Ссылки

Новость часа

"Как для государственного деятеля это означает его очередное банкротство". Чем страшны для Лукашенко санкции


Евросоюз введет санкции в отношении 20 высших белорусских чиновников. Их считают причастными к фальсификации выборов и насилию в отношении протестующих. Конкретный список сегодня обсуждали министры иностранных дел стран ЕС, он будет пополняться. Действующий президент Лукашенко пригрозил ответными санкциями Польше и Литве. "Они зажрались и забыли, что такое Беларусь", – прокомментировал он и заявил, что Беларусь перестанет использовать литовские порты при экспорте. В Вильнюсе назвали это заявление "защитным поведением для сохранения своего поста" и подчеркнули, что продолжат готовить санкции против Беларуси.

Александр Лукашенко также утверждает, что договорился с Россией об использовании совместных войск "в случае угрозы с Запада". В Москве это пока не комментировали.

Бывший белорусский дипломат Валерий Ковалевский в эфире Настоящего Времени рассказал, настолько чувствительна для официального Минска реакция ЕС.

Валерий Ковалевский: "Беларусь очень уязвима перед такими мерами, как санкции"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:08 0:00

— Сам Лукашенко на публике говорит про санкции с явным пренебрежением. Сегодняшнее заявление про то, что "мы им сами покажем, что такое санкции" – что Беларусь такого может показать, как вам кажется?

— Я думаю, что Беларусь пострадает от введения санкций, даже если это будут персональные санкции, которые на сегодняшний день обсуждаются, это будет уже болезненным ударом. Поскольку многие в мире следят за тем, как выстраиваются отношения Беларуси с Европейским союзом, с Соединенными Штатами в особенности, многие третьи страны заинтересованы в ведении бизнеса с Беларусью, но они будут это делать с оглядкой на состояние отношений Беларуси с Соединенными Штатами, например. Им не хотелось бы попадать в такие ситуации, когда из-за санкций в отношении Беларуси может пострадать их собственный бизнес.

Поэтому Беларусь настойчиво добивалась отмены санкций сначала Европейским союзом, и после того, как они были отменены, потом уже они требовали отмены санкций у Соединенных Штатов. Даже это стало условием того, что Беларусь закупала бы американскую нефть, такие переговоры были начаты в конце прошлого года. И одним из условий закупок американской нефти Беларусью была полная отмена американских санкций, которые в тот момент были приостановлены.

Поэтому Беларусь на самом деле очень уязвима перед такими мерами иностранных правительств, и она крайне не заинтересована в том, чтобы санкции были возобновлены.

— Евросоюз говорит, что санкционный список будет состоять из 20 фамилий, то есть будут персональные санкции. Как вы думаете, в нем фамилия Лукашенко будет?

— Она должна там быть обязательно. Во-первых, [это] тот человек, который сфальсифицировал выборы. Во-вторых, по приказанию этого человека применялось насилие в отношении мирных протестующих, применялись пытки, впервые за историю современной Беларуси в ходе протестов погибли люди. И мы еще до конца не знаем, сколько человек на самом деле заплатили своей жизнью за право жить в свободной стране.

— Введение санкций в отношении Лукашенко что лично для него будет значить?

— Я думаю, что введение санкций со стороны Европейского союза или Соединенных Штатов [ничего] особенно не будет означать для его личных интересов, но как для государственного деятеля это, конечно, означает его очередное банкротство. Это будет означать, что человек опять нерукопожатен, что с ним вновь не хотят вести диалог лидеры мировых держав. И это перечеркивает все те достижения, которые были сделаны белорусской дипломатией за последние шесть-семь лет с момента, когда Россия вторглась в Украину, это предоставило Беларуси выстроить отношения с Европейским союзом, с Соединенными Штатами по-новому. И эта работа была перечеркнута именно событиями этих выборов.

— Но ведь 26 лет он существовал в таком режиме, в таком статусе. И, по большому счету, ничего не изменилось. Как вам кажется, сейчас что-то изменится или нет?

— Та политика по выстраиванию новых отношений, по нормализации отношений с Европейским союзом и с Соединенными Штатами была инициирована как ответ на очевидную зависимость Беларуси от России. Слишком во многих вопросах Беларусь стала уязвимой перед волей Кремля. И для Беларуси стало критически важно выровнять этот дисбаланс. Что особенно было очевидно на фоне того, как развивались события в Крыму и на востоке Украины. Поэтому вопрос стал на самом деле экзистенциальным для Беларуси: будем ли мы дальше существовать как независимое государство, или мы будем постепенно уходить под контроль Кремля?

Поэтому возобновление санкций на сегодняшний день означает, что эта политика, к сожалению, потерпела провал, и на этом этапе, наверное, преждевременно говорить о том, чтобы выстраивать отношения по-новому. Сейчас нужно удержать отношения, с точки зрения Лукашенко, для того, чтобы отношения совсем не развалились с Европейским союзом и Соединенными Штатами.

— Для белорусов что означают эти санкции? В целом отразятся ли они на них, как вы думаете?

— Думаю, что на данном этапе индивидуальные санкции – против чиновников, тех, которые оказались замешаны в преступлениях против белорусского народа. Для обычных белорусов они не будут иметь никаких последствий. Более того, я думаю, что вслед за санкциями пойдут решения о выделении дополнительной помощи для белорусского гражданства, общества, для пострадавших людей, организация их лечения за границей. Мы уже знаем, что такие инициативы реализуются сегодня.

— А если контрсанкции будут, они не будут хуже? Они-то и будут как раз, скорее всего, направлены против белорусского народа со стороны уже властей Беларуси.

— Нужно узнать, какими могут быть такие контрсанкции. Пока не раскрываются конкретные контрсанкции со стороны Беларуси, мне сложно представить, что это может быть что-то серьезное и что зацепит интересы Беларуси или даже России. Все-таки Россия внимательно следит за тем, чтобы не срывались какие-то торговые потоки.

Что может сделать Лукашенко? Может быть, он сможет ограничить выезд белорусов за рубеж, но это будет тоже явное ограничение естественного права белорусов на передвижение. И я не думаю, что так далеко пойдет. Пока я вижу только угрозы, которые могут остаться пустыми.

XS
SM
MD
LG