Ссылки

Новость часа

"Это ложь, продиктованная под западный стандарт ЦРУ". Депутаты Госдумы не верят в звонок Навального сотруднику ФСБ


МИД России утром 22 декабря вызвал послов Германии, Франции и Швеции, чтобы уведомить о расширении санкционного списка: теперь европейские официальные лица не смогут приехать в Россию. В отношении кого именно Россия ввела санкции, МИД не сообщил – дипломаты смогут узнать это только при попытке въезда. Расширение списка – реакция российских властей на санкции Евросоюза за отравление Навального.

Издания Bellingcat, The Insider, Der Spiegel и телеканал CNN 14 декабря выпустили совместное расследование, в котором они пришли к выводу, что к отравлению российского оппозиционера Алексея Навального в августе 2020 года были причастны восемь оперативников, связанных с Институтом криминалистики ФСБ (НИИ №2). Среди них был некто Константин Кудрявцев. Навальный утверждает, что позвонил ему по телефону под видом помощника секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. Разговор опубликован на ютуб-канале политика. В нем Кудрявцев фактически подтвердил, что Навального собирались убить во время его августовской поездки в Томск.

Что думают российские официальные лица о самом отравлении оппозиционного политика и о звонке Алексея Навального человеку, которого он назвал сотрудником ФСБ, узнали корреспонденты Настоящего Времени. Они спросили у депутатов, будет ли Госдума реагировать на это расследование и на информацию о причастности сотрудников ФСБ к отравлению Навального.

Петр Толстой, "Единая Россия": "На каждый чих из ютуба не наздравствуешься"

— В Госдуме как-то будет обсуждаться информация об отравлении Алексея Навального, о причастности сотрудников ФСБ?

— А есть такая информация?

— Да, вчера Навальный опубликовал свой разговор с Константином Кудрявцевым.

— Здорово. А есть доказательства, что это Кудрявцев?

— На мой взгляд, там убедительные данные. Вы их не считаете убедительными?

— Нет, я считаю, что пока никакой новой информации у нас нет. Но как только она появится, конечно, мы с ней соотнесемся. Знаете, все эти прослушки, начиная от перехвата переговоров на белорусской границе, и про трусы сейчас, – это не уровень для обсуждения в парламенте страны.

— Что вы имеете в виду под перехватом переговоров на белорусской границе?

— Я имею в виду эти все истории, которые в массовых новостях основаны на пранках, прослушках и так далее. Не вижу тут никакого смысла это обсуждать, потому что нет ни малейшего доказательства, кто с кем разговаривал. Это такой новый жанр, но он, на мой взгляд, нуждается все-таки в каком-то доказательном подкреплении. Как только оно будет, обязательно обсудим.

— Даже если не брать вчерашнюю историю, вообще Госдума будет реагировать на расследования четырех СМИ по поводу отравления Навального? Там тоже достаточно много фактуры, они указывают на ФСБ на Теплостанском проезде – Институт криминалистики ФСБ.

— Там нет никаких фактов, которые на это указывают, кроме биллингов, которые легко подделываются. Как только будет верификация этого биллинга, так можно будет о чем-то говорить. Пока фактов нет.

— А кто должен это верифицировать?

— Я думаю, что для того, чтобы верифицировать биллинг, надо использовать специальные службы. Я сомневаюсь, что у людей, которые сочиняли это расследование, есть такая возможность. Либо они использовали специальные службы других стран, а это уже находится вне компетенции российского парламента. Надо предлагать парламентам всех стран, чьи спецслужбы участвуют в таких операциях, обсуждать это.

— Госдума будет просить российские следственные органы в этом разбираться? Вы можете инициировать парламентское расследование, например.

— Я пока не вижу, в чем нужно разбираться. Как только будут какие-то факты, давайте будем обсуждать факты. Пока есть два псевдорасследования, состоящие из неизвестного происхождения биллингов и натяжкой вокруг этого целой группы измышлений, и второе – из телефонного разговора с неизвестным лицом. Такие расследования можно производить по пять в день. Но это совершенно не предмет для рассмотрения в парламенте.

— По-вашему, кто должен эти факты предоставить, если российские следственные органы этим не занимаются и вы не видите причин их просить этим заниматься?

— Я думаю, что для начала для того, чтобы такое расследование состоялось, должны немцы предоставить все результаты по этому делу, по этому больному, которого они вылечили.

— То есть все упирается в немцев?

— Я думаю, что надо с этого начать – тогда можно дальше процессуально говорить о решении соответствующих органов возбуждать или не возбуждать уголовное дело. Когда будет уголовное дело, оно будет расследовано. А дальше по итогу расследования уже можно будет делать какие-то заявления. Пока ни дела, ни расследования, ни фактов нет. То, что существует на ютубе, знаете, на каждый чих из ютуба не наздравствуешься. Поэтому я, честно, пока не особо впечатлен тем, что происходит.

— Вас не беспокоит то, что ФСБ фактически обвиняют в отравлении российских граждан и никакого убедительного опровержения этому со стороны государства тоже сейчас нет?

— Меня абсолютно не беспокоит, потому что обвинения абсолютно неубедительны. Зачем убедительное опровержение на неубедительное обвинение?

Николай Брыкин, "Единая Россия": "Это априори невозможно в нашей стране"

— Мы бы хотели получить ваш комментарий как депутата о ситуации с расследованием отравления Алексея Навального.

— Какое расследование? Вы верите, что это было расследование?

— Мы хотели узнать ваше мнение, и обсуждается ли это в Госдуме.

— Если вам нужно короткое мнение, то я скажу, что фейк, вранье и ложь полная. И в ней Навальный мерзавец и негодяй. Вот и все. Больше ничего не скажу.

— А в Госдуме это в принципе не обсуждается?

— В Госдуме, я думаю, позиция большинства, что это придуманные вещи. Вы даже посмотрите, он рассказывает о том, что он с кем-то разговаривал, кому-то он звонил, полчаса ему объясняли. Понимаете, что это чушь полная. Номер поменяли, еще что-то он там. Вы верите в это?

— А если не говорить о вчерашней истории со звонком, а в принципе о расследовании отравления – то, что он до этого написал?

— Во-первых, это априори невозможно в нашей стране. Я думаю, что таких прецедентов не было. А второе – если бы кто-то кому-то, к сожалению, захотел бы плохо сделать – уже бы сделали. Тем более Навальный. Не потому что я плохо отношусь к оппозиции – нормально отношусь, если она реально не врунья. И в этой связи как можно комментировать эти вещи? Я вообще эти вещи никогда не комментировал. Это ложь, которая продиктована под западный стандарт ЦРУ. Я считаю, что здесь Навальный – под контролем разведслужб американских и европейских, и он лает на страну, которая дала ему образование, выкормила. Вот и вся история, вот и весь комментарий.

— Как вы тогда думаете, кем была совершена попытка отравления?

— Я не знаю, была ли это вообще попытка. Может, он сам перепил где-то в самолете или был на похудении и ему стало плохо. Вы бы сами изучали, допустим, комментарии. Сначала бутылку – в этой бутылке якобы нашли какое-то вещество. Потом службы Германии не могли дать анализ, какое это вещество. Генпрокуратуре расследовать на месте не дали. Теперь выясняется, что у него в трусах была зашита отрава. Вам не смешно?

— Вы считаете, что на официальном уровне расследования этой ситуации не должно возбуждаться вообще никакое дело?

— Я вообще считаю, что, если государство будет проводить какие-то расследования [на основании этой истории], оно просто само себя унизит. Зачем поддаваться на провокации? Это чушь полная.

Игорь Лебедев, ЛДПР: "В кулуарах и на фракциях обсуждается"

— Госдума как-то собирается реагировать на расследование об отравлении Алексея Навального и на вчерашнюю информацию о причастности сотрудника ФСБ Константина Кудрявцева? Вообще в Госдуме как-то обсуждается это сейчас?

— В кулуарах и на фракциях обсуждается. В юридической плоскости с точки зрения законодательного процесса Госдума никак не может отреагировать на данное событие.

— Но вы можете выступить инициатором парламентского расследования этой истории, то есть обратиться в Генпрокуратуру.

— Чтобы инициировать парламентское расследование, необходимо получить поддержку большинства палаты. Большинство – у "Единой России", и вы понимаете, что она эту инициативу поддерживать не будет.

— А ЛДПР вообще будет с такой инициативой выходить?

— Не планировали.

— Почему?

— Потому что в планах фракции ЛДПР заниматься расследованием ситуации, озвученной вами, нет. Это дело правоохранительных органов.

— Вы же можете как-то подтолкнуть правоохранительные органы, это в ваших компетенциях.

— Нет, в компетенции Государственной думы нет функции подталкивания правоохранительных органов. Правоохранительные органы и судебная система независимы от законодательной ветви власти.

— Вы сказали, что это обсуждается в кулуарах, как депутаты Госдумы относятся к тому, что фактически ФСБ уличают в отравлении российского гражданина?

— Я не участвую в этих обсуждениях, спросите у других коллег.

— А ваше мнение?

— Я не хочу его озвучивать.

Михаил Емельянов, "Справедливая Россия": "Это фейковые новости"

— Мы бы хотели получить ваш комментарий как депутата о том, обсуждается ли в Госдуме ситуация с расследованием отравления Алексея Навального.

— Нет, никак не обсуждается.

— А вы видели вчерашний ролик, который выпустил Навальный, где он позвонил [сотруднику ФСБ]?

— Нет.

— А слышали что-нибудь вообще об этом?

— Нет, ничего не слышал.

— Дело в том, что Навальный позвонил предполагаемому своему отравителю из ФСБ, и тот сознался, что он действительно это делал.

— По-моему, он так отвлекает на себя внимание.

— Вы думаете, что это фейковый ролик?

— Я думаю, что это фейковые новости.

— А расследование отравления Навального, как вы считаете, должно быть инициировано или нет?

— Если для этого будут основания. Я так понимаю, что немецкая сторона не передает результаты анализа. А как может быть расследование без [этих результатов]?

— То есть только в этом проблема, вы считаете? Если бы они передали, то тогда расследование было бы инициировано?

— [Бесспорно].

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG