. Сначала идет медленное накопление токсичных ресурсов, не работают инвестиционные проекты, замораживаются десятки миллиардов долларов, и белорусские власти говорят, что у нас чуть ли не самые низкие темпы падения ВВП в 2020 году в Европе, но если хорошо посчитать те долги, те неликвиды, те замороженные активы, которые были сделаны потому, что нужно делать вал, то получится, что белорусская экономика, по моим оценкам, упала на 10%, потому что все замороженные активы, которые были, они же никуда не рассосутся, с ними нужно будет что-то делать. Они и в банковской среде, и на балансах предприятий есть. Даже такой хороший показатель, как внешняя дебиторская задолженность. Мы отгрузили почти на 6 миллиардов долларов товаров, но не получили оплату и едва ли получим в полном объеме. Поэтому весь этот схематизм выгоден для тех людей, которые сидят: кто на нефтяной трубе, кто на ресурсных потоках. А про страну, конечно же, из текущих властей никто не думает.

— То есть можно говорить о том, что и акции протеста, и те немногочисленные забастовки на предприятиях, и санкции Евросоюза вообще никак на экономику в стране не повлияли?

— Забастовки были очень фрагментарные, их быстро сумели купировать белорусские власти, поэтому никакого влияния на валовые показатели не было. Грубо говоря, если мы посмотрим на то, сколько было выпущено продукции, то по многим показателям выпущено было даже больше. На удивление, IT-сектор, который стал жертвой политического давления, он за три квартала увеличил объем выручки на 23% – это означает существенный прирост.

А что касается санкций, мы только сейчас в декабре начинаем осознавать, собственно, к чему они приведут. Естественно, релокейт будет не только в отношении предпринимателей и людей, которые выражают протест против режима и бесчеловечного отношения к себе, но также в отношении тех людей, тех проектов, которые попали под санкции. Поэтому и внимательно сейчас думают, под какую юрисдикцию пойти: под арабскую, китайскую, российскую. То, как обходить санкции, белорусские номенклатурно-силовые структуры давным-давно уже научились, в том числе от российских партнеров.

— Передислокация IT-компаний из рынка Беларуси в другие страны как-то повлияла на экономику страны?

— Я назвал цифру – 23% роста IT и ПВТ (Парка высоких технологий Беларуси). Если формально говорить – нет, прирост очень существенный. Но здесь уместно использовать такое понятие, как "альтернативные издержки" или "упущенная выгода". Если бы не было этого релокейта, если бы IT-сектор работал и не открывал бы сотни и тысячи рабочих мест по периметру страны, то рост был бы гораздо более существенный, и мы давным-давно вышли бы уже на 3,5 миллиарда долларов экспорта IT-услуг. А так – белорусские IT-компании будут работать на кого угодно, кроме как на Республику Беларусь.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG