Ссылки

Новость часа

"Мирзиёева видеть не хочу". Активист из Узбекистана, сообщивший о тайной резиденции президента, рассказал о своих политических планах


В Узбекистане может появиться еще одна политическая партия. Ее создает узбекистанский блогер, политический активист Алексей Гаршин. Он планирует превратить политобъединение "Озод Ватан" в народную партию Узбекистана.

Блогер рассказал, что сейчас идет подготовка к учредительному съезду партии. Уже сформирован оргкомитет из более чем 20 членов. Согласно закону о политических партиях от 1996 года, инициаторы создания партии должны быть в количестве не менее 50 человек. Они должны сформировать оргкомитет по подготовке учредительных документов, сформировать ее членский состав и созвать учредительный съезд или конференцию.

Алексей Гаршин – известный узбекистанский блогер. Именно он первым сообщил о тайной резиденции президента страны Шавката Мирзиёева. Позже узбекское бюро Радио Свобода в своем расследовании сообщило, что эксклюзивный курортный комплекс с новым водохранилищем, вертолетной площадкой на территории Угам-Чаткальского государственного биосферного резервата в Ташкентской области построен специально для президента Мирзиёева. Сам президент позже опроверг эту информацию.

Мы поговорили с Алексеем Гаршиным о его политических целях.

Активист из Узбекистана, сообщивший о тайной резиденции президента, рассказал о своих политических планах
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:38 0:00

– Зачем вы идете в политику? С какой целью создаете политическую партию?

– Потому что в Узбекистане невозможно решить другим путем, иначе ничего не получится. Система государственного управления разрушена полностью. Существует, скажем так, пять марионеточных партий. Это система государственного управления, созданная господином Каримовым, которая совершенно ручная и не преследует интересы народа. Другого выхода я не вижу.

– Скажите, пожалуйста, на какой стадии сейчас создание партии?

– Все очень сложно в Узбекистане, все сделано так, чтобы не дать людям влиять на государство, то есть очень большие серьезные проблемы. У меня глубокие сомнения, что мы создадим политическую партию, но другого выхода я не вижу. То есть на законодательном уровне демократия у нас чисто в Конституции, она уничтожена на законодательном уровне. То есть надо собрать 50 активистов, что практически невозможно, это нереально. Очень большие сложности. Деваться некуда, вариантов больше нет.

– Сам процесс создания, регистрации ее в Министерстве юстиции очень проблематичен, созданы большие препоны для этого?

– Да, очень серьезные проблемы, невыполнимые проблемы, просто невыполнимые.

– Вот как вы уже сказали, в реалиях Узбекистана создать партию и войти в политическую жизнь крайне проблематично. Но вы все равно решили этим заняться. Почему?

– Невозможно терпеть то, что у нас происходит. Я не думал, что вообще будет хуже после господина Каримова. На данный момент реально хуже, гораздо хуже.

– А хуже ли действительно? В чем это проявляется?

– Смотрите, участились перебои электроэнергии, идет распродажа государства, то есть это прекрасно видно все, просто идет распродажа государства, государственных объектов, водоемы раздали частным лицам, то есть непонятной коммерческой структуре "Узбекбаликсаноат", то есть раздали распоряжаться озерами, то есть государственные, горные обносятся колючей проволокой. Зона Шоввозсой обнесена порядка 200 километров колючей проволокой, туда нет доступа людям уже, понимаете? Везде замечается, страна меня везде просто грабит, просто идет наглый грабеж. Система государственного управления полностью разрушена, невозможно достучаться.

– То есть вы хотите сказать, что Шавкат Мирзиёев как президент вас не устраивает?

– Не то что не устраивает, я вообще видеть его не хочу. Даже и слышать не хочу. Откровенно сказать, я его даже ненавижу. И у меня столько ненависти не было к господину Каримову. Да, я господина Каримова боялся, но знаете, он все-таки как-то государство держал, это был такой строй, скажем, монархический, но он не позволял так вести государству. У нас государства просто нет, его разворовывают. Просто идет грабеж страны и народа, я так считаю.

– Вы сейчас сказали довольно-таки резкие слова, это будет действительно все в эфире. Вы не боитесь за свою безопасность, за свою жизнь после этого интервью?

– Так жить невозможно, я не могу так жить. Как можно жить? У нас уничтожается природа, вырубаются деревья. Я не могу смотреть, спокойно жить, я просто не смогу.

– В Узбекистане есть две оппозиционные партии, "Эрк" и "Справедливость и развитие" ("Хакикат ва тараккиет"). Минюст их так и не зарегистрировал, хотя лидеры их подвергаются всяческому политическому давлению со стороны властей. Вас не пугает, что подобная участь ждет и вас, и вашу партию, если вы вдруг каким-то чудом сможете зарегистрировать свою партию?

– Нет, ну, конечно, будет прессинг. Я не знаю, мы как бы идем своим путем, есть определенный план, мы пытаемся учитывать ошибки Хидирназара Аллакулова, смотрим, пытаемся учесть, но, конечно, все учесть невозможно: будут и ошибки, будут и препоны, это я прекрасно вижу и понимаю. И уже кое-что происходит, такие непонятные дела происходят. Ну будем двигаться, вариантов больше нет, надо двигаться.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG