Ссылки

Новость часа

"Эффект зависания войны – это очень опасный сценарий". Политолог Владимир Фесенко – о том, какая помощь Украине нужна от НАТО


Лидеры государств НАТО на саммите в Брюсселе в четверг договорились укрепить безопасность стран – членов Североатлантического союза в Центральной и Восточной Европе перед лицом российской агрессии против Украины. Генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг на пресс-конференции заявил, что НАТО удвоит расходы на оборону и увеличит контингент войск в Румынии, Болгарии, Венгрии и Словакии.

Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований "Пента", в эфире Настоящего Времени прокомментировал заявление Столтенберга и пояснил, какая помощь Украине сейчас нужна от НАТО.

Политолог Владимир Фесенко – о том, какая помощь Украине нужна от НАТО
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:25 0:00

– Я знаю, что вы вместе с нами слушали выступление генсекретаря НАТО. Каковы ваши первые эмоциональные, возможно, впечатления?

– Я не столько на эмоции буду опираться, сколько на, может быть, первую рациональную содержательную реакцию. Во-первых, отмечу, что прозвучал очень важный тезис: угроза со стороны России – это долговременная угроза. Возможно, нынешний саммит НАТО самый важный с того момента, когда НАТО принимало решение о расширении альянса, в том числе расширение на восток. Сейчас речь идет о том, что Альянс должен восстанавливаться как реальный оборонительный союз, именно реальный. Потому что в 90-е годы, в начале 2000-х годов было много разговоров, что НАТО утратило свое значение, свою функцию именно как оборонный альянс. А сейчас очевидно: он должен восстановить свое значение именно как оборонный альянс. Но это требует долговременных программ, увеличения финансирования на оборону. И вот тут отмечу один важный момент, который касается и Украины в том числе.

Столтенберг, я думаю, по понятным причинам не стал детализировать, какую именно помощь НАТО, отдельные страны НАТО, Альянс в целом оказывает Украине военно-техническую помощь. Но он отметил, что эта помощь будет развиваться и расширяться. Я от себя добавлю: я думаю, что, учитывая долговременный характер увеличения затрат на оборону, нужно формировать нечто вроде программы лендлиза для Украины. Война может затянуться, это один из возможных сценариев. И Украина нуждается в системной поддержке. То, что озвучил президент Зеленский, это конкретные наши потребности. И с учетом этих потребностей Альянс должен нам давать не только то, что избыточно в отдельных странах НАТО, или старую советскую технику, а нужно действительно системно укреплять нашу противовоздушную, противоракетную оборону, и по целому ряду других конкретных видов вооружения тоже нужна поддержка. И должен быть и военно-технический, и экономический механизм такой поддержки. То есть что-то вроде программы лендлиза.

Второй важный тезис, который вы упомянули, – это риски атак России, атак ядерных, биологических или химических. К сожалению, риски использования оружия массового поражения Россией возрастают. Россия не может добиться успеха на поле боя и может пойти на применение такого оружия. Они это делали в Сирии, к сожалению, такой риск существует в Украине. Судя по всему, в Альянсе сегодня такие сценарии рассматривали. И они будут оказывать Украине какую-то оперативную поддержку. Но думаю, что не все было озвучено сегодня Столтенбергом. Думаю, что в Альянсе будут готовить свою более серьезную, более масштабную реакцию на такие действия России, если не дай бог это произойдет. Вот это, пожалуй, самое главное. Ну и тезис об открытых дверях. Он прозвучал как-то мимоходом. Речь не шла о том, что Украина будет иметь перспективу членства в Альянсе. Но я думаю, что эта тема так или иначе рассматривалась. Понятно, что сейчас этот вопрос решаться не будет. Но в зависимости от исхода войны я думаю, что этот вопрос может зазвучать совсем иначе, чем было раньше.

– Владимир, вы сейчас упомянули исход войны. И при этом мы же говорим о том, что эта война может стать долговременной, долгосрочной. На ваш взгляд, какой исход войны сейчас более реален?

– Что касается ближе для меня, я думаю, не только для меня, для всех украинцев, это, конечно, победа Украины в этой войне. Мы выстояли этот месяц. Сегодня как раз месяц войны. Ровно месяц назад война началась, мы выстояли, украинская армия и украинское общество в целом разрушили планы блицкрига. Ни одна из стратегических целей этой войны Путиным не достигнута.

Сейчас есть эффект зависания войны. Поэтому это один из возможных сценариев. Я не хочу сказать, что он наиболее реалистичный, по-разному может развиваться ситуация. Это зависит не только от стойкости украинской армии, это решающий фактор. Очевидно, что Россия не может победить в этой войне так, как они хотят победить. Но они могут затянуть эту войну и планомерно разрушать нашу страну.

Это очень опасный сценарий. Он возможен, и он очень опасен. Поэтому мы нуждаемся в более системной и более эффективной поддержке, особенно в противоракетной, противовоздушной обороне, чтобы здесь обезопасить нас в воздухе и не дать реализовать этот сценарий разрушения страны. И мы должны иметь потенциал для того, чтобы постепенно освобождать оккупированные территории. Поэтому нам необходимо и наступательное оружие. Неслучайно Зеленский сказал и о танках в том числе, о бронетанковом оружии. Потому что часть нашего потенциала либо разрушена, либо ее невозможно использовать. Харьков сейчас в осаде. Поэтому ресурсная поддержка стран НАТО – это один из факторов того, чтобы война не затягивалась, чтобы максимально ослабить Россию.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG