Ссылки

Новость часа

"Не могу привыкнуть, что на акциях протеста полиция нас охраняет". Как живут белорусские беженцы в Латвии


Как живут белорусские беженцы в Латвии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:50 0:00

Как живут белорусские беженцы в Латвии

С августа 2020 года, когда в Беларуси начались акции протеста, задержания журналистов, политических активистов и просто участников мирных акций, страны Балтии и Польша открыли гуманитарный коридор для белорусских беженцев. О том, как там живут белорусы, как изменились их жизни за этот год и надеются ли они вернуться на родину, рассказывает корреспондент Настоящего Времени.

Наста Захаревич – журналистка, в Беларуси она работала на испанское новостное агенство, освещала выборы и акции протеста в Минске. Уехать из страны Наста решила после второго задержания.


"Из-за того что я работала журналисткой на протестах, меня два раза задерживали. В первый раз присудили семь суток административного ареста, второй раз – 15 суток. Еще меня пытались обвинить в краже милицейского видеорегистратора, но в итоге не стали возбуждать уголовное дело. После второго освобождения стали звонить моим родственникам. Я это поняла как однозначный знак, что или я уезжаю, или меня сажают", – рассказывает девушка.

Наста, как и многие другие беженцы, не собиралась уезжать из Беларуси надолго – максимум на несколько недель: отдохнуть, прийти в себя после освобождения из СИЗО, сменить обстановку, а потом снова поехать в Минск и работать. Но начались аресты и суды над журналистами, потом принудительная посадка самолета с Романом Протасевичем, другие репрессии. Стало ясно, что иммиграция – это, возможно, надолго.

"Это была полная растерянность, я вообще не понимала, как дальше жить. В Минске остается съемная квартира, родители в Беларуси, вся жизнь в Беларуси, а с собой – чемодан, пакет и рюкзак", – рассказывает Наста Захаревич о своем решении уехать.

Она уже получила в Латвии официальный статус политического беженца – он позволяет получить вид на жительство в стране на пять лет. Пока журналистка живет в центре для мигрантов: для того чтобы снимать квартиру и жить самостоятельно, нужно найти работу. "С одной стороны, как-то все близко и похоже на Беларусь, с другой – я никак не могу привыкнуть, что на акциях протеста полиция нас охраняет, это каждый раз такой шок. Здесь безопасно, это самое главное. Но, конечно, хочется домой, увидеть родителей и по Минску погулять".

О том, что при виде полицейских становится страшно и от этого страха сложно избавиться даже за границей, рассказывают многие беженцы из Беларуси. Евгения решилась на переезд три месяца назад. С августа прошлого года девушка участвовала почти во всех мирных акциях в Минске. Когда репрессии со стороны властей стали почти ежедневными, Евгения поняла, что не хочет в тюрьму, и уехала.

"Я думала, что уеду медленно и постепенно, а так вышло, что мне позвонил участковый и сказал, чтобы я пришла и дала пояснения по поводу снежинок, оленей и сердечек, которые образуют БЧБ-флаг на моем окне. Я поняла, что сяду на месяц, и предпочла уехать", – рассказывает Евгения.

В Риге белорусские беженцы активно поддерживают связь – белорусская диаспора в Латвии очень активна. Регулярно проводятся разные акции солидарности и поддержки пострадавшим от репрессий. Пикеты у белорусского посольства и шествия в центре города. Беженцы активно требовали лишения Беларуси прав на проведения Чемпионата мира по хоккею и более жестких санкций со стороны ЕС.

Евгения говорит, что не питает иллюзий насчет того, что вот-вот люди выйдут [на массовые акции протеста]. "Настолько задавлена протестная активность, такие жуткие репрессии. Мы не подозревали, что с такими жуткими репрессиями столкнемся. Мы так будущее свое не видели".

Родион Бегляк – один из первых белорусских беженцев в Латвии. Он приехал в Ригу еще в сентябре, после жесткого задержания и избиения. На родине на него заведено уголовное дело за организацию массовых беспорядков. Родион говорит, что у него просто не было выбора, пришлось уехать.

"Девять с половиной миллионов людей сейчас в Беларуси живут в страхе, они боятся выйти на улицы, они боятся надеть бело-красно-белую одежду. Я не могу вернуться в Беларусь, потому что меня, скорее всего, сразу посадят, поэтому Латвия – единственный вариант", – говорит Родион Бегляк.

Надежды на то, что ситуация в Беларуси быстро изменится, давно прошли. Люди начинают строить свою жизнь в новой стране. "Я сегодня вспоминала первый крупный марш – 16 августа: мы шли все уверенные, что мы уже победили, что народ уже победил. Это уже было празднование, – вспоминает Наста Захаревич. – Ну а сейчас все плохо".

Гуманитарный коридор для граждан Беларуси, пострадавших от репрессий, по-прежнему открыт. Представители диаспоры говорят, что каждую неделю они общаются с кем-то из белорусов, кто собирается уехать из страны, помогают все организовать. Некоторым приходится бежать срочно, несколько недель назад молодой человек переплыл реку Двина, чтобы пересечь границу с Латвией. Просить убежища пришлось в плавках и ластах, других вещей с собой не было вообще.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG