Ссылки

Новость часа

Правда ли, что россияне за год стали резко хуже относиться к власти и меньше верить СМИ? Объясняет экономист Михаил Дмитриев


Почему россияне за год стали резко хуже относиться к власти. Интервью Михаила Дмитриева
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:39 0:00

Почему россияне за год стали резко хуже относиться к власти. Интервью Михаила Дмитриева

У жителей России с 2018 года изменилось в сторону негатива отношение к власти и политикам разного уровня в стране, а также изменилась оценка положения дел в России. Многие опрошенные все чаще чувствуют сильные негативные эмоции по отношению к власти и политикам — раздражение, страх, стыд. Сложившаяся в России ситуация "воспринимается ими как недопустимая", при этом у многих россиян, по их словам, "возникает осознанное и ответственное понимание необходимости перемен наряду с готовностью действовать".

Также люди в России в последний год гораздо меньше стали верить государственным СМИ, которые продолжают говорить об успехах России.

Все эти оценки содержатся в докладе, который подготовлен экономистом Михаилом Дмитриевым (ранее он работал в провластном Центре стратегических разработок) и психологами Анастасией Никольской и Еленой Черепановой. Ученые провели 13 фокус-групп в десяти регионах России в течение марта-апреля 2019 года, опрашивая студентов, пенсионеров и людей среднего возраста со средним и высшим образованием. Хотя фокус-группы, с которыми они работали, и не представляют все население России, в прошлый раз аналогичные исследования, проведенные в 2011 году, позволили Дмитриеву предсказать "болотные" протесты. В тот раз, напомним, триггером недовольства населения стали массовые фальсификации на выборах в Госдуму, но недовольство тем, как проходят выборы в России, жители страны начали высказывать еще за несколько месяцев до протестов.

С чем изменения в сознании россиян связаны сейчас и чего население страны сегодня хочет от своих лидеров? Настоящее Время поговорило об этом с самим Михаилом Дмитриевым.

******

– Почему, как вам кажется, в сознании россиян могли произойти такие сильные перемены в последний год?

– Об этом мы можем только гадать, потому что социологические данные ответа на вопрос о причинах изменений не дают. Но в конце 90-х годов мы наблюдали то же самое.

Изменения в сознании россиян начались год назад с ситуации, очень похожей на то, что было в конце 90-х, после десяти лет тяжелых экономических испытаний. Население тогда стало демонстрировать то, что мы и психологи называем "переключением на внутренний локус контроля". Описать его можно так: надежда на помощь со стороны государства у людей пропала, люди разочаровались в том, что государство поможет им решить их проблемы. И как только это произошло стало распространяться мнение, что ключ к решению наших проблем в нас самих.

Эти же настроения примерно в то же время зафиксировали и другие социологи:

Год назад мы впервые увидели очень похожие реакции у наших респондентов в фокус-группах. Я думаю, что причина этих реакций была та же, что и у людей, которых мы опрашивали в конце 90-х годов: изменениям предшествовали длительные экономические неурядицы. В ходе нынешнего кризиса доходы населения России упали примерно на 10% и так и не восстановились. И люди просто устали от этих экономических неурядиц и перестали верить в то, что государство им поможет. Поэтому наши респонденты говорили нам то же самое, что говорили исследуемые в конце 90-х.

В целом, как только люди переключаются на внутренний локус контроля у них развивается критическое мышление. Они начинают мыслить самостоятельно, начинают меньше доверять средствам массовой информации. И вот тут-то и пошли изменения: люди стали резко менять свое мнение по многим вопросам того, что происходит в России. И этот процесс до сих пор не завершился.

– То есть то, что началось с материального кризиса в России, выросло, согласно вашему исследованию, "в ощущение кризиса свободы"? И ваши респонденты говорят, что отказались бы от возвращения к прежним уровням доходов, если бы в обмен им дополнительно ограничили свободу?

Респондентам задавали вопрос: "Если вам сейчас скажут, что цены на нефть вновь поднялись, поэтому вам поднимают зарплату, и вы вновь сможете позволить себе то, что могли позволить до кризиса 2014 года, но в обмен на это вам дополнительно ограничивают свободы: вы согласитесь?" Год назад главными ценностями для опрошенных были материальные, сейчас 59% выбрали свободу. ​

Мы этого не ожидали. Мы не думали, что процесс изменения общественного мнения приведет именно к такому результату. Я думаю, что это произошло потому, что, несмотря на кризис, уровень материального потребления российских граждан в основном более-менее остается неплохим, и не произошло массового обнищания населения. Мы исследовали большой массив данных, у нас тысячи семей ведут дневники доходов и расходов. И из них следует, что массового радикального обеднения в последние годы не происходило.

Именно поэтому, возможно, интересы людей с материального потребления переключались на какие-то другие нерешенные в стране проблемы.

– Вы также отметили изменение отношения россиян к государственным медиа: что люди им больше не верят...

Изменение отношения людей к официальным СМИ как раз было легко предсказуемо. Потому что когда люди перестали надеяться на то, что государство им поможет, эта ситуация привела к усилению их критического мышления. Люди стали пытаться самостоятельно, без СМИ, приходить к выводам и оценивать окружающую их жизнь. И это как раз привело к усилению критического отношения к самим СМИ и к той информации, которая от них исходит.

– Согласно вашему исследованию, внимание людей теперь сосредоточено на внутреннем положении дел России. А все "внешнее" действительно перестало считаться основным источником угроз?

– Само понятие "внешней" или "внутренней" угрозы скорее больше связано с критическим отношением к государству и его политике во всех сферах. Люди видимо приустали от непрерывных внешнеполитических конфликтов и напряженности, в которых участвует Россия. И более комфортно, по их словам, себя чувствуют в ситуации, когда страна пыталась бы наладить миролюбивые и дружественные отношения со всеми странами, неважно на Западе они или на Востоке. Респонденты считают, что мирные конструктивные отношения России с другими странами были бы предпочтительнее.

– Ваш доклад также фиксирует колоссальную разочарованность людей во всех политиках, в том числе действующих. Но при этом они говорят о том, что им нужен лидер?

Здесь как раз проявляется противоречивость изменений массового сознания. Мировоззрение людей начало быстро меняться, причем настолько быстро, что какие-то стереотипы из прошлого люди не успевают переосмыслить и переоценить в соответствии с новыми предпочтениями. И вопрос о лидерах тоже из этой серии.

С одной стороны люди говорят, что хотят видеть во главе страны нового лидера демократического типа, который открыт для народа, который внимательно относится к чаяниям людей, который прозрачен. Но с другой стороны эти же респонденты в рейтингах российских и советских руководителей на первое место ставят Сталина и Ленина, то есть лидеров совсем другого склада. А дальше идут Брежнев и Андропов, то есть тоже не лидеры демократической формации.

Но в целом никаким современным политикам, неважно демократической или недемократической ориентации, люди не верят (86% опрошенных этой весной заявили, что не видят среди российских политиков тех, кто говорил бы о реальном положении вещей). И вообще относятся очень плохо к любым действующим политикам, неважно оппозиция это или провластные политические деятели.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG