Ссылки

Новость часа

"Отсижу, но лучше к ним относиться не стану". В Беларуси мужчину приговорили к двум годам "химии" за оскорбление милиционера в чате


В Беларуси продолжаются суды над теми, кто выступает против политики Александра Лукашенко. Максим Шавлинский, житель Орши Витебской области получил два года за комментарий под фотографией милиционера в сети. Пока Максим обжалует приговор суда, он может находиться на свободе, но, если мужчину отправят отбывать срок, то его жена и четверо детей останутся без средств к существованию.

В Беларуси мужчину приговорили к двум годам "химии" за оскорбление милиционера в чате
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:51 0:00

За оскорбительный комментарий в интернете жителя Орши Максима Шавлинского суд приговорил к двум годам "химии". В августе прошлого года в рабочем чате Максим прокомментировал фотографию милиционера во время акции протеста – в сентябре за мужчиной пришли силовики.

"Появилась фотография одного милиционера в сети. Под ней была подпись, что он участвовал в оцеплении, шли люди, началась потасовка и он там девушку избил дубиной по голове. Товарищ мой закинул фотографию, не он ее сделал, то есть увидел, копировал, вставил. Ему за это полтора года поселения. Он скинул. Мы, естественно, отреагировали гневно: негодяй, жулик, бандит. Все это, конечно, погрубее было. Это все было на эмоциях", – рассказывает Максим Шавлинский.

"Химией" в Беларуси называют отбывание наказания в исправительной колонии открытого типа. Это все то же лишение свободы, но в относительно легких условиях в сравнении с обычной колонией. На "химии" осужденные работают на стройках или вредных производствах – отсюда и такое название. В Беларуси сегодня 29 учреждений открытого типа.

У Максима Шавлинского четверо детей: младшая дочь родилась в феврале, жена Ольга сейчас в декретном отпуске. На суде Шавлинский признал вину и выплатил милиционеру компенсацию почти в 400 долларов. Сейчас Максим Шавлинский обжалует приговор и пока может находиться на свободе.

"Рассчитывать на апелляцию… Понимаете, надежда умирает последней. Поэтому надежда есть, пускай шансы малы, зная всю нашу обстановку, зная, что сколько прокурор просит, столько и дают, несмотря ни на звания, чины и награды. И то, что человека просто вырывают из семьи, наказывая не человека, а семью при этом. Я надеюсь, что как-то повлияет, может пересмотрят вид наказания, может будет не поселение, может будет домашняя "химия", может штраф, может еще что-то", – говорит он.

Максим работает столяром, в свободное время пишет музыку и реставрирует музыкальное оборудование. Говорит, что больше всего переживает за жену Ольгу с маленькими детьми, которые могут остаться одни на съемной квартире.

"Одной оставаться очень тяжело. Даже начнем с мелочей: вытащить коляску с первого этажа – тяжело. Когда у тебя на руках маленький грудной ребенок, когда у тебя двое детей в школе, завести ребенка нужно в садик… А я одна останусь. Это будет очень тяжело", – жалуется Ольга Климович, жена Максима Шавлинского.

До того, как оказаться в суде ни Максим, ни Ольга не интересовались политикой. Произошедшее в семье заставило их по-другому посмотреть на события в Беларуси.

"Это не просто упало, это обрушилось на нас. Разрыв шаблона произошел по полной программе. Я вообще разочаровалась в нашей политике", – говорит Ольга Климович.

В судебной системе разочаровался и Максим, которому до сентября прошлого года не приходилось сталкиваться с ее работой.

"Я считаю, что людей не наказывают, их больше агрегируют. Настраивают против политики и этого режима, потому что: меня отправят – я отсижу, но лучше я к ним относиться не стану после всего этого. Если бы я убил – накажи меня, если бы я украл – накажи меня. За две СМС посылать на два года", – продолжает Максим Шавлинский.

Пока многодетная семья ждет решение по апелляции, Ольга не исключает, что если приговор суда останется без изменения, вместе с детьми она поедет за Максимом в то место, где ему назначат отбывать "химию".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG