Ссылки

Новость часа

"Многие харьковчане не хотят покидать город". Мэр Терехов – о ситуации в Харькове


В ночь на 20 марта только в одном из районов Харькова – Индустриальном – в результате обстрелов погибли несколько взрослых и девятилетний мальчик. О том, что происходит в городе сейчас и как складывается гуманитарная ситуация, в эфире Настоящего Времени рассказал мэр города Игорь Терехов.

Мэр Харькова Игорь Терехов – о ситуации в городе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:22 0:00

— Мы только что говорили с нашим журналистом о ночном обстреле в Харькове. Расскажите последние данные, которые вам известны?

— Ночной обстрел был, но это не значит, что он был последним. По окраинам города Харькова постоянно производятся обстрелы русской армией. Причем стреляют практически во все жилые дома, практически во все микрорайоны. Разбивают инфраструктуру города Харькова. Нам пришлось за ночь и за первую половину сегодняшнего дня восстанавливать водоснабжение, мы его восстановили, в городе опять появилась вода.

Наши коммунальщики под обстрелами постоянно работают: из города постоянно вывозится мусор, постоянно ремонтируются трубопроводы, разбитые водопроводы, мы даем тепло в дома харьковчан. Ситуация, конечно, напряженная, но она полностью контролируемая. Могу вам сказать, что я все время встречаюсь с людьми. Настроение у людей боевое, потому что мы все сегодня сплочены ради одной цели – победить в этой войне.

— Можно ли говорить о том, что в Харькове есть какие-то безопасные места? Есть какие-то районы в городе, которые не пострадали от обстрелов?

— Нет. У нас в городе девять районов, и нет абсолютно безопасных мест. Любой район города сегодня подвергается бомбардировкам. Тем более что, кроме как с земли, нас бомбят еще с воздуха. И говорить о том, что есть какой-то район, который пострадал меньше или пострадал больше, – это неправильно. И сказать, что есть какой-то район в городе, в котором безопасно, – так нельзя говорить.

Поэтому я обращаюсь к людям, чтобы они не выходили на улицы, преимущественно находились в бомбоубежищах, в подвальных помещениях, в метрополитене, куда мы вместе с волонтерами доставляем горячее питание, медикаменты в случае необходимости, теплые вещи. Чтобы сберечь жизни, я обратился к людям, чтобы они как можно меньше сегодня выходили на улицу, а большую часть времени находились в бомбоубежищах и подвальных помещениях.

— Известно, какой примерно процент людей в Харькове сейчас находится в убежищах, в частности в метро, например?

— Известно, что порядка 15-20 тысяч человек находятся в метрополитене. Но это не значит, что они там находятся постоянно. Люди днем выходят, идут к своим домам. К сожалению, очень много домов разбито. Вы видите на экране эти ужасные кадры того, что российские агрессоры делают с городом Харьковом. На ночь люди приходят, и большая их часть ночует в метрополитене, в бомбоубежищах, в подвальных помещениях. Многие люди, которые лишились своего жилья, сегодня находятся у нас в школах, в детских садиках, где мы тоже можем организовать им размещение и горячее питание.

— Какая сейчас гуманитарная ситуация в городе? Как проходит эвакуация из Харькова?

— Что касается эвакуации, то практически все, кто хотел выехать, покинули город Харьков. Кто-то может покинуть город еще сейчас, потому что железная дорога ввела дополнительные поезда, и люди могут поехать, в частности, во Львов – сегодня есть прямой поезд. Кроме того, автомобильным транспортом те, у кого есть машины, тоже могут покинуть Харьков. Могу вам сказать еще, что очень многие харьковчане не хотят покидать город. Они говорят о том, что это город, в котором они живут, жили и будут жить. Они не считают нужным покидать Харьков. Поэтому эти люди сегодня находятся в городе.

Что касается гуманитарной ситуации, то мы получаем большую помощь в виде продуктов питания, медикаментов из офиса президента Украины Владимира Зеленского. Мы получаем от кабинета министров, сами завозим гуманитарную помощь. Я обратился к мэрам других городов, в том числе к нашим международным партнерам. И мы отовсюду получаем сегодня продукты питания, медикаменты, предметы личной гигиены. И все это, конечно, развозим людям.

— Возвращаясь к обстрелам. Что вы можете сказать о тактике российских военных? Она как-то поменялась за последние дни войны или нет?

— Говорить о том, что она поменялась, я не могу, потому что обстрелов то больше, то меньше. Здесь мы абсолютно не можем предугадать ситуацию. И когда говорят, что было 60-70 обстрелов в день, а сейчас 38-40, то это абсолютно ничего не значит, потому что сегодня может быть такая ситуация, а за ночь все может поменяться. Нет даже четкого графика этих обстрелов. Я вижу постоянные массированные обстрелы утром, ночью, днем. Причем абсолютно нельзя предугадать время этих обстрелов.

Что касается авиации. Ее стало немного меньше, но это, опять же, абсолютно ничего не значит. Поэтому говорить о том, что российская армия поменяла тактику, наверное, преждевременно.

— Около Харькова какие направления сейчас самые опасные?

— Самое опасное направление – Белгородское, как вы понимаете. Кроме того, Изюмское, Северная Салтовка. Не могу вам сказать, что где-то опасно, а где-то безопасно. Нет ничего безопасного на самом деле, потому что стреляют абсолютно всегда.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG