Ссылки

Новость часа

"Инициатива следовала от белорусского дипломата". Павел Латушко – об "интервью" Романа Протасевича литовскому СМИ


Журналист Роман Протасевич, который находится под домашним арестом в Минске, дал "интервью" литовской газете Vakaro žinios. Это его первый подобный разговор после "интервью" ведущему госканала ОНТ.

О том, что означает это "интервью", мы поговорили с членом президиума Координационного совета оппозиции Беларуси Павлом Латушко.

Павел Латушко – об "интервью" Романа Протасевича литовскому СМИ
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:20 0:00

— Как вы считаете, почему этот разговор Протасевича и литовских журналистов стал возможен, учитывая, что он находится под домашним арестом? Какую цель преследуют те, кто это "интервью" разрешил?

— Мы уже и ранее говорили, что фактически ситуация, связанная с Романом Протасевичем, – это инструмент пропаганды, который использует режим. Пропаганды, чтобы показать раскаявшегося по принуждению заложника или раскаявшегося самостоятельно. Фактически они пытаются продать картинку, что он принял свое решение самостоятельно, раскаявшись во всех действиях, которые он совершал ранее.

Но нужно понимать, что проект КГБ сдулся, фактически как сдулись и предыдущие проекты. Давайте вспомним проект "Ник и Майк" – беседу, которая была "перехвачена", между Ангелой Меркель и Анджеем Дудой, президентом Польши и канцлером Германии. Проект, связанный, например, с отрезанием языка Азаренку, покушением на Лукашенко в погребе в Гомельской области. Фактически все проекты, которые пытается организовать КГБ, проваливаются.

Так провалился и проект с Протасевичем. Сейчас нужно попробовать дать второе дыхание. И неслучайно приглашается журналист, который участвовал на "Славянском базаре", который проигнорировали большинство известных артистов, уважающих себя, не считающих возможным петь на сцене в Беларуси, когда в тюрьмах томится огромное количество белорусов, когда репрессии самые масштабные, когда люди уезжают за границу, фактически убегают из страны. И они взяли литовского журналиста, как он сам признается, друга посольства.

Я, как бывший дипломат, знаю, что такое "друзья посольства" в зарубежной прессе. Я не хочу обидеть этого журналиста, может быть, он потрясающий, очень известный журналист. Но, как правило, это маргинальные издания, готовые пойти на любое интервью для того, чтобы получить хоть какую-то малейшую возможность представить себя информационно.

Мы знаем этот миграционный скандал, [связанный с Литвой], который идет сейчас. Поэтому специально предложено именно литовскому СМИ это осуществить.

— А что вы знаете об этом литовском медиа Vakaro žinios? Как вы думаете, от кого шла инициатива этого разговора? Журналисты сами решили поговорить с Протасевичем, или все-таки как-то иначе это происходило?

— Насколько я понял, инициатива исходила именно от посольства Беларуси в Литве, вернее, бывшего сотрудника посольства. В посольстве в Литве был дипломат, который отвечает за связи со СМИ, как и у большинства крупных посольств. Посольство в Литве относилось, наверное, к третьему по численности из посольств Беларуси за рубежом. Так что инициатива следовала именно от белорусского дипломата, хотя мы должны понимать, что посольство Литвы в Беларуси, так же, как и посольство Беларуси в Литве, практически прекратили существование после выдворения всех дипломатов. Насколько я помню, там, кажется, осталось по одному дипломату.

Так что об этом издании я ранее не слышал. Я не специалист, конечно, в СМИ Литвы, это необходимо уточнить. Но, как мне говорили, якобы достаточно сложно их найти в интернете. Не знаю, может быть, у вас есть информация, может быть, ваши редакторы смотрели, пытались найти это издание.

— Насколько мне известно, это литовский таблоид. Насколько вы считаете этичным поведение этих журналистов, что они соглашаются на такое интервью, коль не они сами его придумали, как вы предполагаете?

— Мы помним историю с "пресс-конференцией", которая была организована якобы Министерством иностранных дел, хотя реально это, опять же, спецоперация КГБ, которая состоялась в национальном пресс-центре. И одна из журналисток западных СМИ демонстративно поддержала Романа и покинула зал пресс-конференции, как сделал целый ряд зарубежных СМИ.

Я думаю, что это было бы самое правильное поведение в этой ситуации, потому что действительно неэтично разговаривать с заложником, человеком, которого принудили к тому, чтобы он давал соответствующее "интервью", соответствующие показания. Потому что все развивалось в цепочку действий: принуждение к посадке самолета, задержание, которое любого человека может привести в ужас, в состояние стресса, что в последующем происходило с ним в СИЗО КГБ, в других следственных органах. Непонятно, какие угрозы к нему были применены. Я не верю в такую историю перерождения, которая происходит просто буквально за час. В течение часа человек кардинально меняет свою точку зрения.

Я не хочу здесь оправдывать Романа или пытаться играть в пользу демократических сил или большинства белорусов, которые выступают против Лукашенко, но вместе с тем все это выглядит по меньшей мере странно, неадекватно и тяжело поддается объяснению.

— Какую сейчас роль исполняет Роман Протасевич? Можно ли его сравнивать, например, с Юрием Воскресенским, который вышел из тюрьмы, полностью поменял свою риторику и стал сейчас поддерживать Лукашенко (мы это видели в нашем эфире буквально на днях)?

— Кстати, это очень интересное сравнение, потому что только двух людей мы можем вспомнить, которые участвовали в демократическом протесте. Воскресенский – еще до выборов, Роман Протасевич – до выборов и в течение активной поствыборной фазы, которые согласились на публичное сотрудничество с режимом. Только два представителя из тысяч, которые подверглись политическим репрессиям, и из тысячи человек, которые сегодня по политическим причинам находятся в тюрьмах в Беларуси.

Роль, которую использует сейчас режим для того, чтобы представить Протасевича, – это показать, что Лукашенко является человеком-гарантом, гарантирующим независимость Беларуси. И эта "переоценка" Протасевичем всей ситуации направлена именно на то, чтобы показать, что исключительно благодаря диктатору Беларусь может сохраниться как независимая страна.

Но тут ошибочность подхода, потому что именно из-за Лукашенко и возникают вопросы перспектив существования белорусской государственности, суверенитета и в целом государства и белорусского народа. Он на сегодняшний день абсолютно не выполняет функции гаранта, а наоборот. Если бы у нас была сменяемость власти, если бы у нас был демократический институт, это в большей степени гарантировало бы наш суверенитет независимости. За эти 27 лет мы получили бы совсем другой статус в Европе, в мировой политике, что не давало бы нам на сегодняшний день практически никаких угроз с точки зрения утраты суверенитета и независимости нашей страны.

— Вы, как бывший министр и дипломат, узнали этот интерьер, где записывалось это интервью с Протасевичем? Вы там не бывали раньше?

— Насколько я понял, это Войсковой переулок, улица Фрунзе. Насколько я понимаю, это бывшая резиденция Совета министров БССР, в последующем она использовалась как резиденция в первые годы независимости для приема официальных делегаций, также она использовалась Лукашенко для приемов делегаций, в том числе для индивидуальных бесед.

Я помню, что я был на докладе в этой резиденции у Лукашенко как министр культуры. Там же принимали послов, он раньше устраивал специальные приемы. Сегодня, кстати, состоится мероприятие для послов, находящихся на учебе в Минске, в одном из ресторанов. Они будут праздновать и гулять, наверное, по случаю того, что их Лукашенко пока не уволил. Но, скорее всего, это произойдет в ближайшее время.

Так вот раньше подобные мероприятия проводил лично Лукашенко. Он собирал в огромном зале в резиденции на Фрунзе, где угощал и почивал послов. Так что она использовалась как резиденция именно Лукашенко. И сегодня она принадлежит, насколько я понимаю, Управлению делами Лукашенко. Дипломатический сервис используется для дипломатических мероприятий. Это охраняемый объект, конечно, Службой безопасности президента.

— Заголовок интервью: "Литва подталкивает Беларусь в объятия России". Вы считаете, кто формулирует этот месседж и кому он адресован?

— Как раз мы с вами об этом и говорили, что цель, для чего используется сейчас Роман Протасевич, – чтобы показать, что Лукашенко является как раз-таки гарантом независимости и единственным, кто может противостоять угрозе Российской Федерации по инкорпорации Беларуси.

Но это ошибочный априори в корне тезис. Лукашенко больше не является гарантом ничего. Он является главной угрозой независимости Беларуси. И как раз-таки может быть использован восточным соседом для решения своих стратегических или тактических задач, что мы и видим каждый день. Фактически он инструмент в руках Москвы, который использует, в том числе и для своих целей, восточный сосед.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG