Ссылки

Новость часа

Через 75 лет от населения Беларуси останется лишь половина. Белорусский экономист объясняет, как страна вымирает при Лукашенко


Лев Львовский

Согласно официальным статистическим данным, в 2021 году население Беларуси составляло 9,3 млн человек. С каждым годом, начиная с середины 1990-х годов, оно сокращается, и даже по оптимистичному сценарию к концу века население Беларуси сократится на треть – до шести миллионов человек. По пессимистичному сценарию к этому сроку падение будет еще большим, почти в два раза – до 4,2 млн человек.

Главные причины этого – резкое старение населения из-за падения рождаемости и массовая эмиграция по политическим причинам, объясняет в интервью белорусской службе Радио Свобода Лев Львовский, старший научный сотрудник Beroc (ведущий независимый академический исследовательский центр в области экономических исследований в Беларуси – НВ). ​

— То, что в Беларуси снижается рождаемость, – это какая-то уникальная ситуация или это происходит во многих странах?

— Ситуация сокращения и старения населения типична для всех развитых стран. Этот тренд коррелирует с ростом образованности и расширением и соблюдением прав женщин. Беларусь была обществом, где 100 лет назад в каждой семье рождалось по 8-10 детей. Но общество просвещается, цивилизация развивается, все больше женщин делают карьеру. Женщины стали меньше рожать во всех странах Европы, в США, в Австралии. Туда же идет и Китай. Подобные процессы есть везде.

Ситуация в других странах может быть лучше или хуже, чем в Беларуси. В Швеции, например, тоже упала рождаемость. Но она там все равно выше, чем в Беларуси, благодаря политике, которую проводит шведское правительство. В США рождаемость также выше. Многие развитые страны, с одной стороны, проводят политику повышения рождаемости. Также они используют миграцию как один из способов прироста населения.

— В Беларуси рождаемость снижается с 1990 годов, но в отдельные годы она увеличивалась. С чем это было связано? (Пик рождаемости в Беларуси пришелся на 2016 год, когда на одну женщину приходилось 1,73 ребенка. В 2020 году этот коэффициент составил 1,38, при этом, чтобы численность населения не уменьшалась, это соотношение должно быть более двух детей на каждую женщину –​ РС.)

— Во-первых, рождаемость начала снижаться после распада СССР – когда упал уровень жизни, присутствовала общая неопределенность. Это относится ко многим странам. Потом ситуация стала выправляться. Правительство ввело стимулирующие рождаемость меры, в частности финансовые. Однако чиновники не подумали о субсидировании времени, которое женщины тратят на детей. Если в конце 90-х главной причиной отсутствия детей в семьях были деньги на то, чтобы их вырастить, то сейчас, когда женщины делают карьеру, для них более важны временные затраты.

Рождаемость в сельской местности в Беларуси еще высока, но в городах она быстро падает.

— ​Какие меры бы больше всего способствовали росту рождаемости в Беларуси?

— В 2017 году рождаемость составляла почти 1,8 ребенка на одну женщину, а сейчас – 1,4. 2017 год был не так давно, и этих показателей можно достичь, если скорректировать политику поддержки рождаемости. Можно было продолжать субсидировать семьи деньгами. Но также необходимо решить вопрос времени. Наиболее очевидным является развитие широкой системы детских садов, куда может пойти каждый ребенок от одного года.

Можно разделить декретный отпуск между матерью и отцом. Второй вариант – более гибкое трудовое законодательство. Такое, чтобы женщины с маленькими детьми могли выйти на работу раньше и им не пришлось делать большой перерыв в карьере, но вместе с тем чтобы они могли проводить на работе не целый день.

Государство просто обязано поставить себя на место родителей и подумать, как им было бы удобнее вести активную жизнь в современном городе. Есть много возможных мер.

Ну и самое основное – нам нужна стабильность в стране. Молодым супругам не следует думать о том, что вдруг отца через полгода посадят, потому что нашли у него какую-то переписку. Молодой маме не нужно бояться, что ее задержат за отправку фото трехлетней давности. Им обоим не нужно беспокоиться о том, что школу закроют или что их ребенок должен будет заниматься с репетиторами.

– ​Сейчас в Беларуси также по-прежнему большая проблема с эмиграцией...

– Да, и поэтому нужно принять ряд мер по сокращению эмиграции. В нормальной ситуации, если взять до 2020 года (в августе 2020 года в Беларуси начались массовые протесты против Лукашенко, которые были жестко подавлены и привели к тысячам уголовных дел и массовому отъезду из страны – РС), можно было бы властям спросить у потенциальных эмигрантов: что им не нравится, что можно изменить, чтобы они остались? Есть определенные профессии, специалистов из которых привлекают другие страны. Если в соседней стране установлен налог в ІТ-сфере ноль процентов, то можно либо договариваться с этой страной, либо снижать налоги самостоятельно.

У белорусских врачей, например, хороший уровень подготовки и есть программы для их стажировки в других странах. Значит, нужно что-то улучшать для таких специалистов, чтобы они не уезжали. Но здесь речь идет не о "сковывании цепями", а об улучшении условий.

Мы также должны думать об иммигрантах (тех, кто может въехать в страну – РС), как тех, кто уже жил в Беларуси, так и тех, кто никогда тут не жил. Первая группа – репатрианты, они уже знают, что такое Беларусь, у кого-то тут есть родственники. Их легче заманить в Беларусь. И даже если такой человек не хочет переезжать, он может быть полезен внутри диаспоры, может выступать экспертом или обеспечивать деловые связи.

Также можно определиться, какие именно иммигранты нужны в Беларуси из тех людей, кто никогда тут не жил. Например, Польша ищет людей, близких по национальности, Канада – людей с нужными стране профессиями.

– ​Вы озвучили цифру в 150-200 тысяч человек, покинувших Беларусь после событий 2020 года, насколько точны эти цифры?

– Точные данные собрать невозможно. Невозможно подсчитать, сколько людей уехало через Россию. Например, белорусы могут прожить в Грузии 365 дней, выехать на полдня и затем снова прожить 365 дней. При этом они нигде не зарегистрированы.

Есть информация по Евросоюзу. По предварительным данным можно сказать, что туда уехало более 100 тысяч человек, с большой долей вероятности – 150 тысяч. Но точно меньше 300 тысяч.

(Согласно официальным данным от МВД Беларуси, в течение двух месяцев после выборов президента в 2020 году из страны уехало 13 тысяч человек: около 10 тысяч –​ в Польшу, около 3 тысяч –​ в Украину и еще не более 500 –​ в Литву и Латвию. Однако в МВД объясняли это не репрессиями в отношении противников Лукашенко, а стремлением трудоустроиться за границей.)

– ​Судя по заявлениям белорусских властей, складывается впечатление, что им все равно, сколько людей уехало и уедет из страны. Но насколько такая массовая эмиграция плоха для экономики?

– Это явно не проблема для нынешней власти, которая не думает о том, что будет с Беларусью в конце столетия. Иногда их не интересует даже, что будет в Беларуси через день-два. Их главная цель – сохранить власть. Для них, если они "съедят" два миллиона недовольных, – это не проблема.

Но это плохо для экономики. Уезжает креативная молодежь, уезжают предприниматели, за счет которых могла бы расти экономика. За год IТ-сектор потерял не менее четверти своих сотрудников, а IТ дал рост ВВП лишь 0,5% за год. А эти люди – платежеспособные, и они влияют на индустрию. Уехал айтишник – и он не купит себе ни кофе в кафе, ни велосипед, ни пару кроссовок. А это плохо для бизнеса.

(В последние несколько лет в Беларуси шло бурное развитие IT-технологий: власть усиленно занималась развитием отрасли, был создан "Парк высоких технологий" (ПВТ) со специальным правовым и налоговым режимом для компаний. Однако выборы президента Беларуси в 2020 году, последовавшие протесты и реакция властей на них – начиная от отключения интернета и заканчивая массовыми задержаниями и приговорами участникам протестов, среди которых были и IT-специалисты, – вынудили многие компании переводить своих сотрудников в другие страны.)

Также я напомню, что в Беларуси солидарная пенсия: выплаты для нынешних пенсионеров берутся из денег работающего населения. В настоящее время пенсии еще не так уж плохи, но к 2050 году из-за низкой рождаемости количество пенсионеров на одного работающего человека сильно возрастет. Сегодня на одного работающего приходится 0,4% пенсионеров, а к 2050 году будет уже 0,65%. Придется либо увеличивать отчисления в фонды, либо уменьшать пенсии.

Уже через 30 лет в Беларуси грядет серьезная экономическая проблема, вызванная демографией. И нужно искать решение прямо сейчас, чтобы дети, рожденные сегодня, через 30 лет достигли трудоспособного возраста.

Оригинал материала –​ на сайте Радыё Свабода

XS
SM
MD
LG