Ссылки

Новость часа

"Украинцы любят жалеть жертв". Что ждет экс-президента Порошенко после возвращения в Киев?


Бывший президент Украины Петр Порошенко утром 17 января прилетел из Варшавы в Киев, где против него возбуждено уголовное дело. Самолет с бывшим президентом совершил посадку в киевском аэропорту Жуляны. Во время прохождения паспортного контроля у Порошенко забрали паспорт, обосновав тем, что необходимо проверить его личность. Через 15 минут ему вернули биометрический паспорт. Следователи Государственного бюро расследований Украины (ГБР) вручили Порошенко повестку в суд по делу о государственной измене и содействии терроризму. Позже следователи ГБР пояснили, что пытались в аэропорту вручить Порошенко повестку в суд, но он отказался ее принять. Порошенко заявил, что власти пытались придумать предлог для того, чтобы не допустить его на территорию Украины, но им это не удалось.

Почему прилет Порошенко в Киев совпал с годовщиной возвращения российского оппозиционного политика Алексея Навального в Москву, задержат ли бывшего украинского президента, удастся ли Порошенко поднять свой рейтинг? Об этом мы спросили украинского политолога Олега Саакяна:

Что ждет экс-президента Порошенко после возвращения в Киев?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:55 0:00

— Как вы думаете, могут ли задержать Порошенко в ближайшие дни?

— Достоверно, я думаю, никто не может спрогнозировать. Можно лишь говорить о политической логике данного действа. Задержать в аэропорту – это было бы, конечно, в минус власти, потому что Порошенко задекларировал, что он сам придет в суд. Соответственно, лучше дать эту возможность. Иначе, если Порошенко не явится, например, это будет шаг слабости. Так что он замотивирован явиться.

Во-вторых, в суде лучше бы его не задерживать, поскольку это как раз то, чего ожидает команда Порошенко, это то, что они смогут капитализировать в свои рейтинги.

Мы сейчас видим, что Петр Порошенко прямо сейчас проходит пограничный контроль. При этом я не вижу каких-либо силовиков или других представителей правоохранительных органов, его никто из силовиков не встречает.

Сейчас Зеленскому не стоило бы Порошенко арестовывать

— Задержать его сейчас – это также было бы в минус, имеется в виду, даже в суде. Куда более изощренно, если у Порошенко арестуют активы, но оставят ему возможность защищаться в судах, ходить на работу. Это спровоцирует меньшую негативную реакцию в обществе, поскольку Порошенко все-таки воспринимается как олигарх значительной частью общества, плюс он все-таки один из лидеров антирейтингов, давайте не забывать об этом, хотя имеет серьезные мобилизационные ресурсы ввиду того, что политическая сила активно присутствует в украинской политике и является одной из лидирующих. Поэтому, конечно, если говорить сугубо о политической логике, то сейчас Зеленскому и команде Зеленского не стоило бы Порошенко арестовывать и так далее.

Но есть также и правовая логика. И вот тут интересно, как будет действовать следствие, поскольку дело очень сильно заполитизировано, доказательств железобетонных пока что не было предоставлено, госпожа Венедиктова не стала сама подписывать подозрения, что тоже вызывает достаточно серьезные вопросы и сомнения в отношении того, насколько дело серьезно и хорошо подготовлено. Если правовая логика будет требовать ареста, то будем смотреть, как будут действовать прокуроры. Но это будет иметь негативный эффект для власти, поскольку все, понятное дело, это воспринимают как выполнение обещания – для одних, а для других, наоборот, Зеленским этого приговора, который он объявлял на стадионе.

— Накануне издание "Зеркало недели", ссылаясь на источники в Генпрокуратуре, сообщило, что Порошенко сегодня власти решили не задерживать. Вы как-то можете прокомментировать то, что сейчас происходит в аэропорту? С чем связана эта десятиминутная задержка? Могут ли Порошенко не пропустить на территорию Украины?

— Честно говоря, сложно сейчас комментировать, поскольку у нас с вами мало данных, мы видим просто картинку и отрывки заявлений. Не пропустить, конечно же, не могут – гражданин Украины может попасть на территорию Украины в любом случае. Если не пропускают – это является грубым нарушением. Другое дело, что есть некие процедурные моменты, и вполне вероятно, что к ним апеллируют. Например, сейчас есть ковидные ограничения, может быть, какие-то проверки сертификатов и прочее. Мне пока сложно представить, почему можно держать 10 минут человека и не пропускать на границу. Я неоднократно проходил ее в этой же части в Жулянах. Поэтому, конечно же, здесь некая провокативность действий есть. Но Порошенко ее умело капитализирует, это, наоборот, сыграет ему в плюс. Поэтому, я думаю, он не особо опечален тем, что так развиваются события.

Если говорить об информации об отсрочке или отказе от идеи арестовывать Порошенко, то это ровно то, о чем я говорил. Политическая логика в данном случае подсказывает выматывать Порошенко, но не очень сильно. Если его задерживают, то это будет говорить о политических преследованиях. Если он на воле, то говорить о репрессиях уже как-то очень сложно, даже на Западе и в других странах.

С другой стороны, если арестуют только активы, то за активы заступаться, опять же, не очень с руки, потому что всем очевидно, что значительная часть этих активов была получена в годы занимания государственных должностей Петром Порошенко, поэтому его часто приписывают к олигархам. А заступаться за олигархический капитал – тоже не с руки. Поэтому там уже Порошенко начинает длительный путь по украинским судам, доходя до Европейского суда по правам человека, где, скорее всего, получает оправдательный результат ввиду процедурных ошибок, которые были допущены, – они уже даже присутствуют. Поэтому тут путь дальше достаточно прогнозируем, если, конечно, во власти не начнут доминировать какие-то горячие головы, которые захотят тут и сейчас крови в минус своей же политической карьере.

"Я не окажусь за решеткой". Петр Порошенко о своем возвращении в Украину
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:07 0:00

Во-первых, украинцы любят жалеть жертв. Во-вторых, украинцы очень не любят силу власти

— Вы говорите, если захотят крови, активных действий, митингов и Порошенко задержат, это будет минус власти? Или они, наоборот, могут показать свою силу?

— Безусловно, минус. Во-первых, украинцы любят жалеть жертв. Во-вторых, украинцы очень не любят силу власти. В Украине власти демонстрировать собственную силу вообще не стоит. Она десакрализирована, делегитимна, и монополия власти на насилие достаточно условна, поскольку она базируется не на легальности, а на легитимности – на том, насколько люди признают такие действия, готовы их принимать и им подчиняться. Это уже специфика Украины.

Если говорить в целом, то, конечно же, эта ситуация еще и очень серьезно ударит по Украине – не только по ее имиджу, но и по обороноспособности, поскольку сейчас мы понимаем, что есть концентрация российских войск на границах, ситуация очень напряженная, в которой идеальнейшим для Кремля сценарием было бы, чтобы карточный домик под названием Украина начал складываться вовнутрь. И вот это количество конфликтов, которые возрастают вокруг Зеленского – с Ахметом, с Порошенко, с другими субъектами, внутри фракции – конечно же, это играет в минус нашей обороноспособности. И тут власти очень важно не заиграться и с водой не выплеснуть ребенка.

— Многие наблюдатели обратили внимание на параллели возвращения двух оппозиционеров на свою родину. В этот же день, 17 января, ровно год назад в Россию вернулся политик Алексей Навальный. И Порошенко, и Навальный возвращались обычными рейсами, причем летели лоукостерами. Порошенко воспользовался венгерской авиакомпанией Wizz Air, Навальный возвращался в Москву рейсом российской авиакомпании "Победа". Перед возвращением Порошенко опубликовал фотографию в фейсбуке с женой Мариной и поблагодарил ее за поддержку. Жена Алексея Навального Юлия, которая возвращалась вместе с Алексеем Навальным, постила видео из самолета – там была эта известная ее цитата из фильма "Брат 2": "Мальчик, водочки нам принеси". Здесь, конечно, есть и множество различий. Навальный, например, никогда не был президентом, а Петра Порошенко не травили боевым ядом. Как вы считаете, корректно ли проводить параллели между этим возвращением Петра Порошенко в Украину и возвращением Алексея Навального в Россию год назад? Или, возможно, Петр Порошенко так хотел быть похожим на Алексея Навального, что выбрал возвращение именно 17 января?

— Судя по тому, что у Порошенко была возможность выбрать дату, когда вернуться, мы видели, как они менялись по ходу действия: сначала в начале января, потом во второй половине января. И, судя по всему, неспроста было выбрано 17-е число, мы можем предположить, что в его штабе хотели этих параллелей, тем более эти параллели выгодны не столько в украинском сегменте медиапространства, сколько на Западе, сколько среди международных медиа, где их так или иначе будут проводить.

Даже по форме у Порошенко пытались где-то создать зацепочки, которые создадут подспорье и аргументы для того, чтобы эти параллели проводить. Я категорически с ним не согласен, я думаю, что они здесь шиты белыми нитками и их проводить очень сложно: Навальный не президент, Навальный был действительно отравлен, Навальный – борец за либеральное будущее России и против авторитарного Путина. В украинских же реалиях это вообще иначе выглядит, плюс мы даже видим по мерам безопасности, по действиям власти, которые предпринимаются, это, конечно же, две несопоставимые ситуации. Все-таки в Украине абсолютно другой контекст и абсолютно другие правила игры. И представить себе российские действия, где спецслужбы будут травить людей, – это за гранью допустимого и за гранью того, что можно представить в Украине.

Первый раунд за Порошенко – он выиграл у офиса президента

— Порошенко развернул целую кампанию по поводу своего возвращения: целые постеры, видео, обращения были в соцсетях. Как вы считаете, Порошенко удачно воспользовался этим моментом, чтобы поднять свой рейтинг, или еще пока непонятно?

— Безусловно. Давайте посмотрим эту ситуацию, которая [разворачивалась] у нас на глазах. На 15 минут человека задержали на паспортном контроле, Порошенко вышел и сказал, что это был сценарий, что они сидели и продумывали в этот момент сценарий, как не пустить его в страну. При всем уважении к господину Порошенко, я думаю, что если бы были сценарии не пустить его в страну, то их продумывали бы не за эти 15 минут, а задолго до того, и точно не исполнители в аэропорту Жуляны. Но тем не менее именно такую интерпретацию Порошенко задает данной ситуации, и никто не вправе здесь его остановить, и никто не вправе перечить, поскольку фактов очень мало на руках. И, соответственно, для его сторонников это сейчас будет фактом, который озвучил их лидер. Порошенко точно так же воспользовался всей этой ситуацией, и первый раунд за ним – он выиграл у офиса президента.

Если действительно мы берем логику политического процесса и политическую логику сопровождения данного действа, то в таком случае, конечно же, в интересах офиса президента было вручить повестку до Нового года, до праздников и во время праздников провести все эти процедуры нелицеприятные, когда людей вывести на улицы достаточно сложно, когда люди заняты абсолютно другими делами.

И Порошенко вовремя специально уехал за границу для того, чтобы перегруппировать силы, чтобы понять логику защиты и в том числе в эти праздники не дать возможность власти активизировать скорость преследования Порошенко. И сейчас, когда он возвращается, он возвращается в позиции силы, власть проиграла этот период, который для нее был важен. И теперь он уже формирует повестку, на которую власти приходится реагировать: задерживать или не задерживать, давать ход или не давать хода.

В ближайшее время мы увидим кампанию по дискредитации Порошенко в медиа

Я, честно говоря, думаю, что в ближайшее время мы увидим кампанию по дискредитации Порошенко в медиа, я думаю, что президенту сейчас будет необходимо выходить на второй уровень действа и прежде всего готовить информационное пространство. Это будет, скорее всего, расследование, это, скорее всего, будет какой-то слив данных из материалов следствия о том, в чем же действительно подозревают Порошенко и почему это, по мнению следствия, должно быть небезосновательно. Поэтому скорее нас ждет медиавойна.

Прискорбно, что все это происходит под риском российского вторжения

Очень прискорбно здесь, что действительно все это происходит под риском российского вторжения – и все это происходит, отвлекая внимание от действительных угроз перед Украиной на такие междоусобицы. К сожалению, здесь все время хочется проводить некие исторические параллели, но не хочется их даже озвучивать.

— По поводу дела о госизмене, покупка угля на неподконтрольных территориях Донбасса в 2014-2015 годах – там же работали украинские предприятия по украинским законам: платили людям зарплаты в гривнах, компании платили налоги в госбюджет. Кроме того, насколько я понимаю, когда проводилась закупка этого угля у организации "ЛДНР", тогда украинский парламент еще не признал эти организации террористическими. Насколько вообще оправданно это дело о госизмене?

— Смотрите, я не юрист для того, чтобы сейчас давать правовую квалификацию оправданности или неоправданности этого действа. Можно сказать лишь несколько вещей.

Во-первых, конечно же, украинский парламент тогда еще террористическими организациями не признавал, но они в себе несли все характеристики террористических организаций – именно так квалифицировались их конкретные деятели правоохранителями в рамках разных криминальных производств. Поэтому в данном случае контакты с такими людьми, а тем более в условиях российской агрессии, конечно же, являются очень тактичными.

Во-вторых, есть информация о тех переговорах, которые велись в треугольнике Киев – оккупированные территории – Москва. Я думаю, что именно к этому будут апеллировать.

В-третьих, там, насколько я понимаю, есть апелляция к тому, что в угоду данным контрактам были сорваны контракты по Южной Африке, которые для Украины не несли угроз сотрудничества с оккупационными администрациями и, собственно, не были связаны с проблематикой войны, а давали лишь энергетический фактор.

Поэтому там есть много кубиков, которые еще предстоит собрать воедино и показать нам для того, чтобы внести ясность в данное дело. Но в некоторой степени это, например, уже кидает тень сомнения на то, почему так поздно парламент признал террористическими организациями данные оккупационные администрации. С другой стороны, сразу возникает вопрос – почему не было введено военное положение и война не была названа войной, а это удалось сделать лишь позднее с годами. Плюс сама тональность переговоров, которую мы слышали, на которых, как можно предположить, присутствовал господин Порошенко, господин Медведчук и остальные, они, конечно же, говорят о добрых отношениях и некотором скорее бизнесовом, нежели политическом и оборонительном тоне разговора.

17 января в Печерском районном суде Киева проходят слушания об избрании для Порошенко меры пресечения. Прокуратура требует отправить его под стражу с возможностью внесения залога в 1 млрд гривен (это более 3 млрд рублей). Не исключено и назначение домашнего ареста. Порошенко заявил о своей уверенности в том, что он не будет арестован.

Ранее Печерский суд Киева арестовал все имущество Порошенко, в том числе его квартиры, земельные участки и принадлежащие ему акции частных компаний. На этом настаивала украинская прокуратура, которая подозревает Порошенко в госизмене и содействии терроризму по делу о незаконных поставках угля из районов Донбасса, занятых пророссийскими сепаратистами.

После возбуждения дела Порошенко уехал из страны, однако сразу же заявил, что речь идет о деловой поездке и он скоро вернется. Порошенко, возглавляющий сейчас оппозиционную партию "Европейская солидарность", считает дело политическим и обвиняет власти в том, что они расправляются с оппонентами, не обращая при этом должного внимания на российскую угрозу.

В конце 2021 года социологи из фонда "Демократические инициативы" имени Кучерива совместно с Центром Разумкова опубликовали результаты опроса: если бы тогда проходили президентские выборы, в первом туре Зеленский получил бы 24% голосов, а Порошенко – 16%. В гипотетическом втором туре разброс в районе статистической погрешности: 49,9% у Зеленского, 50,1% у Порошенко.

В конце декабря Владимир Зеленский высказал мнение, что обвинение Порошенко в госизмене не скажется на внутренней ситуации в стране: "На ситуацию внутри государства, как правило, влияют финансовые группы, и он является одной из этих финансовых групп. Мы понимаем, они свозят людей, мы это видим, из разных областей... Если эти вопросы связаны с конкретикой, с углем, с тем, что мы прочитали, – торговлей с сепаратистами, то пусть разбирается суд и правоохранительные органы".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG