Ссылки

Новость часа

Расчеловечивание и особая позиция RT. Как войну в Карабахе показывают в Армении, Азербайджане, России и Турции


Нагорный Карабах – главная тема в телевизоре, в социальных сетях и на улицах Армении и Азербайджана. Обе стороны как могут ведут пропаганду в условиях военного времени и контролируют поток информации из зоны боевых действий. К тому же режим Ильхама Алиева намеренно ограничивает работу интернета в своей стране, блокируются практически все мировые социальные сети. Какую картину происходящего в Карабахе видят зрители воющих стран? Об этом рассказал политолог и международный обозреватель Иван Преображенский.

"Глава RT симпатизирует одной из сторон в карабахском конфликте и не скрывает этого"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:07 0:00

– Еще до начала этих боев в Нагорном Карабахе стороны постоянно обменивались обвинениями на разных уровнях, в том числе через СМИ. Что произошло в ситуации, когда зазвучали настоящие выстрелы и полетели снаряды? Как работает пропаганда враждующих сторон?

– Пропаганда работает достаточно топорно, лобовым образом. Если говорить об азербайджанской стороне, то азербайджанские медиа в принципе никогда последние, ну, уже десятилетия, можно сказать, не отзывались нормально об Армении, это человеконенавистнический, расчеловечивающий дискурс присутствовал там.

И для азербайджанских медиа абсолютно нормально говорить в прямом эфире нормального мейнстримового медиа об "армянских фашистах" и так далее.

Что касается армянской стороны, армянские медиа в момент начала военных действий также переключились на пропагандистскую абсолютно повестку. При этом там можно встретить достаточно взвешенные экспертные оценки, по крайней мере уровня боевой мощи сторон, то есть тех вопросов, которые не связаны напрямую с идеологией.

– Разумеется, у каждой из сторон в этом конфликте есть свои союзники. У Баку – Турция, у Еревана – Россия. Если говорить про турецкие медиа – что можно сказать про их позицию, про их подачу новостей из зоны боев в Карабахе?

– Турецкие медиа, по крайней мере государственные, изначально оказались одной из сторон конфликта. Трудно поверить в то, что турецкие журналисты оказались на месте начала боев случайно ровно в те минуты, когда там не было азербайджанских или армянских журналистов еще.

Соответственно, в первый день фактически турецкие медиа создавали, причем не только в Азербайджане, а в принципе, международную повестку. И с их новостей работали международные информационные службы, пока они не смогли включиться, что называется, в происходящее на территории Карабаха, Азербайджана и Армении.

Соответственно, турецкие медиа не выступают непредвзято в этой истории, турецкие медиа ведут себя столь же пропагандистски, как и азербайджанские, и армянские.

– А как ведут себя провластные российские СМИ, сохраняют информационный нейтралитет или же чувствуются геополитические предпочтения?

– Они занимают скорее нейтральную позицию, в России. Очевидно, случаются перекосы, связанные с личностным фактором, так или иначе, поскольку отдельные медиаменеджеры, ну как, например, Маргарита Симоньян, глава медиахолдинга Russia Today, симпатизирует только одной из сторон в этом конфликте и не скрывает по большому счету этого.

Что принципиально важно, российские медиа, как в свое время всегда в таких ситуациях во время конфликтов за пределами Советского Союза советские медиа призывали, призывают к миру и прекращению огня так или иначе. Это основные, в принципе, тезисы – в отличие от азербайджанских, армянских и турецких медиа в них не присутствует милитаристский дискурс именно по этой теме.

– Стало известно, что в Азербайджане блокируется интернет, не работают практически все мировые социальные сети. Чего опасается режим Алиева, для чего это делается?

– Здесь две причины. Во-первых, Азербайджан более слаб, скажем так, с IT-точки зрения. Азербайджан в принципе опасается кибервойны со стороны Армении.

Второй фактор – это, в принципе, рост недовольства со стороны части населения Азербайджана в 2020 году, уровень жизни в Азербайджане падает.

Критика возможных неудач в случае военных действий – вот что больше всего волнует сейчас азербайджанскую сторону. Кроме того, она бы не хотела, чтобы рядовое население получало какую-либо информацию, кроме той, которую предоставляет им государственная пропаганда. А главной альтернативой здесь выступают именно социальные медиа, то есть социальные сети. Именно поэтому доступ к ним ограничен.

Территориальный спор между Арменией и Азербайджаном по поводу Нагорного Карабаха длится с конца 1980-х годов. Населенная в основном армянами Нагорно-Карабахская автономная область при поддержке Армении заявила о выходе из Азербайджанской ССР, а в сентябре 1991 года объявила о создании "Нагорно-Карабахской Республики". За период вооруженного конфликта 1988-1994 года в сепаратистском регионе погибли 30 тысяч человек, более сотни тысяч стали беженцами и вынужденными переселенцами.

"Нагорно-Карабахская республика" официально не признана ни одной из стран ООН, в том числе Арменией, которая настаивает, что "НКР" должна быть независимой. В 1993 году ООН приняла четыре резолюции с требованиями вывода армянских войск из Карабаха и признанием территории частью Азербайджана.

Дипломатическими усилиями и переговорами в рамках так называемой Минской группы (в которой также участвуют Франция, Россия и США) конфликт все эти годы решить не удается.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG