Ссылки

Новость часа

"Правовой дефолт". О допросе и давлении на СМИ – глава Белорусской ассоциации журналистов


Председателя Белорусской ассоциации журналистов Андрея Бастунца вызвали в Следственный комитет на допрос по уголовному делу о призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь. Он проходит по этому делу как свидетель. Мы поговорили с Андреем Бастунцом о том, в каких условиях журналистам в Беларуси сейчас приходится работать.

Глава Белорусской ассоциации журналистов – о допросе и давлении на СМИ
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:52 0:00

— Расскажите, пожалуйста, все, что вам не запрещено разглашать. Был ли для вас неожиданностью этот допрос и касается ли это дело вашей деятельности как главы Белорусской ассоциации журналистов?

— Нет, допрос не был для меня неожиданным. По большому счету, сегодня любой из демократического круга может быть привлечен по любому делу. Допрос не касался моей деятельности непосредственно как председателя Белорусской ассоциации журналистов или какой-либо журналистской деятельности. Он касался гражданской сферы. Статья очень даже политическая – 361-я статья, которая предусматривает ответственность за призывы к причинению ущерба национальной безопасности Республики Беларусь. Но я оказался в качестве свидетеля – мой статус не изменился после допроса.

— Сколько сейчас журналистов находится в заключении и что Белорусская ассоциация журналистов делает, чтобы добиться их освобождения?

— Сегодня три журналистки находятся в заключении по уголовным делам. Всего уголовные дела возбуждены против девяти журналистов, но у остальных другая мера содержания. Изменить меру содержания – это, конечно же, самое первое, чего мы хотим достичь. Попытаемся достичь и публичными обращениями, и, может быть, поручительством за кого-то из журналистов – существует такая процессуальная мера.

К сожалению, сегодня в Беларуси ситуацию можно назвать точным словосочетанием "правовой дефолт". Право в стране не работает, ибо если бы оно работало, то эти журналистки бы никак не могли не то что попасть за решетку, но даже и ни о каком возбуждении уголовного дела не могло бы быть и речи, ибо они выполняли свои профессиональные обязанности. Но мы имеем то, что мы имеем. Пожалуй, сегодня это главная проблема, что стоит перед нами.

— Как вы считаете, какие права журналистов в Беларуси нарушаются сейчас чаще всего?

— У нас в этом году порядка 500 журналистов были задержаны во время массовых акций, до массовых акций. Большая часть из них прошла через аресты, когда их осуждали, например, на 15 суток. И сегодня тоже несколько человек находятся под арестом. Мы зафиксировали более 60 случаев применения насилия против журналистов, включая и ранения резиновыми пулями, причем видно было, что стреляли целенаправленно в человека, который был в журналистском жилете, причем, опять-таки, в девушку. Были избиения журналистов. Это тоже нас всех очень тревожит. Если говорить про СМИ – это и блокировка интернет-ресурсов, и запреты на выходы газет демократического характера, которых и так у нас в стране практически два десятка.

— А что насчет международных журналистов? Кто-то еще может легально работать в стране, не рискуя быть посаженным?

— Во-первых, аккредитацию всех иностранных журналистов в один момент отменили под предлогом того, что разрабатывается новое положение об аккредитации. Сейчас понемногу начинают выдавать эти аккредитации, но в основном иностранным гражданам. То есть те белорусские журналисты, которые пока работали на иностранные медиа в Беларуси, имели аккредитацию, сейчас ее получить не могут. В основном работают более-менее спокойно и свободно журналисты официальных российских средств массовой информации. Они тоже иногда задерживаются, но, как правило, их отпускают, установив личность.

— Как вы считаете, можно ли сказать, что властям удалось зачистить медийное поле в стране?

— Нет, это абсолютно не так. Но они его в какой-то степени переформатировали.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG