Ссылки

Новость часа

В Москве судят полицейских, которые задерживали журналиста Ивана Голунова. Что известно об этом деле


Иван Голунов

В Мосгорсуде начинается рассмотрение по существу дела полицейских, обвиняемых в незаконном задержании спецкора "Медузы" Ивана Голунова. Его задержали 6 июня 2019 года по подозрению в хранении наркотиков, которое оказалось абсолютно беспочвенным – наркотики Голунову подбросили. Коллеги Ивана считали, что дело против него могли сфабриковать из-за расследований, которыми известен журналист. Началась масштабная кампания в его поддержку, и через пять дней Голунова выпустили, впоследствии перед ним от имени Российской Федерации извинилась Генпрокуратура. А еще через полгода были задержаны пять человек, подозреваемых в фальсификации улик против Голунова.

Рассказываем о тех, кого в итоге будут судить за незаконное преследование журналиста, а также напоминаем, что стало известно о работе московской полиции и фальсификации уголовных дел за наркотики благодаря делу Ивана Голунова.

Кого судят по делу Голунова

Обвиняемых по делу журналиста пятеро, все они – бывшие сотрудники УВД по ЗАО. Бывшим полицейским вменяют превышение должностных полномочий, в том числе с применением насилия (пункты "а", "б" и "в" части 3 статьи 286 Уголовного кодекса), фальсификацию доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (часть 3 статьи 303 УК), незаконное хранение наркотиков (часть 2 статьи 228 УК). Обвинение предъявлено "через часть 3 статьи 35 УК", как говорят юристы: то есть следствие считает экс-сотрудников УВД ЗАО организованной преступной группой.

По версии следствия, в нее входили:

  • Игорь Ляховец. Звание на момент задержания – майор. Замглавы отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО Москвы. 38 лет. По версии СК, Ляховец организовал преступление: велел подчиненным подбросить Голунову наркотики, чтобы улучшить статистические показатели отдела.
  • Роман Феофанов. Младший сержант, младший оперативник УВД по ЗАО. 27 лет. Иван Голунов, ссылаясь на материалы дела, рассказывал, что Феофанов вместе с Акбаром Сергалиевым до задержания следил за ним и его близкими.
  • Денис Коновалов. Старший лейтенант, оперативник УВД по ЗАО. 32 года. Единственный, кто признался в подбросе наркотиков Голунову, после чего его перевели под домашний арест.
  • Максим Уметбаев. 27 лет. Сержант, оперуполномоченный УВД по ЗАО. Обвиняется, в частности, в том, что ударил Ивана Голунова в наркодиспансере, куда журналиста привезли после задержания. Во время продления ареста в суде в марте 2020 года Уметбаев извинился: сказал, что дал Ивану пощечину, потому что "думал, что перед ним преступник". Сам Голунов указал, что Уметбаев два раза ударил его в висок.
  • Акбар Сергалиев. 30 лет. Лейтенант, оперуполномоченный УВД по ЗАО. Во время задержания Ивана Голунова был за рулем машины, а затем давал показания в суде о том, что журналист был похож на человека в состоянии наркотического опьянения.
Игорь Ляховец в Басманном суде. Фото: ТАСС
Игорь Ляховец в Басманном суде. Фото: ТАСС

Вину в совершении преступлений признал только Денис Коновалов, он дал показания против своего бывшего начальника – майора Ляховца.

Материалы уголовного дела полицейских засекречены, потому что в них идет речь об оперативных мероприятиях: сведения о том, как их проводить, в России составляют государственную тайну. Прокуратура пыталась добиться полного закрытия уголовного дела от прессы и слушателей, но Голунов и его адвокат Сергей Бадамшин были против. В итоге процесс пройдет открыто.

Известно, что в деле, например, нет видеозаписи задержания Ивана Голунова, которую вели оперативники: она была уничтожена.

Роман Феофанов (справа). Фото: ТАСС
Роман Феофанов (справа). Фото: ТАСС

Уволенные и сохранившие должности: что происходило с московскими полицейскими после освобождения журналиста

Когда в июне 2019 года полиция задержала Ивана Голунова, пресс-служба МВД утверждала, что у него в рюкзаке было пять свертков с синтетическим веществом альфа-PVP, а дома еще несколько пакетов и свертков с наркотиками. Журналист настаивал, что все это подброшено. Он и его коллеги полагали, что задержание может быть связано с расследованием, над которым он тогда работал: о похоронном бизнесе.

Экспертизы показали, что у Голунова не было следов наркотиков ни в крови, ни на руках. Ни на одном из изъятых свертков не нашли его отпечатков. Уже 11 июня Иван вышел на свободу.

А через два дня начались увольнения в МВД. Начальника УВД по Западному административному округу, где "расследовали" дело Голунова, Андрея Пучкова и руководителя управления ГУ МВД Москвы по контролю за оборотом наркотиков Юрия Девяткина уволил Владимир Путин. Позже, в ноябре, стало известно об увольнении начальника пресс-службы столичного ГУ МВД Юрия Титова: его сотрудники поспешили распространить снимки нарколаборатории, которую якобы обнаружили в квартире Голунова (фото оказались фейком).

Ляховца, Уметбаева и других непосредственных инициаторов дела Ивана Голунова тоже сначала просто уволили, как и их начальника – главу отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО Андрея Щирова. Многие из них пытались через суд добиться восстановления на работе, но безуспешно. Акбар Сергалиев устроился в охрану сети алкомаркетов "Красное и белое". Игорь Ляховец зарегистрировался как индивидуальный предприниматель (со специализацией "расследования").

Денис Коновалов. Фото: ТАСС
Денис Коновалов. Фото: ТАСС

В декабре 2019-го на ежегодной пресс-конференции вопрос о деле Голунова задали Путину. И он заявил, что уголовное дело уже возбуждено против пятерых полицейских. Ни сам журналист, ни его защита ни о каком деле в тот момент не знали (как потом сообщили, СК возбудил дело за день до пресс-конференции Путина). Через месяц, в январе 2020 года, пятерых обвиняемых арестовали.

Их бывший начальник Щиров дал показания по этому делу (их точное содержание пока неизвестно) и остался в статусе свидетеля.

Институт подставных понятых: расследование Голунова после дела Голунова

Во время расследования дела о подброшенных Голунову наркотиках выяснилось, что понятые, которые участвовали в его деле (присутствовали при осмотре его вещей и при обыске в квартире), были подставными: полицейские давно их знали и даже платили им за участие в оперативных мероприятиях (это запрещено законом). Один из понятых – Сергей Кузнецов, слесарь "Мосводостока" из Люблина. Бывший полицейский Максим Уметбаев рассказал, что при задержаниях только с его участием Кузнецов присутствовал три или четыре раза. Сам Кузнецов поделился со следователями информацией о том, что за каждый такой раз ему платили полторы-две тысячи рублей ($20-25).

Другой понятой – фитнес-тренер из Москвы Денис Бокарев – давний знакомый экс-полицейского Акбара Сергалиева (они вместе учились, и Бокарев жил у Сергалиева, когда переехал в Москву). За участие в оперативных мероприятиях по "делу Голунова" тренер-понятой получил от полицейских 3,5 тысячи рублей (около $45).

Узнав эти факты из своего уголовного дела, Иван Голунов изучил еще 618 уголовных дел, которые рассмотрели суды в Западном округе Москвы. Из них 120 дел были инициированы сотрудниками УВД по ЗАО. В этих делах Голунов выявил целую систему использования подставных понятых. Он нашел 11 человек, которые были постоянными понятыми оперативников из этого УВД, многие из них также выступали "закупщиками" (покупали наркотики у подозреваемых по уголовным делам). Многие из этих людей – наркозависимые, ранее судимые и зависимые от сотрудников полиции (например, отбывающие условный срок и обязанные постоянно отмечаться в органах).

В восьми уголовных делах с участием этих понятых участвовал в качестве оперативника подсудимый по делу Голунова Денис Коновалов, в семи – Максим Уметбаев.

Максим Уметбаев. Фото: ТАСС
Максим Уметбаев. Фото: ТАСС

Вскоре после публикации материала о понятых в Западном округе Иван Голунов рассказал, что сейчас с коллегами из издания "Важные истории" продолжает расследовать, как устроена система "штатных понятых", – но уже в масштабах всей Москвы.

Что еще не так с делами о наркотиках в России

Подброшенные журналисту Ивану Голунову наркотики заставили журналистов обратить пристальное внимание на существующую в России практику осуждения по статье 228, которую принято называть "народной". Каждый четвертый заключенный в стране сидит по делу о наркотиках. Многие осужденные – наркопотребители или мелкие распространители, "закладчики". При этом средний срок по этой статье – пять лет.

"Медиазона" по следам случившегося с Голуновым написала подробный путеводитель по самым распространенным способам фальсификаций дел о наркотиках. Речь в материале идет о случаях подброса наркотических веществ, о провокации сбыта (наркотик покупает агент полиции по просьбе полицейских), о квалификации хранения наркотиков как покушения на сбыт, о задержании наркопотребителей, которые приходят за "закладками". Фальсифицируя таким образом дела, полицейские улучшают статистику либо вымогают деньги, чтобы их закрыть.

Журналисты писали и об отдельных случаях провокаций и фальсификаций дел о наркотиках, которые произошли уже после задержания Голунова. Среди самых громких – рассказ агента ФСКН, посаженного сотрудниками того же УВД по ЗАО. Или дело руководства наркоконтроля в Псковской области, где полицейские выращивали коноплю и подбрасывали ее задержанным. Или история 85-летнего жителя Кабардино-Балкарии, который повесился, когда на него завели дело из-за скошенного на корм корове куста конопли.

В мае 2020 года Международная правозащитная группа "Агора" объявила о запуске специальной программы защиты от произвола по таким статьям – "Фабрика 228″. Юристы предлагают помочь с написанием жалоб, в том числе в Европейский суд по правам человека.

Акбар Сергалиев (справа). Фото: ТАСС
Акбар Сергалиев (справа). Фото: ТАСС

В уже упоминавшемся выше выступлении на пресс-конференции Владимир Путин тоже говорил о необходимости "наладить контроль" за сотрудниками полиции, чтобы "не было отчетности ради галок". В декабре 2019 года в МВД создали новое подразделение: по борьбе с нарушениями, которые допускают сотрудники управления по контролю за оборотом наркотиков.

Что неизвестно о деле Голунова

Когда Ивана Голунова задержали, он и его коллеги связывали провокацию против журналиста с расследованием о ритуальном бизнесе в России: Иван как раз заканчивал текст об этом и прямо перед задержанием успел отправить редактору. Среди других тем, о которых писал Голунов, – мусорный бизнес, деятельность мэрии Москвы и отдельно взятых чиновников в ней, стоимость непрекращающегося "благоустройства" столицы, мошеннические схемы "черных риелторов".

Через год после событий июня 2019-го в интервью Катерине Гордеевой Голунов сказал: "[Пока шло расследование, я] понял, что вся эта история началась еще до того, как я занялся темой ритуального бизнеса. И даже до того, как люди из ритуального бизнеса узнали, что я об этом пишу. Сейчас идет работа по заказчику этого преступления. Я не могу говорить каких-то подробностей. Все, что я могу сказать, – это то, что мое задержание не связано с заметкой про ритуальный бизнес".

Иван Голунов после освобождения 11 июня 2019 года. Фото: Reuters
Иван Голунов после освобождения 11 июня 2019 года. Фото: Reuters

Вместе с тем он добавил, что "точно не был" случайной жертвой и заказчик у преступления есть – речь идет не просто о задержании ради отчетности. Это Голунов понимал сразу: когда его задержали, оперативники интересовались у него, как он съездил в Ригу (то есть понимали, что перед ними журналист "Медузы"), и спрашивали, почему в рюкзаке с наркотиками нет компьютера.

В августе 2020 года стало известно, что в материалах дела Голунова есть некие "неустановленные лица", дело против которых выделили в отдельное производство.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG