Ссылки

Новость часа

Таджикистан

Таджикистан заявил, что не сможет массово принимать афганских беженцев, и требует помощи ООН и мирового сообщества

Таджикистан не готов принимать беженцев из Афганистана: об этом объявлено официально
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:52 0:00

Таджикистан не готов принимать беженцев из Афганистана: об этом объявлено официально

Власти Таджикистана официально объявили, что не смогут массово принимать беженцев из Афганистана: об этом прямо сказал глава МВД Рамазон Рахимзода. При этом еще в июле в Хатлонской области на юге Таджикистана объявили о строительстве первого временного лагеря для афганских беженцев, а глава Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана заявлял, что опасается, что его региону придется принять до 30 тысяч афганцев.

Рахимзода объяснил отказ от массового приема беженцев из Афганистана вопросами безопасности. Такой поток, по его словам, несет для Таджикистана угрозу роста контрабанды оружия, наркотиков, взрывчатых веществ и переброски под видом беженцев боевиков в другие страны. Власти, по его словам, не отказываются принимать в Таджикистане беженцев совсем – и даже выделили более 70 га земли для создания лагерей в различных регионах Таджикистана. Но обустроить эти лагеря самостоятельно страна не может. В бюджете Таджикистана на это нет денег, а международные организации, по словам министра, игнорируют регулярные обращения властей Таджикистана о помощи в создании инфраструктуры:

"За двадцать лет ни одна международная организация не оказала практической помощи в создании инфраструктуры для приема беженцев и лиц, ищущих убежища. В связи с этим в Республике Таджикистан нет возможности принять большое количество беженцев", – цитирует министра пресс-служба МВД.

В общем, чтобы Таджикистан был способен разместить афганцев, ему, по словам Рахимзоды, нужна поддержка мирового сообщества и ООН. И пока ее нет, граница с Афганистаном закрыта для бегущих от талибов людей. Сейчас на нейтральной территории на границе, по данным МВД Таджикистана, находятся порядка 80 семей беженцев из Афганистана.

Политолог Фаредун Ходизода считает, что заявления министра о невозможности приема беженцев из Афганистана – это отговорки. По его словам, скорее всего, решение о недопущении беженцев согласовано в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), куда входят и Россия, и Таджикистан. Эксперт подчеркивает, что президент РФ Владимир Путин выступает против временного размещения афганцев в странах Центральной Азии.

"Я думаю, что консультации идут ежеминутно, я думаю, что уже есть договоренность, тем более, что через две недели у нас будет саммит, и к саммиту уже все договоренности готовы, главы государств их только подпишут, – говорит Ходизода. – ​Я думаю, многие вопросы уже отрегулированы".


Политолог также уверен, что страны региона все же в скором времени откроют для афганцев границы. Но сколько именно человек впустят в Таджикистан и другие Центральноазиатские страны, скорее всего, лидеры этих стран также будут решать коллективно и не раньше середины сентября.

"Это будет видно после заседаний глав государств по ШОС и по ОДКБ, тогда они и примут решение, – ​говорит Ходизода. – ​Я думаю, что политические консультации до сих пор продолжаются".

За последние пятнадцать лет Таджикистан принял лишь чуть более трех тысяч семей беженцев из Афганистана. Сейчас они свободно проживают во многих городах страны, а не в лагерях. Но при этом жить в столице Таджикистана Душанбе по местным законам они не имеют права.

Все новости

Темур Умаров – о том, чего Таджикистану стоит ожидать от "Талибана"

Темур Умаров – о том, чего Таджикистану стоит ожидать от "Талибана"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:04 0:00

"Талибан" отправил тысячи бойцов-смертников в пограничную с Таджикистаном провинцию

В Афганистане талибы публично казнили несколько человек
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:13 0:00

Движение "Талибан", которое после захвата власти в Афганистане объявило о создании Исламского Эмирата Афганистан, направило в последние дни войсковые подразделения в провинцию Тахар "для устранения угроз безопасности и других потенциальных угроз", сообщает Радио Азаттык.

Таджикские власти считают, что эти известия "немного преувеличены", однако заявляют, что они "контролируют действия экстремистских группировок с той стороны границы".

Представитель "Талибана" Забихулла Муджахид опубликовал 25 сентября на своей страничке в твиттере фотографии военных машин и людей в военной форме, уточнив, что "десятки тысяч бойцов спецназа Армии Мансури Исламского Эмирата были дислоцированы в Тахаре, чтобы устранить потенциальные угрозы безопасности и другие вызовы". Тахар граничит с Хатлонской областью Таджикистана.

Армия Мансури Исламского Эмирата в основном состоит из террористов-смертников. На прошлой неделе талибы объявили о вводе этих войск в провинцию Бадахшан.

Таджикистан – один из немногих соседей Афганистана, который открыто заявил, что не признает правительство Талибана, "сформированное путем угнетения". Президент Таджикистана Эмомали Рахмон неоднократно критиковал талибов за их действия и игнорирование прав таджиков в Афганистане. Власти Таджикистана также не скрывают своей поддержки Фронта сопротивления, единственной силы, которая противостоит талибам в провинции Панджшер. Поэтому некоторые эксперты связывают действия талибов на таджикской границе с позицией Таджикистана.

26 сентября один из представителей таджикских погранвойск в ГБАО на условиях анонимности сказал, что сообщения о "тысячах военнослужащих" вызывают тревогу, но они внимательно следят за тем, что происходит по другую сторону границы.

"Насколько нам известно, тысячи не прибыли, но если даже десять человек соберутся вместе, мы воспримем это как угрозу и будем начеку. Наши пограничники не поддаются страху и лживым сообщениям и будут действовать в соответствии с реальностью", – сказал пограничник.

Еще ранее таджикские власти заявляли, что они получили информацию о том, что некоторые подконтрольные талибам бандформирования, состоящие из таджиков и кавказцев, готовы к вторжению в Таджикистан. "Талибан" тогда отверг эти сообщения, заявив, что ни одной группе не будет дано разрешение войти с территории Афганистана на землю соседних государств. Однако в Таджикистане, похоже, скептически относятся к этим уверениям "Талибана" и приняли меры по усилению безопасности границ.

Протяженность границы Таджикистана с Афганистаном составляет более 1400 километров, и в последнее время Таджикистан проводит совместные военные учения с Россией и другими членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) вдоль линии таджикско-афганской границы, используя их для усиления пограничного контроля.

"Талибан" практически без боестолкновений захватил 15 августа Кабул и объявил Афганистан "Исламским Эмиратом". Спустя почти два месяца пока еще ни одна страна не признала вновь созданное талибами правительство.

Трое кыргызстанцев получили от 8,5 до 15 лет колонии по делу об участии в конфликте на границе с Таджикистаном

В Кыргызстане Лейлекский районный суд Баткенской области приговорил трех кыргызстанцев к тюремным срокам от 8,5 до 15 лет. Их признали виновными в совершении преступлений во время вооруженного конфликта на границе с Таджикистаном весной 2021 года. Об этом сообщает кыргызская служба Радио Свобода.

15 лет колонии получил Акмалжон Исоев. Другие фигуранты – Аюбжон и Амонжон осуждены на восемь с половиной лет лишения свободы. Их родственники намерены обжаловать решение суда.

Ранее таджикская служба Радио Свобода рассказывала со ссылкой на имеющиеся в распоряжении документы, что кыргызстанцев обвиняют в измене родине, незаконном пересечении госграницы и незаконном обороте наркотиков. Прокурор просил по 20 лет заключения для каждого.

В середине сентября этот же суд приговорил двух граждан Таджикистана – Абдурозика Каххорова и Аскара Юнусова – к пожизненному заключению. Суд признал их виновными по статьям 380 УК КР ("Преступления против мира") и 391 УК КР ("Мародерство").

Вооруженный конфликт на границе Таджикистана и Кыргызстана произошел 28 и 29 апреля. Протяженность таджикско-кыргызской границы составляет более 970 км, из которых на сегодняшний день делимитированы и демаркированы только 504 км. В некоторых селах дома граждан Кыргызстана могут находиться на одной улице, а на другой – граждан Таджикистана. Кроме того, на территории Кыргызстана находятся два таджикистанских анклава. Внутри и около них часто возникают конфликты: из-за земель, воды, незаконных пересечений границ и межэтнических разногласий.

Таджикские власти официально объявили о 19 погибших и 87 раненых в результате вооруженного конфликта на кыргызско-таджикской границе. Власти Кыргызстана сообщали о 36 погибших и 183 пострадавших.

В Таджикистане священнослужителя приговорили к пяти годам колонии за экстремизм. Два его ученика получили по 4,5 лет

Суд города Хорог приговорил к пяти годам колонии священнослужителя Абдуллобека Кувватбекова, известного как Мавлави Абдулло Язгуломи. Двое его учеников и односельчан, Имомиддин Алиев и Назриддин Шукуров, также получили реальные сроки и проведут за решеткой по 4,5 года. Все трое были признаны виновными в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности через СМИ или интернет (ч. 1 ст. 307 УК Таджикистана), сообщает таджикская служба Радио Свобода.

Мавлави Абдулло Язгуломи арестовали летом в Душанбе по запросу властей Горно-Бадахшанской автономной области, вместе с ним был задержан его брат Иззатулло. Силовики конфисковали у священнослужителя религиозные книги и изъяли 80 тысяч долларов. Видеоролики с проповедями Язгуломи в соцсетях были популярны среди уроженцев Горного Бадахшана, небольшой отдаленной области в Памирских горах, которая граничит с Афганистаном, Ошской областью Кыргызстана и Синьцзян-Уйгурским автономным районом КНР. Но какой именно видеоролик власти расценили как публичный призыв к осуществлению экстремистской деятельности – не сообщается.

Кувватбек Кувватбеков, брат Мавлави Абдулло Язгуломи, заявил, что считает приговор несправедливым. "В последнем слове брат сказал, что по его призыву десятки молодых людей покинули медресе в мусульманских странах и вернулись на родину. Он всегда участвовал в призывных кампаниях и агитировал молодежь служить в армии. Брат был расстроен тем, что суд не учел все эти его заслуги", – пояснил он. Кувватбек Кувватбеков также сказал, что семья будет оспаривать приговор в вышестоящей инстанции.

ШОС потребовала от талибов не править Афганистаном в одиночку: чем закончился саммит в Душанбе

Саммит ШОС по Афганистану в Душанбе: как это было
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:44 0:00

В Душанбе завершился саммит ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) и ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности). В нем участвовали президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, президент Кыргызстана Садыр Жапаров, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, премьер Пакистана Имран Хан, а также Александр Лукашенко, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, премьер Армении Никол Пашинян и президент Ирана Ибрахим Раиси. Онлайн к заседанию присоединились также глава Китайской Народной Республики Си Цзиньпин, президент РФ Владимир Путин, премьер Индии Нарендра Моди и президент Монголии Ухнаагийн Хурэлсух.

Основной темой саммита была ситуация в Афганистане и борьба с терроризмом, и по итогам встречи страны – члены ШОС приняли декларацию. В ней было сказано, что:

  • ШОС выступает за построение нового правительства Афганистана, которое будет включать не только талибов, но "представителей всех этнических, религиозных и политических групп афганского общества".
  • ШОС выступает за становление Афганистана в качестве "независимого, нейтрального, единого, демократического и мирного государства, свободного от терроризма, войны и наркотиков".

Также участники ШОС заявили, что "намерены не допустить всплеска сепаратизма и экстремизма в регионе, пресекать поставки наркотиков, бороться с противозаконным оборотом оружия и боеприпасов".

Эксперты характеризуют прошедшие в Душанбе переговоры как "тяжелые", а результаты саммита ШОС как "неоднозначные". Большинство разногласий преодолеть не удалось: в Душанбе прозвучали несколько диаметрально противоположных точек зрения на ситуацию в Афганистане и захват власти талибами.

Самую четкую и жесткую позицию, во многом поддержанную Индией, занял президент Таджикистана Эмомали Рахмон. По его словам, "Талибан" не выполняет взятых на себя обязательств по созданию инклюзивного правительства: талибы хотят единолично править страной.

"Последнее решение по составу правительства Афганистана ясно указывает на то, что движение "Талибан", игнорируя этническое разнообразие Афганистана, идет по пути формирования правительства с доминированием одного этноса", – заявил Рахмон. Он отдельно подчеркнул, что навязываемые "Талибаном" "жесткие средневековые законы шариата" не приведут ни к чему хорошему.

Рахмон также предложил создать препятствие на пути экстремистов, так называемый пояс безопасности вокруг Афганистана.

В противовес мнению Рахмона премьер Пакистана Имран Хан заявил, что захват талибами власти в Афганистане якобы пошел чуть ли не на пользу безопасности во всем регионе. Имран Хан также считает, что, несмотря на десятилетия кровавой истории "Талибана", это движение не следует "демонизировать".

"Сейчас наступило время стоять рядом с народом Афганистана твердо и недвусмысленно. Попытки демонизировать "Талибан" должны быть отвергнуты", – призвал он.

Путин и Си Цзиньпин назвали приход к власти талибов "бескровным" и "уже свершившимся фактом". Оба разглядели в этом положительные моменты и призвали поощрять талибов. Путин вообще предложил работать с "Талибаном" в рамках ШОС:

"Смена власти произошла практически бескровно, это, безусловно, позитивный момент. Талибы контролируют сегодня практически всю территорию Афганистана. И стоило бы стимулировать новые афганские власти к выполнению их обещаний, установлению мира, нормализации общественной жизни, обеспечению безопасности для всех, – заявил президент РФ. – В этой связи можно было бы проработать вопрос о возобновлении деятельности контактной группы ШОС с Афганистаном, которая как раз и создавалась для работы с афганскими партнерами".

Практически единственное, по чему удалось договориться участникам саммита, – это то, что есть необходимость оказания безотлагательной гуманитарной помощи населению Афганистана.

Что сейчас происходит в Афганистане и чем эта ситуация грозит странам Центральной Азии

Бойцы группировки "Талибан" патрулируют рынок в Старом Кабуле. Сентябрь 2021 года

Верховный комиссар ООН по делам беженцев по итогам трехдневного визита в Афганистан сделал неутешительный прогноз по поводу гуманитарной ситуации в этой стране. Премьер-министр группировки "Талибан" объявил о снятии блокады в Панджшере, а его первый заместитель мулла Абдул Гани Барадар записал видеообращение и опроверг наличие разногласий с "Сетью Хаккани", одной из боевых структур "Талибана".

Чем закончился визит верховного комиссара ООН по делам беженцев в Афганистан
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:49 0:00

Верховный комиссар ООН по делам беженцев в ходе своего визита встретился с руководством группировки "Талибан". Филиппо Гранди добился от них гарантий безопасности иностранного и местного персонала ООН, который будет играть ключевую роль в оказании гуманитарной помощи в Афганистане. Чиновник ООН на месте убедился в "отчаянной", как он выразился, гуманитарной ситуации. По данным организации, 18 миллионов человек – это более половины населения Афганистана – нуждаются в срочной гуманитарной помощи. В результате конфликта с начала 2021 года 630 тысяч человек стали вынужденными переселенцами. А за десятилетия войны Афганистан покинули свыше 3,5 миллиона человек.

"Мы также обсудили другие важные вопросы, такие как обеспечение безопасного возвращения женщин на работу, важность образования для всех афганских детей и безопасность всех афганцев, включая меньшинства. Я призвал временное правительство публично подтвердить эти важные обязательства и обеспечить их выполнение на практике", – сказал Гранди.

Наиболее катастрофическая гуманитарная ситуация разворачивается в Панджшере. Бывший посол Афганистана в Великобритании, а ныне представитель Национального фронта сопротивления Ахмад Вали Масуд в интервью китайскому телеканалу заявил, что талибы фактически взяли мятежную провинцию в осаду и в течение почти месяца не ослабляют блокаду.

"Талибы перерезали все линии снабжения. Они блокировали Панджшер и лишили регион базовых вещей: еды, продуктов первой необходимости и прочего. День-два назад они возобновили подачу электричества. И на этом все", – сказал Ахмад Вали Масуд.

Спустя сутки после выхода этого интервью госинформагентство "Бахтар" сообщило, что премьер-министр правительства талибов Мухаммад Хасан Ахунд подписал постановление о направлении в Панджшер гуманитарной помощи и снятии блокады с телекоммуникационных сетей провинции. Ранее руководство "Талибана" неоднократно отрицало сообщения об осаде Панджшера. Талибы заявляли, что это противоречит их принципам.

В связи с происходящим в Афганистане страны ОДКБ приняли решение увеличить патруль на границе с Таджикистаном.

Политолог, сотрудник Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Станислав Притчин рассказал Настоящему Времени о том, могут ли талибы угрожать безопасности стран Центральной Азии и почему не все решения по итогам заседания стран ОДКБ были представлены прессе.

Притчин: "Не "Талибан" страшен, а джихадистские организации, которые могут использовать ситуацию в своих интересах"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:29 0:00

Основной темой совета коллективной безопасности ОДКБ ожидаемо стал афганский вопрос. Вообще насколько Афганистан, который сейчас находится во власти талибов, может угрожать безопасности Центральной Азии? Стоит ли волноваться?

– Здесь палка о двух концах, конечно, потому что, с одной стороны, у "Талибана" никогда не было амбиций, по крайней мере официально заявленных, по выходу за границы Афганистана. То есть основная цель у "Талибана" была захват власти именно в самом Афганистане. Но учитывая, что Афганистан – это достаточно разношерстное государство, очень сложное по географии и этническому составу и практически последние полвека не находившееся под единым каким-то контролем.

Естественно, особенно на севере, огромное количество различных организаций, в том числе и экстремистского характера, состоящие в том числе из выходцев с постсоветского пространства, когда в 1990-х годах, например, ужесточились правила в отношении религиозной и политической деятельности, многие оппозиционеры перебрались в Афганистан, где для них были более позитивные обстоятельства и условия для жизни. То сейчас, конечно, они могут использовать эту ситуацию, например сложности отношений между "Талибаном" и одним из государств, для того чтобы нанести урон тем же постсоветским странам, Таджикистану например, у которого достаточно жесткая позиция в отношении "Талибана".

То есть здесь не сам "Талибан" даже страшен, а то, что огромное количество этих джихадистских организаций могут использовать ситуацию нахождения у власти "Талибана" для своих интересов.

– На саммите договорились, что укреплять будут территорию Таджикистана и окажут республике военную помощь, поскольку именно эта страна имеет самую протяженную границу. Как вы прокомментируете это решение? Оно верное, необходимое?

– На самом деле других альтернатив нет, усиливать российскую границу с Центральной Азией на границе с Казахстаном, наверное, будет не совсем разумно. Поэтому учитывая обязательства в рамках ОДКБ и существующую инфраструктуру и опыт по защите южной границы.

Напомню, что до 2006 года российские пограничники защищали афгано-таджикскую границу. Естественно, если что-то и будет происходить в негативном ключе, как показывали, например, баткенские события в конце 90-х годов прошлого века. Именно через территорию Таджикистана в основном и предпринимались попытки прорыва в Центральную Азию, через Ферганскую долину. Поэтому здесь и инфраструктура относительно отлажена, потому что там находится российская база, и опыт защиты границы с Таджикистаном присутствует. И те учения, которые проводятся, понятно, что нацелены в первую очередь на защиту основного наиболее протяженного и, соответственно, самого уязвимого игрока с точки зрения глобальной безопасности Центральной Азии.

– Хочу заметить, что заседание прошло за закрытыми для прессы дверями. Как вы думаете, могли ли участники саммита принять еще какие-то важные решения, которые пока решили не озвучивать?

– Здесь сложно сказать, что какие-то секретные протоколы или какие-то секретные процедуры были утверждены, потому что в целом понятно, с чем государству нужно бороться.

Другой вопрос, что учитывая, что часть государств, например, достаточно позитивную повестку выстраивает в отношениях с "Талибаном". Поэтому не все вещи, которые хотелось бы проговорить, например, по реальным угрозам со стороны Афганистана, может быть, каким-то неконструктивным опасениям, связанным с "Талибаном", они в рамках этого выстраивания конструктивного диалога с "Талибаном" вслух официально проговорены могут и не быть.

Соответственно, для этого и существуют закрытые части подобного рода мероприятий, чтобы на чистоту, без какого-либо политеса обсудить и взвесить реальные риски и угрозы и что нужно предпринимать. То есть собственно открытая часть, как всегда, дает только какие-то наметки, какие-то общие контуры принятых решений, а ключевые процедуры, конечно же, всегда и переговоры проходят за закрытыми дверями, и это наиболее оправданно, на мой взгляд.

"Мы хотим свободы! Пакистан, уходи!" Афганки митингуют в посольстве Афганистана в Душанбе

"Мы хотим свободы! Пакистан, уходи!" Афганки митингуют в посольстве Афганистана в Душанбе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:02 0:00

"Пусть они уходят!" Сотни афганок провели митинг у посольства Афганистана в Душанбе против власти талибов

"Мы хотим свободы! Пакистан, уходи!" Афганки митингуют в посольстве Афганистана в Душанбе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:02 0:00

Около двухсот афганских женщин, которые живут в Душанбе, приняли во вторник участие в митинге в посольстве Исламской Республики Афганистан в Таджикистане. Женщины выступили против вмешательства Пакистана во внутренние дела Афганистана, потребовали, чтобы талибы соблюдали права женщин, а также поддержали силы сопротивления, которые воюют с талибами в Панджшере.

Женщины, которые собрались на митинг в посольстве, хотят привлечь внимание международного сообщества. Они считают, что талибы, пришедшие к власти, чинят беззаконие в отношении жительниц этой страны, и призывают не верить обещаниям "Талибана" о соблюдении прав женщин в Афганистане и о том, что им якобы предоставлены определенные свободы. По словам митингующих, для талибов женщины – всего лишь имущество.


"В стране, в которой нет свободы и нельзя открыто говорить, невозможно жить. Это как жить на кладбище!" – подчеркнула Лола Муштари, беженка из Афганистана, которая живет в Душанбе.

Участницы митинга считают, что к захвату Афганистана талибами привело вмешательство Пакистана во внутренние дела соседнего государства. Женщины потребовали, чтобы Пакистан перестал вмешиваться в дела разоренного сорокалетней войной Афганистана.

"Мы хотим свободы! Смерть Пакистану! Да здравствует Афганистан! Пакистан, Пакистан, уходи из Афганистана! Пусть они уходят", – ​скандировали они.

Участницы призывали международное сообщество не признавать "подконтрольное Пакистану правительство "Талибана" и заявили, что такое признание будет "открытой поддержкой терроризма". Они просили помочь лидеру сопротивления Ахмаду Масуду и возглавляемым им повстанцам в Панджшере.

Сможет ли Панджшер противостоять "Талибану"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:16 0:00

В мирном митинге принял участие и посол Афганистана в Таджикистане Мухаммад Зохир Агбар. По его словам, талибы не смогут управлять государством и будут удерживать власть исключительно террором. В том числе и в отношении женщин. Это, по его словам, показал недавний разгон женских протестов в Кабуле.

"​Женщины, которые вышли на улицы Афганистана, говорят, что у них тоже есть свой голос, свое мнение. Они хотят ходить в школу, они хотят получать образование, – ​подчеркивает Мухаммад Зохир Агбар. – Они тоже хотят вносить свой вклад в развитие Афганистана в разных сферах деятельности. Женщины могут все это делать в соответствии с законами ислама. Мы хотим, чтобы права женщин соблюдались в Афганистане не на словах, а на практике".

"Талибан" силой разгоняет протесты женщин в Кабуле
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:48 0:00

Власти Таджикистана одними из первых обозначили четкую позицию в отношении правительства талибов. Президент страны Эмомали Рахмон еще в августе заявил, что власти страны не признают единоличное правление "Талибана" и никакого другого правительства, сформированного в Афганистане "путем угнетения и преследования народа".

Душанбе готовится к перекрытым дорогам: в городе пройдут два саммита по Афганистану

Душанбе готовится к перекрытым дорогам: в городе пройдут два саммита по Афганистану
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:44 0:00

30 лет отказа от советского и исламского. Зачем в Таджикистане сносят старые кварталы и убивают исконные обычаи

В этом году таджикистанцы отмечают 30-ю годовщину независимости республики.

Смотрите спецэфир, посвященный этому событию, в 18:00 по Москве, Киеву и 20:00 по Душанбе.

Власти к празднику готовятся основательно. По всей стране возводятся высокие флагштоки, а в центральной части Душанбе сооружается монументальный Комплекс независимости, который будет самым высоким строением столицы. Власти называют его ни много ни мало олицетворением современного независимого Таджикистана.

В рамках построения нового Таджикистана в том же Душанбе массово сносятся исторические кварталы, искореняются советские названия и дерусифицируются фамилии. Но советское – не единственная страница, которую власти пытаются перевернуть и забыть. Запрещаются также традиционные таджикские обычаи.

Довольны ли таджикистанцы построением новой страны и тем положением, в котором они оказались после распада Советского Союза? Телеканал "Настоящее Время" снял документальный фильм об историческом Душанбе и жителях нового Таджикистана. Мы также обсудим с экспертами и политологами, зачем властям потребовалось строить "новую" страну, отрицая советское прошлое.

Строительный бум в столице Таджикистана начался еще лет 15 назад и продолжается сегодня: почти по всех районах города можно увидеть краны и услышать шум работ. Но предыдущее руководство города придерживалось тактики точечной застройки: новые здания строились в основном на пустых участках. В мэрии тогда, видимо, не хотели конфликтовать с горожанами из-за исторических зданий, которые определяли облик города.

Все изменилось в 2017 году с приходом нового молодого градоначальника, старшего сына президента Рустами Эмомали. Под снос пошли не то что отдельные здания, а целые исторические кварталы. Не уцелели даже монументы, превратившиеся за десятилетия в символы города. Сыну Рахмона потребовалось буквально пару лет, чтобы навсегда лишить Душанбе советского облика. Сегодня вдоль его главных улиц растут мало отличимые друг от друга многоэтажные дома, а особенно плотно застраивается исторический центр. Столица Таджикистана шумно и стремительно растет вверх, и кажется, что истории ее жителей никому из властей и застройщиков не интересны.

Наталья Гусейнова родилась и всю жизнь прожила в Душанбе, в уютном двухэтажном доме в самом центре города. Она профессиональная скрипачка, всю жизнь занималась музыкой.

"В этом доме живет моя мама с 1965 года. Я здесь родилась и выросла. Здесь родился мой сын, – рассказывает женщина. – Наш двор всегда был уютным, тенистым. Здесь рос каштан, когда-то здесь даже орешник рос, но он срублен. Хурма. Вообще все такое родное, все такое уютное".

Сейчас двор Натальи завален осколками битых кирпичей, гвоздями и мусором. В центральных районах столицы Таджикистана сносят практически все жилье, построенное в советское время, даже относительно новые дома, построенные в восьмидесятые годы, крепкие и комфортные.

"Стены были в три кирпича, капитальные полы, потолки, лестница. Мы знаем, что этот дом выдержит любое землетрясение. Зимой в нем тоже не так холодно, как в бетонных новых постройках. Я думаю, что еще лет пятьдесят дом бы простоял. Единственное – его надо было где-то подновить. Мы, конечно, не просили, чтобы нас сносили. Но мы знали, что это будет, что это когда-нибудь случится, – с грустью говорит Наталья. – Уже лет десять идет это строительство плановое по городу Душанбе. Но мы с удовольствием остались бы здесь. Здесь приличное место".

Но Наталья понимает, что дорогой ее сердцу дом уже не спасти. Ей осталось только выторговать условия получше, забрать сына и пожилую мать и переселиться в новостройку.

Гафур Шерматов всю жизнь посвятил истории Душанбе и многократно писал обращения к руководству города с просьбой остановить варварское уничтожение исторических зданий. Шерматов знает в Душанбе каждый дом и понимает историческую ценность всех уничтоженных за последние годы строений. А среди них не только жилые дома и дворики с уникальной атмосферой настоящего Душанбе, но также культурные, исторические и социально значимые здания. Из десятков таких "строений-артефактов старого Душанбе", как их называет Шерматов, сегодня остались единицы. Больше всего Гафур сожалеет о том, что не удалось остановить снос Дома дехканина, первого здания Душанбе, с которого начинался Таджикистан. Он был снесен в 2016 году.

"История, архитектура, люди. Они просто неотделимы друг от друга. Не может быть истории без людей, не может быть домов без истории, не может быть домов и архитектуры без всего того, что создает городскую среду, пространство вот это. И мне захотелось собрать вот это все воедино, – объясняет Шерматов. – Для нас, душанбинцев, Дом дехканина – это такая история, праистория. Это первое общественное здание города, первое каменное здание города. В этом здании проходили очень важные политические события. Вот представьте себе 1929 год. Провозглашение республики. Седьмой республики в составе Советского Союза, по сути, в нем был сделан первый шаг к независимости".

Дом дехканина был не только историческим, но и культурным сердцем страны. В этом здании зародился таджикский театр, здесь был и русский театр, где работали советский сценарист, драматург Евгений Шварц, артисты Георгий Менглет, Лидия Сухаревская, Борис Тенин и многие-многие другие.

"Люди берегут такие здания. И ведь мы могли бы его точно так же сберечь, отреставрировать. Сохранить первоначальный облик", – подчеркивает Шерматов.

В Ташкенте вырубают чинары: на их место сажают неприспособленные к жаре елочки
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:10 0:00

Не менее трагичным, по его словам, для Таджикистана был снос здания Совнаркома.

"Это здание можно было сохранить. Здесь работали отцы-основатели республики, люди, которые создали ее: Нусратулло Максум, Шириншо Шохтемур, Абудулло Рахимбаев, Чанор Имомов. Они создали Верховный совет, они создали власть, они создали инфраструктуру. Они создали государство", – подчеркивает он.

Власти объясняют снос исторических, культурных и социальных зданий старой советской постройки нехваткой мест в столице Таджикистана для строительства необходимой инфраструктуры. Но историк-краевед на это замечает, что места в Душанбе достаточно. Просто высотки строить дешево:

"Строят там, где есть канализация, где можно просто построить дом, подключиться к старым коммуникациям, водопроводу, электрическим сетям. Коммуникации – это 70% от строительства, – подчеркивает Гафур Шерматов. – Кому это выгодно, строить дом и еще сверху платить 70%? А места много. Вот возьмите поселок Южный. На месте поселка Южный можно было разместить три старых города Душанбе, но он почему-то стоит".

Журналист и литературовед Азиз Накибзод считает, что, снося советский Душанбе, власть в первую очередь хочет избавиться от напоминания о коммунистическом начале Таджикистана и о том, что современная республика была создана лишь в составе Советского Союза.

"Одна из причин сноса всех зданий – непонимание исторической ценности, отсутствие знаний об истории. Но есть и другая причина. Видимо, сегодняшняя власть хочет продемонстрировать народу, что у нас никогда ничего не было и все, что люди видят сегодня, построили они, – считает Азиз Накибзод. – Ведь нынешняя молодежь не знает ничего о жизни страны при Союзе".

Политика избавления от всего советского коснулась и топонимики регионов страны: советские названия в последние годы массово меняются на таджикские, словно власти пытаются вычеркнуть из памяти все "чужое", забыть о своем недавнем прошлом. В результате сегодня в Таджикистане десятки населенных пунктов и улиц имеют одинаковые названия:

  • 31 населенный пункт носит название Вахдат, что переводится как "примирение",
  • 41 – название Гулистон,
  • 26 – Бустон,
  • 25 – Истиклол, что переводится как "независимость",
  • 15 – Бахористон.

И это в стране с населением всего в девять миллионов человек.

"У нас в годы независимости не удалось удовлетворить потребности населения страны, не удалось обеспечить достойную жизнь. В советские годы законы работали хотя бы на 90%, но сегодня все свидетели, что никто не защищает права народа, – подчеркивает Азиз Накибзод. – Я уже не говорю о мизерных зарплатах и пенсиях. Самое главное – что мы не смогли создать правовое государство".

По мнению Накибзода, власти независимого Таджикистана смогли восполнить возникший после распада Союза идеологический вакуум и не придумали ничего лучше, чем объединить население вокруг действующего президента. Все это в итоге вылилось в культ личности Рахмона.

"В конце концов мы пришли к тому, что у нас нет ни идеологии, ни общей идеи, а только поклонение личности, что по-русски называется культом личности, – говорит Азиз Накибзод. – Но никто не хочет задумываться о том, что это не идеология, которая сможет объединить народ на десятилетия или столетия".

Одним из напоминаний о том, что в Таджикистане была советская власть, является русское меньшинство. Сегодня в стране проживают лишь 35 тысяч русских, а в 1989-м их было 388 тысяч человек. За годы независимости из страны уехали 92% этнических русских – от войны и просто из страны, которая в одночасье стала для них чужой.

Уезжали из Таджикистана и другие этнические меньшинства. Особенно много уехало за границу представителей таджикской творческой и научной интеллигенции. Но если в 90-е годы люди бежали в основном от войны, то сейчас уезжают для того, чтобы иметь возможность реализоваться.

"Другим странам я оказался нужнее, чем собственной стране. Я двенадцатый год езжу по миру, ставлю спектакли, но у себя не могу найти место даже, – говорит театральный режиссер Барзу Абдуразаков. – Вот сейчас я приехал в Таджикистан с одним предложением, и практически все директора шарахаются от него, хотя я хочу повезти театр на международный фестиваль".

Абдуразаков говорит, что ему больно видеть, как представители интеллигенции, да и вообще таджикистанцы, боятся репрессий и ограничивают себя, чтобы не высказать хоть что-нибудь критическое о политическом режиме страны.

"Людей убивает сейчас в моей стране, морально убивает эта невыразимая беспомощность что-либо делать, – говорит он. – Семьдесят лет коммунистического правления цензура вбивалось в сознание. А потом еще тридцать лет вбивался этот страх. Вы понимаете, что происходит в мозгу у людей?"

Из Таджикистана с середины 90-х годов уехало также много мужчин работоспособного возраста – в трудовую миграцию. Статистика говорит, что в Таджикистане трудовым мигрантом стал почти каждый пятый житель страны. При этом подавляющее большинство мужчин уезжают на заработки одни, оставляя семью на родине, и тяготы ведения хозяйства и воспитание детей ложится бременем на женщин и родителей мигрантов. Отцы приезжают домой максимум один-два раза в год, в основном общаются с детьми по телефону.

Массовая трудовая миграция размыла, казалось бы, незыблемое – базовые устои таджикского общества. Коммунисты как ни старались, мало повлияли на образ жизни таджиков, их традиции и обычаи, а вот три десятилетия независимости кардинально изменили отношение к жизни местного населения. Например, еще тридцать лет назад считалось позором отдать в дом престарелых пожилого родственника, вне зависимости от степени родства. Основными обитателями домов престарелых были русскоязычные старики. Сейчас для коренных таджиков отправить в интернат близкого человека – обычное дело.

Кинорежиссер Аниса Собири в этом году сняла документальный фильм об уходящих в небытие традициях, обычаях таджиков. По ее словам, трудовая миграция – одна из причин, по которой таджики стали забывать, кем они являются и какими ценностями жили их предки.

"Таджикские мигранты, к сожалению, являются людьми, проживающими совершенно в нижайших условиях в России. Их унижают, их оскорбляют. Они считаются людьми второго сорта, если не третьего, – подчеркивает режиссер. – Они не имеют элементарных прав человека. Они проживают в постоянном страхе за свою жизнь, за депортацию и так далее. И как вы думаете, какие культурные ценности, какой культурный пласт может вернуть такой человек в свою страну?"

Сабири говорит, что еще одна причина потери традиций, обычаев и ценностей таджиков, то есть стержня нации – закон, принятый в 2007 году, который ограничивает проведение любых торжеств, даже тех, которые таджики практиковали тысячелетиями.

"Из-за этого закона исчезли многие безумно красивые обряды, например погребальный плач, исчезли целые профессии, – рассказывает режиссер. – Потому что плакальщицы, люди, которые специально приходили, они не могут заниматься своим промыслом, это все запрещено".

Также власти уже многие годы стараются навязать населению свои представления о том, как должны одеваться, молиться и жить таджики. Например, предпринимаются бессмысленные попытки отделить ислам, который у власти не в чести, от национальной культуры, которая сосуществовала и пропиталась этой религией за многие столетия.

"Пытаясь вычленить, отдать приоритет определенному виду культуры – это как раз таки формирует ложный путь самоопределения таджикского народа, как мне кажется, – говорит Аниса Сабири. – Потому что таджикский народ – в первую очередь космополитичный народ".

В Душанбе взлетели цены на такси

В Душанбе взлетели цены на такси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:32 0:00

В Душанбе взлетели цены на такси. Разрешения на повышение тарифов никто не давал

В Душанбе практически на треть подорожал проезд в такси. Однако разрешения на повышение тарифов, по данным столичной мэрии, таксомоторным компаниям никто не давал.

В Душанбе взлетели цены на такси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:32 0:00

На дорогах Душанбе уже давно преобладают автомобили с желто-белой раскраской. Это такси. Их в столице тысячи. Из-за количества частных извозчиков, которых в разы больше, чем троллейбусов, автобусов и маршруток вместе взятых, можно сказать, что сегодня такси – самый популярный вид транспорта Душанбе.

Цена за проезд до последнего времени была вполне приемлемой – 88 центов за первые три километра. Но в последнее время цены резко повысились. Теперь за эти же деньги можно проехать уже не три, а только два километра. Минута ожидания стоит теперь не два цента, а четыре. Из самого комфортного, быстрого и вполне дешевого вида транспорта такси превратилось в способ передвижения, который по карману далеко не каждому.

– В основном проблемы у студентов, которые ездят между корпусами вузов по всему городу.

– А как на работу ездить? Зарплаты-то не выросли. Мне кажется, это очень плохо.

– В прошлый раз они стоили по три сомони, потом стали стоить по пять. Где-то месяц люди повозникали, в итоге платили по пять сомони.

– Вынуждены ездить на такси. А что еще делать? Сейчас ведется подготовка к празднику, поэтому все дороги перекрыты. Чтобы куда-нибудь добраться, приходится вызывать такси. Теперь цены выросли, и я переплачиваю по шесть-семь сомони каждый раз, а это немало.

Официального объявления о повышении тарифов компании такси не делали. Но, как признаются водители, некоторые их коллеги перенастроили счетчики и подняли стоимость проезда. Иначе просто нет смысла выезжать на работу, говорят они. Цены на топливо – газ и бензин – существенно выросли, поэтому и так не самая высокооплачиваемая работа стала просто убыточной.

Вот что про это говорят сами таксисты:

– Люди жалуются, что дорого, а мы, такси, жалуемся им в ответ, что бензин и газ дорогие. Да и нет газа на заправках. Он исчез. Часами приходится ездить, чтобы найти газ.

– Я работаю сейчас только на топливо, остаются копейки на хлеб. Даже детям одежду купить не получается.

– Таксисты уходят. Нет доходов.

– Многие мои знакомые сдали автомобили компаниям и уволились. Люди не могут погасить арендную плату. Газ подорожал на 30 центов. Бензин вырос в цене на 35.

В столичной мэрии отрицают сам факт изменения тарифов – разрешения на это там не давали. В антимонопольной службе пошли еще дальше и заявили местным СМИ, что слышат о повышении цен впервые. Правда, в столичной администрации признали, что жалоб на дорогие такси в последнее время поступило очень много: они проводят проверку по данному факту.

"Проверка по этому факту продолжается. С представителями компаний такси проведена встреча, где им поручено провести внутреннюю проверку. Также этот вопрос поднимался накануне на общем собрании. Любое повышение цен за проезд без согласования с ответственными структурами запрещено. А такого согласования не проводилось. Стоимость проезда не должна повышаться", – отмечает сотрудник транспортного управления мэрии Душанбе Хайрулло Камолов.

Сжиженный газ, на котором работают до 80% автомобилей в Душанбе, и бензин с начала года подорожали в два с лишним раза. И нет никаких предпосылок, что цены снизятся. Так что, возможно, уже в ближайшее время цены на проезд в такси поднимутся официально.

Какие титулы имеют президенты стран Центральной Азии

Какие титулы имеют президенты стран Центральной Азии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:39 0:00

Цвет нации, Основатель мира, Покровитель. Какие титулы имеют президенты стран Центральной Азии

Узбекистанские депутаты предложили присвоить президенту Шавкату Мирзиёеву почетное звание Вождь нации. Первоначально инициатива исходила от сенатора Кудратиллы Рафикова. Он даже написал статью, в которой восхвалял заслуги Мирзиёева перед нацией.

Рафиков заявил, что узбеки, особенно молодое поколение, очень доверяют президенту, а среди детей Мирзиёев вызывает всеобщее восхищение. В конце материала Кудратилло Рафиков призвал называть президента "Миллат сардори" – "Вождем нации".

Такая практика не нова для стран Центральной Азии. Громкие титулы получили почти все главы государств региона.

Какие титулы имеют президенты стран Центральной Азии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:39 0:00

Первым в регионе почетное звание получил Сапармурат Ниязов – первый президент Туркменистана. Авторитарный лидер в 1993 году принял титул Туркменбаши, что означает "Глава туркмен". Так к нему обращались и чиновники, и простые граждане. Затем титул Ниязова решили увековечить в географии – название Туркменбаши получил целый город, ряд сел и улиц и даже горный пик. Также в ходу был неофициальный титул "Сердар" – по-туркменски "Вождь".

По стопам Ниязова пошел и его преемник Гурбангулы Бердымухамедов. В 2011 году совет старейшин присвоил ему титул Аркадаг. Официально звание государственные СМИ Туркменистана переводят как "Твердыня, опора и надежда" или "Покровитель". Граждане страны должны обращаться и упоминать Гурбангулы Бердымухамедова как "наш милосердный Аркадаг". Параллельно с этим титулом президента также называют "Спасителем" и "Цветом нации".

Лидер нации живет в Казахстане – этот титул Нурсултан Назарбаев получил в 2010 году. В полной версии он звучит как "Первый президент" – "Елбасы". В честь него в Казахстане 1 декабря отмечается государственный праздник. В этот день страна отдыхает. А день рождения самого Назарбаева, возможно, случайным образом совпадает со днем столицы, которая названа в его честь.

Не отстает от своих коллег и президент Таджикистана Эмомали Рахмон – Основатель мира и национального единства – Лидер нации. Этот титул глава страны получил в 2015 году, а вместе с этим и возможность бесконечное количество раз баллотироваться на президентский пост. Кроме официального титула, государственные СМИ и официальные лица называют Рахмона "Ваше Величество", "Ваше Превосходительство" и "Лидер нации".

В Таджикистане впервые в истории подняли по тревоге армию и резервистов – из-за ситуации в Афганистане

В Таджикистане впервые подняли по тревоге всю армию. Как это было
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:15 0:00

В Таджикистане впервые в новейшей истории страны были подняты по тревоге армия, весь силовой блок и даже мобилизационные резервы. Это произошло, когда по приказу президента Эмомали Рахмона в стране прошли однодневные учения "Граница-2021". В рамках учений прошел военный парад Нацгвардии с участием главы государства, на котором президент подтвердил: проверка боеготовности связана с обострением обстановки в Афганистане.

Все воинские гарнизоны Таджикистана, правоохранительные органы и весь силовой блок были подняты по тревоге в четыре часа утра. Неожиданностью для военных это не стало: подготовка учений велась некоторое время, а в военных частях заранее были уставлены видеокамеры и приглашены журналисты, которые вели прямую трансляцию учений по всей стране. Но размах учений впечатлял: в них были задействованы все имеющиеся виды войск, бронетехника, боевая и транспортная авиация, артиллерия и транспортные средства.

Сами военнослужащие, как видно на видеозаписи, были одеты в новую военную униформу. Их подняли по тревоге затемно, выдали оружие, провели построение, а после этого вооруженные солдаты выдвинулись из расположения частей в неизвестном направлении. Маршрут и конечная точка прибытия воинских подразделений нигде не были указаны.

По словам президента Эмомали Рахмона, учения были связаны с обострением обстановки в соседнем Афганистане и тем, что из почти 1400 километров границы с более 900 километров уже контролируются боевиками движения "Талибан", а не правительством Афганистана.


"Ситуация в соседней стране, Исламской Республике Афганистан, особенно в северных регионах, граничащих с нашей страной, остается чрезвычайно сложной и неопределенной, обстановка осложняется день ото дня и даже час за часом, – заявил Эмомали Рахмон. – Такая сложная обстановка возникла впервые за 43 года продолжения внутреннего противостояния в Афганистане".

Во время проверки боеготовности президент, министр обороны, руководители силовых ведомств и главы подразделений армии провели онлайн-совещание и следили за ходом учений. После этого Рахмон принял участие в военном параде Нацгвардии, где подвел предварительные итоги маневров. По его словам, проверкой боеготовности были охвачены порядка 130 тысяч офицеров запаса и солдат и более ста тысяч военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Особенно Рахмон подчеркнул: Таджикистан готовится только к обороне и не намерен вмешиваться во внутренние дела соседей.

Из-за обострения в Афганистане Эмомали Рахмон уже несколько недель ездит по стране с проверкой боеготовности различных военных частей и пограничных застав. Всеобщая проверка боеспособности прошла на фоне готовящихся совместных учений вооруженных сил России, Узбекистана и Таджикистана: они пройдут с 5 по 10 августа на военном полигоне Харб-Майдон близ афганской границы.

Курбан-байрам почти без ограничений: Таджикистан готовится к одному из главных праздников года

Курбан-байрам в Таджикистане будет без ограничений
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:31 0:00

Таджикистан готовится отмечать праздник жертвоприношения Курбан-байрам. В прошлом году в это время в стране бушевала эпидемия коронавируса: были закрыты все мечети, а власти призывали граждан отмечать праздник исключительно в семейном кругу. В этот раз таких ограничений нет. Массовые молитвы в мечетях будут – но с соблюдением социальной дистанции, а на рынках уже ажиотаж: жители закупают продукты к празднику и ждут гостей.

На центральном рынке Душанбе не протолкнуться. Курбан-байрам – один из главных мусульманских праздников, и все жители столицы Таджикистана покупают продукты к праздничному столу. В этот раз власти не отрицают, что в стране есть заболевшие коронавирусной инфекцией, но при этом не вводят никаких ограничений на передвижения. А в отсутствие жестких мер жители уверены, что можно смело праздновать. Многие закупаются основательно, ожидая большое количество гостей.

"Мы купили барана, сейчас он у нас во дворе. Завтра после праздничного намаза принесем его в жертву. А сегодня мы купили фрукты, сухофрукты и орехи, сладости для праздничного дастархана", – радуется предстоящему празднику один из душанбинцев.

"Купил фрукты, десять килограммов мяса и орехи", – перечисляет еще один покупатель.

Некоторые позволить себе такого не могут: берут понемногу. Цены на еду в Таджикистане за последний год выросли в среднем на 40%, а вот доходы у большинства населения остались прежними.

"Честно говоря, мне не хватит денег купить много продуктов. Беру максимум по полкило для праздничного стола", – ​признается одна из покупательниц.

"Я не могу потратить на покупки больше сорока долларов", – ​говорит еще один из посетителей рынка.

Торговцы на базаре говорят, что в этом году традиционного предпраздничного подорожания продуктов питания не случилось: власти наконец-то отреагировали на постоянные жалобы населения на необоснованный рост цен перед праздниками и начали регулярно контролировать этот процесс.

"Здесь чиновники постоянно проводят проверки, чтобы цены никто не завышал. Мы цены не завышали, чтобы всем было доступно", – ​говорит Зульфия Нуралиева, которая торгует на рынке.

Большинство таджикистанцев говорят, что повышать цены уже некуда: если бы подорожание все же произошло, большинство людей вообще не смогли бы ничего купить.

Как в Таджикистане дорожали продукты:

В Таджикистане перед Рамаданом выросли цены на продукты
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:46 0:00

"Если я килограмм фруктов возьму, завтра детей нечем будет кормить, – ​жалуется ​жительница Душанбе по имени Бибигул. – ​Я пришла на базар, но ничего не купила, когда увидела цены".

С марта прошлого года по февраль 2021-го в Таджикистане были закрыты все мечети, так что в прошлом году жители страны Курбан-байрам отмечали без торжественного намаза. В этом году коллективная молитва состоится.

"В условиях распространения коронавируса каждый, кто завтра придет на праздничный намаз, должен войти в мечеть в медицинской маске, – ​объясняет Джалолиддин Хомуши, сотрудник Исламского центра в Душанбе. – ​Во время молитвы каждый должен будет соблюдать необходимую дистанцию. На входе в мечеть каждого будут обрабатывать антисептиками. И если люди будут соблюдать эти условия, они смогут помолиться".

По официальным данным, с конца июня, когда власти признали, что коронавирус снова появился в Таджикистане, от COVID-19 умер 21 человек. Но многие жители не верят официальной статистике. Все, кто попал в список умерших, – известные в стране люди. В действительности же жертв коронавируса, по убеждению жителей, может быть намного больше.

Кто такие чайлдфри и как им живется в Украине, Азербайджане и Центральной Азии

Коронавирус: динамика вакцинации, заболеваемость и смертность в России, Беларуси, Казахстане

Рахмон против… Как президент Таджикистана выигрывал выборы и кто ему противостоял

"Исламская оппозиция стала жертвой". Политэмигрант Мухиддин Кабири о войне в Таджикистане и ее последствиях

Политэмигрант Мухиддин Кабири о войне в Таджикистане и ее последствиях
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:25:04 0:00

27 июня 1997 года в Душанбе вступил в силу договор о прекращении боевых действий, положивший конец пятилетней кровопролитной гражданской войне.

"Общее соглашение о мире и национальном согласии" было подписано в Москве между правительственными силами и Объединенной таджикской оппозицией. Тогда мирный договор называли достижением всего народа, обеих противоборствующих сторон и стран посредников.

Конфликт между сторонниками центральной власти и оппозицией, куда входила и Партия исламского возрождения Таджикистана, длился с 1992-го по 1997-й. Во время гражданской войны, по официальным данным, погибли более 100 тысяч человек, миллионы были вынуждены бежать из страны.

После подписания Соглашения о национальном единстве при посредничестве России, Ирана, соседних государств и ООН оппозиции было выделено 30% мест в правительстве. Однако после того, как обстановка окончательно нормализовалась, большинство из них были освобождены от занимаемых должностей либо отправлены за решетку.

Большинство представителей Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая во время подписания Соглашения о мире была одной из сторон-подписантов, находятся в изгнании. Они обвиняют нынешнее правительство в нарушении договоренностей.

В 2015 году Высший суд Таджикистана признал ПИВТ террористической организацией и объявил руководство этой партии в розыск. Лидер этой партии Мухиддин Кабири сейчас живет в Европе. Наши журналисты встретились с ним в Брюсселе и поговорили о войне и нынешней ситуации в Таджикистане.

— Почему началась война, кто в ней виноват?

— Сейчас искать виновных очень сложно. Война в Таджикистане началась, как и все другие конфликты, я думаю, не обошлось без внешних сил. Кому-то не нравилось, что Таджикистан может превратиться в единственную страну Центральной Азии со свободным правительством, независимым правительством, где различные политические партии могут участвовать в правительстве, в парламенте. Этот демократический оазис в Центральной Азии не входил в планы других региональных игроков – тогдашней России, Узбекистана. Особенно Ислам Каримов, мне кажется, что ему удалось убедить Ельцина, что без военного вмешательства в Таджикистане не обойтись и поменять власть не удастся. И вот они отправили туда спецназ бывших воинов-интернационалистов, которые [вернулись] после Афганистана.

— В чем резон Ельцина был?

— Мне кажется, что у Ельцина была сложная ситуация, потому что он понимал, что в Таджикистане есть демократические изменения, перемены. Тем более, что многие партии в Таджикистане поддержали его, многие были против ГКЧП, и Ельцин это знал. Но тут сыграло важную роль, что во власть тогда вошли некоторые представители исламских партий, и тогда еще Ельцину было не до Таджикистана, не до Центральной Азии. Он "отдал" этот регион в распоряжение Каримова и своих силовиков – Грачева, министра обороны, и спецслужб. Я думаю, что это была его ошибка – в том, что он поверил силовикам и Исламу Каримову.

— То есть Москва испугалась представителей исламских партий?

— Я не думаю, что она испугалась. Просто Ислам Каримов испугался больше, и не исламских партий. Кстати, там был всего-навсего один представитель исламской партии. Они просто все боялись, что Таджикистан может стать первым демократическим государством, а по принципу домино это перейдет, повлияет на общую ситуацию в Центральной Азии, и они не смогут управлять по-прежнему.

— Вы где в тот момент были? И понимали ли вы, что дело идет к войне в Таджикистане?

— Я был до 1991 года в Таджикистане, я участвовал в первых протестных движениях как студент. Мы возглавляли студенческие протестные движения, боролись за придание таджикскому языку статуса государственного языка. То есть это было нормальное демократическое движение – молодежь, интеллигенция.

— В какой момент вы начали понимать, что дело идет к войне?

— Я был за рубежом весь 1992 год. Я наблюдал издалека, что страна идет к войне. Естественно, не только я издалека [наблюдал], но и люди, которые находились в стране, они ничего не могли сделать, потому что решение уже было принято. Правительство национального доверия, которое тогда управляло страной, оказалось неспособно дальше контролировать ситуацию, потому что оно было уже изолировано. И не только партнерами по Центральной Азии, но и, как оказалось потом, и Россия предала это правительство, в том числе и Ельцин.

Гражданская война в Таджикистане: как это было
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:58 0:00

— Если не позиция Москвы, войны бы удалось избежать?

— Я думаю, что да. Потому что Ислам Каримов не решился бы самостоятельно отправить войска в Таджикистан, потому что никто не был заинтересован в узбекско-таджикской войне. Как сказал Владимир Квачков, даже они решили не превращать эту войну в таджикско-узбекскую или таджикско-российскую. Он в своем интервью сказал, что для того чтобы она выглядела как внутренний конфликт, как гражданская война, необходимо было найти "правильных" людей, вооружить их и чтобы этот конфликт выглядел как таджикский конфликт. Это им удалось.

— Кто такой Квачков?

— Это полковник спецслужб Советского Союза, который воевал в Афганистане. Он мечтал и мечтает до сих пор о восстановлении Советского Союза. И они решили, он сейчас говорит, начать с Таджикистана, восстановить советский строй в Таджикистане и потом дальше двигаться в сторону Москвы. На самом деле он был одним из элементов механизма для осуществления других, более крупных планов.

— Не так-то просто взять человеку, приехать в другую страну, найти нужных людей, раздать оружие и начать конфликт.

— Представьте себе, что Таджикистан только стал независимым государством, а все прошлое советское там сохранилось – и кадры, и контакты, и вооруженные силы. Выбор пал на Квачкова не потому что он такой умный офицер, стратег, а потому что он возглавлял тогда подразделение, которое только вышло из Афганистана, ребята были натренированы, они жаждали мести, крови, потому что они не могли терпеть то поражение, которое получили в Афганистане. Им надо было как-то все это компенсировать. К тому же вернуть это подразделение, этих интернационалистов в Россию было достаточно опасно, потому что это такая большая сила, которую контролировать сложно где-то в Подмосковье или в какой-то области, довольно проблематично. Поэтому они решили использовать эту силу далеко от России. Я думаю, поэтому выбор пал на Квачкова. Вместо него мог быть любой другой офицер, это не меняло бы ситуацию.

— Роль демократической оппозиции в разжигании войны?

— Я думаю, что тут таджикская оппозиция, демократическая исламская оппозиция просто стала жертвой. Они просто хотели независимости Таджикистана.

— Был шанс избежать войны, если бы политики в Душанбе как-то между собой договорились?

— Был шанс. Мы из истории знаем, что несколько раз полевые командиры, политики хотели договориться. Была встреча Сангака Сафарова, тогдашнего лидера Народного фронта, который, кстати, был создан Квачковым с помощью Ислама Каримова, была встреча в городе Хорог с покойным председателем нашей – Исламской партии – Саид Абдулло Нури, были несколько раз попытки договориться между собой. Но договоренность или мирное решение конфликта не входили в планы Ислама Каримова. То есть он хотел избавиться от правительства в Таджикистане, которое не будет играть по его правилам.

— Кто остановил войну?

— Тут надо отметить желание самого таджикского народа – народ устал от войны. И тут не обошлось без помощи России и Ирана. Как только Примаков, тогда он был, насколько я помню, председателем СВР (Службы внешней разведки), потом стал министром иностранных дел, он все-таки убедил Ельцина, что дальше конфликт будет во вред России и надо остановить эту войну.

— Как действовали Тегеран и Москва? Кто на кого давил?

— Там не было давления, просто была обоюдная договоренность. Ирану надо было достроить Бушерскую АЭС, которую начали российские специалисты, и они должны были в какой-то точке найти общие интересы. И это оказался Таджикистан, они очень хорошо там сотрудничали, и дальше все пошло.

— Как это происходило: Москва давила на Душанбе?

— Россия давила на Душанбе.

— На кого давил Иран?

— Иран и, кстати, Бурхануддин Раббани, тогдашний президент Афганистана, и Ахмад Шах Масуд [афганский полевой командир, с 1992 по 1996 министр обороны Афганистана] давили на таджикскую оппозицию. То есть все стороны были единого мнения, что надо остановить этот конфликт. Кстати, тогдашний замминистра иностранных дел России господин Адамишин в своем последнем интервью сказал, что он прямо сказал Рахмону, что все, если не будете подписывать мир, не будет денег и оружия. Тогда Рахмон вынужден был пойти на соглашение. Иначе бы он продолжал этот конфликт, если бы Россия не остановила его.

— А вам что сказали? Иран что сказал?

— Я думаю, что здесь больше сыграли роль именно Ахмад Шах Масуд и Бурхануддин Раббани. И Иран, конечно. Иранцы тоже хотели мира в Таджикистане. Талибан тогда наступал на Кабул, они почти захватили весь Афганистан. И Ахмад Шах Масуду, и Бурхануддину Раббани, и Ирану нужен был тыл в лице Таджикистана. Все эти обстоятельства, факторы сыграли свою роль.

— Если бы не было давления со стороны Москвы и Тегерана, война бы продолжалась еще долго?

— Я думаю, что не долго. Сами таджики начали бы требовать мира.

— А что же Каримов?

— А Каримов что? Он в последние годы вообще отошел от мирных [переговоров], он оставил Таджикистан как он есть, он даже не приветствовал подписанные соглашения. Он, кстати, однажды пригласил лидеров оппозиции к себе в Ташкент. То есть он им прямо сказал: "Я обиделся на Рахмона, тогда вы можете рассчитывать на мою помощь". Естественно, за какие-то уступки. И благодаря тому, что лидеры таджикской оппозиции не пошли на сотрудничество с ним, то есть они ставили выше национальные интересы, он все-таки решил полностью оставить Таджикистан как есть, Узбекистан даже не вошел в контактную группу государств, которые поддержали мирный процесс.

— 22 года прошло с момента подписания мирного договора, сейчас вы в изгнании, вашу партию называют в Таджикистане террористической. Что произошло?

— Произошло то, что Рахмон в какой-то момент решил оставить власть себе и своей семье до конца. А все, кто этому мешают, в том числе и наша партия, другие политические партии, несмотря на то, что он подписал с нами общее соглашение о мире, он решил устранить всех конкурентов.

— Вы вините себя в том числе в том, что произошло? Вы же были при власти.

— Вы имеете в виду лично или как партия?

— Партия.

— Мы должны признаться в том, что были допущены ошибки, в том числе мы пошли на очень сильные уступки изначально.

— В чем?

— Например, когда по договоренности министром обороны Таджикистана должен был быть представитель оппозиции. Когда еще у нас были вооруженные силы, Рахмон отказался от этого пункта, он сказал, что "нет, не отдам". Вопрос стоял очень острый: как быть – продолжать конфликт, воевать или все-таки уступить ради мира, спокойствия? И мы пошли на уступки. Второй момент: когда Рахмон хотел остаться у власти дольше срока, который обозначен в соглашении, опять мы пошли на уступки, опять ради мира, спокойствия, ради национального единства.

— В какой момент произошла точка невозврата?

— Я думаю, что это были выборы 2010 года, когда по наблюдениям, по протоколам, которые у нас есть, мы победили.

— Ваша партия?

— Да, наша партия взяла большинство. Может быть, часть этих голосов были протестные голоса, но факт остается фактом. И после этого Рахмон понял, что если так будет продолжаться, он может потерять и президентские выборы. И тут появился так называемый секретный протокол Совета безопасности Таджикистана за подписью самого Рахмона, который впервые был опубликован российскими интернет-ресурсами. И там Рахмон указывает всем силовым структурам и официальным ведомствам, как быть с нашей партией. И оттуда начались все эти трагедии, поскольку власть решила, Рахмон решил менять ситуацию, избавиться от оппозиции, избавиться от нашей партии.

— Если вы победили на выборах, ваша партия уже не оппозиция, как от вас можно избавиться?

— В любой диктаторской стране, [когда действует] авторитарный режим, мы победили на выборах – это не означает, что мы получили эти голоса официально. Нам дали официально около 10%, и мы вынуждены были считаться с этим. В противном случае опять война, опять конфликт.

— С чем связано то, что вы когда были в таджикистанской политике, практически никогда не критиковали Рахмона?

— То, что нас критикуют, что мы не критиковали власть и Рахмона, находясь в стране, – это неправда. Мы критиковали. Да, тон нашего разговора не был таким резким, как сейчас, это понятно. Но мы вопросы поднимали и тогда, то, что мы сейчас говорим, говорили и в Душанбе.

— Вы никогда не баллотировались на пост президента от вашей партии, всегда на этот пост баллотировались малоизвестные люди.

— Не малоизвестные. Кстати, наш первый кандидат был Давлатназар Худоназаров, председатель Союза кинематографистов СССР. Это не неизвестный человек. А вторым кандидатом [была] Ойнихол Бобоназарова, тоже правозащитница, декан юридического факультета Таджикистана, очень известная личность в Таджикистане.

Почему я сам не выдвигался в кандидаты в президенты? Опять, мы хотели объяснить народу, отправить месседж, что мы не хотим построения религиозного, теократического государства в Таджикистане. Даже несмотря на то, что у меня никогда не было планов построить теократическое государство, сам факт, что лидер Исламской партии идет на выборы, или отпугнет многих, или многие будут злоупотреблять этим, используя этот момент, что вот опять Исламская партия хочет взять власть и построить исламское государство. Поэтому я вынужден был всегда отходить на второй план, выдвигать кандидатов от демократических партий, независимых кандидатов и так далее.

— Не считаете ли вы, что именно эта осторожность или мягкость в политике привела к тому, что некогда крупнейшая политическая партия Таджикистана сейчас – сколько? – 1,5% на прошлых выборах [набрала], даже не прошла в парламент.

— Вы знаете, у нас были ошибки. Но общая стратегия, я думаю, была правильной. Мы все-таки не допустили второго конфликта, жертвовали собой, но не допустили второго конфликта.

— Была опасность второго конфликта?

— Была опасность. У нас была возможность выйти на улицу, у нас была возможность переломить ситуацию, но риск нового гражданского конфликта, вооруженного конфликта был очень большой.

— Выйти на улицу и начать гражданский конфликт – это разные вещи.

— Для Таджикистана, для Узбекистана выйти на улицу – это и есть начало гражданского конфликта. Я помню Андижан, люди тоже вышли на улицу – и более тысячи жертв. А в условиях Таджикистана это обязательно были бы жертвы, потому что у нас есть опыт войны, тогда у многих осталось оружие. Поэтому мы не решились выходить на улицу. Но сейчас ситуация меняется – после Грузии, после Украины, после Армении. Я думаю, что люди стали более опытными.

— Что сейчас происходит с вашей партией?

— Мы восстановили партию за рубежом. Было очень сложно. Я лично думал, что это займет больше времени, но оказалось, что нам потребовалось всего полтора года, чтобы восстановить работу, прийти в себя после этого шока. Мы создали сейчас национальный альянс, коалицию четырех политических партий и движений. Сейчас мы больше выступаем от имени коалиции, не от имени Партии исламского возрождения. И сейчас, я думаю, что это начало нового этапа не только для нашей партии, а вообще для всей таджикской оппозиции. Так что работа идет.

— Ваши оппоненты обвиняют вас в том, что вы создали некий альянс за рубежом, сами же его возглавили.

— Там были другие кандидаты, были представители других политических партий. Если все решили, что на сегодняшний день коалицию должен возглавить именно я – почему бы и нет? Ну хорошо, если бы я не был лидером коалиции, был бы заместителем, кто-то другой [был бы лидером] – что бы поменялось? Все-таки многие считают, что Исламская партия – самая сильная, самая организованная партия среди всех оппозиционных партий и движений. Главное – какая у нас цель. Не кто возглавляет коалицию, а какая у нас программа, какая у нас цель и какой Таджикистан мы хотим иметь.

— Ваша партия называется Партия исламского возрождения. Если вы придете к власти, куда вы приведете страну?

— То, что мы выбрали это название – Исламская партия, в начале 90-х годов это было модно, по всему исламскому миру появились исламские партии, движения, исламские банки. У нас было такое решение еще десять лет тому назад, когда мы еще были легальной партией, – менять название партии. Но потом все-таки решили, что это уже история, нас приняли [такими], какие мы есть, мы демократическая партия с исламским названием. Международное сообщество нас такими приняло, Европа нас так признает, власть нас признает. Зачем менять [название], если мы демократическая партия, как, например, Христианско-демократическая партия в Европе? Поэтому не было тогда необходимости менять название партии. А сейчас такая необходимость, наверное, уже есть, и вопрос опять рассматривается.

— Назовите какую-нибудь страну, которая может для вас быть моделью. Турция, Иран, Пакистан?

— Раньше, когда мне этот вопрос задавали, я всегда говорил, что, возможно, Турция может быть такой же моделью – при Эрдогане, 10 лет тому назад, например. Еще может быть малайзийский опыт пригодится. Но сейчас я более осторожно отвечаю на этот вопрос. Потому что то, что происходит в Турции, – это уже не модель или пример для подражания. Я думаю, что у нас должен быть свой пример. Он где-то ближе к опыту европейских государств, в том числе некоторые моменты из Турции, Малайзии и так далее.

Но самое главное – это должно быть демократическое государство, светское государство. И религия должна иметь такой же статус, как, скажем, в Европе – христианство в Европе, или в Индии – все основные религии в Индии очень толерантно сосуществуют.

— Жизнь в Европе влияет на политические взгляды и на то, каким бы вы хотели видеть будущее Таджикистана?

— На меня – нет. Потому что я остаюсь при своем мнении, как был в Таджикистане, потому что я был знаком с европейским мышлением еще тогда. Я часто ездил сюда, я читал, я встречался. Но я чувствую, что мои коллеги, однопартийцы меняются – в лучшую сторону, кстати. То, что я не мог иногда им объяснить в Таджикистане, сейчас они понимают с полуслова.

— Становятся более свободными?

— Становятся более свободными, видят результаты демократии, как должна выглядеть свободная страна. То есть мне уже больше не надо долго объяснять, почему я хочу, чтобы Таджикистан был демократическим государством.

— Кто ваши партнеры?

— Все, кто заинтересованы в том, чтобы Таджикистан был стабильным, развитым и демократическим, мы рассматриваем их как своих международных партнеров. В Таджикистане все, кто действительно хотят видеть Таджикистан демократическим, являются нашими партнерами. Мы очень хорошо сотрудничаем не только с оппозиционными партиями. Кстати, мы уже начали не напрямую, но косвенно, восстанавливать контакты с [представителями] сегодняшней элиты, которые тоже устали, которые тоже хотят перемен. Кстати, в самой элите немало очень умных, порядочных людей, которые тоже стали жертвами этого режима. Поэтому мы рассматриваем их нашими партнерами.

— С Рахмоном вы встречались?

— Естественно, после этих событий – нет. Но раньше – да, было такое.

— Готовы с ним сотрудничать?

— С сегодняшним Рахмоном – нет, потому что он исчерпал себя как лидер, он уже недоговороспособный человек, он показал себя несколько раз. Но с представителями его команды, которые, мы считаем, у них еще осталась человечность и порядочность – с ними возможно.

— Что происходит с вашими соратниками сейчас? Многие в тюрьме. Есть ли шансы у них выйти на свободу? Что лично вы делаете для того, чтобы их освободить?

— Шансы очень минимальные. Но в последнее время появилась некоторая надежда после того, как Комитет по правам человека ООН принял наше ходатайство, и мы имеем сейчас на руках четыре решения Комитета ООН по правам человека о том, чтобы таджикские власти немедленно освободили наших соратников. Кстати, не только моих заместителей, но и нашего адвоката Бузургмехра Ёрова и другого опального политика Зайда Саидова.

— Вы видите для оппозиции шанс получить власть?

— Шанс есть не только для оппозиции. Я думаю, что в Таджикистане есть, уже чувствуется, что, может быть, не в ближайшее время, но все-таки чувствуется, что народ устал. Есть шанс для реформ, для изменения. Это будет через оппозицию или в другом виде – я пока не могу сказать. Но как это выглядит – однозначно, что через выборный механизм это невозможно. Остаются только протесты. Единственная наша задача – сделать все, чтобы они были мирными, без крови, без насилия.

— По вашим ощущениям и оценкам, когда у вас появится шанс вернуться в Таджикистан?

— Это не так близко. Мы должны быть реалистами. Но и я не собираюсь оставаться в Европе надолго. Тут красиво, все хорошо, нравится. Но моя родина – Таджикистан, я должен вернуться туда. Не только я – все мы должны вернуться туда, и мы сделаем все для того, чтобы приблизить как можно быстрее этот день.

#10YearChallenge бывшего СССР. Как изменились и чем занимались 10 лет назад нынешние лидеры постсоветских стран

В интернете набирает популярность новый челлендж – #10YearChallenge. Пользователи соцсетей, политики и медийные личности выкладывают фотографии себя в 2019 году и себя – десять лет назад.

Настоящее Время решило сравнить, как за 10 лет изменились люди, которые сегодня возглавляют бывшие советские республики.

Азербайджан

Последние 16 лет – с 2003 года – Азербайджаном правит Ильхам Алиев. Он стал президентом незадолго до официального объявления о смерти своего отца Гейдара, который возглавлял страну с 1993 года. На последних выборах президента, прошедших в апреле 2018, по официальным данным, Ильхам Алиев победил с результатом в 84%.

Также в 2016 году в Азербайджане прошел референдум о внесении изменений в Конституцию страны, и срок пребывания президента у власти был увеличен с пяти до семи лет. Поэтому Алиев будет оставаться во главе Азербайджана минимум до 2025 года.

Армения

После референдума в 2015 году Армения официально перешла от президентской к парламентской республике. Это означает, что большую часть полномочий в стране на себя берет премьер-министр вместе с парламентом. А президент выполняет больше репрезентативную функцию.

Сейчас страну возглавляет лидер оппозиции к правящей партии и в прошлом политический активист Никол Пашинян. Он был среди лидеров протестного движения в Армении весной 2018 года. Демонстрации были вызваны недовольством правлением Сержа Саргсяна и его партии, а также тем, что Саргсян, который два срока был президентом, попытался остаться у власти на третий срок, став премьером. Протесты позже назвали "бархатной революцией".

В начале 2000-х Пашинян работал журналистом, с 2008 года находился в розыске из-за участия в массовых беспорядках после нарушений на выборах президента. В 2009 году Пашинян сдался властям Армении. Его приговорили к 7 годам лишения свободы по обвинениям в организации массовых беспорядков.​

Беларусь

Александр Лукашенко – один из политиков, находящихся у власти самое продолжительное время. Тогда еще глава антикоррупционной комиссии Лукашенко занял президентское кресло в 1994 году – сразу же после учреждения должности.

После двух сроков подряд в 2004 году он инициировал референдум, который позволил ему баллотироваться в президенты неограниченное количество раз. После этого Лукашенко с официальными результатами не менее 79% побеждал в последующих выборах 2006, 2010 и 2015 годов.

Международные наблюдатели и правозащитные организации неоднократно обвиняли власти Беларуси в фальсификациях голосов и нарушениях прав человека.

Грузия

Саломе Зурабишвили стала президентом Грузии в конце 2018 года. Формально она шла на выборы как независимый кандидат. Но ее, как и на парламентских выборах 2015 года, поддерживала правящая партия "Грузинская мечта", которая дружески настроенная к России. Ее лидер – олигарх Бидзина Иванишвили.

Сразу после объявления результатов выборов в Тбилиси прошла серия протестов против назначения Зурабишвили. Сама президент утверждает, что не видит возможностей для сотрудничества с Россией и будет продолжать политику сближения с Западом.

В начале 2000-х Зурабишвили, которая родилась во Франции, работала в МИДе этой страны и возглавляла Генеральный секретарат национальной обороны Франции по международным вопросам и стратегии. Позже она уехала в Грузию, где в 2004-2006 годах занимала пост министра иностранных дел. В 2009 году она возглавляла собственную оппозиционную партию "Путь Грузии", которая участвовала в протестах против тогдашнего президента Михаила Саакашвили.

Казахстан

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев находится у власти на постсоветском пространстве дольше всех – 29 лет. С 1990 по конец 1991 Назарбаев был избран президентом Казахской ССР, позже – президентом Республики Казахстан.

Тогдашние пятилетние полномочия президента Назарбаева должны были закончиться в декабре 1996 года. В апреле 1995 года на референдуме вместо выборов его пребывание на посту президента продлевается еще на пять лет – до декабря 2000 года. После этого Назарбаев переизбирался на пост президента снова и снова. В 2010 году в Конституции страны за ним закрепили статус "Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации". Сейчас Назарбаеву 78 лет.

Кыргызстан

Редакции Настоящего Времени не удалось найти фотографии нынешнего президента страны Сооронбая Жээнбекова из 2009 года в открытом доступе.

Главой Кыргызстана Жээнбеков стал в 2017 году. Раньше его считали соратником предыдущего президента Алмазбека Атамбаева. Но со вступлением Жээнбекова в должность в стране завели несколько расследований в отношении высокопоставленных чиновников, которые входили в "команду Атамбаева", – их подозревают в коррупции.

Сам Жээнбеков с 2016 года занимал пост премьер-министра, с 2010 года занимал пост губернатора Ошской области. До этого времени нынешний президент занимался частным предпринимательством.

Латвия

Марис Кучинскис занимает должность премьер-министра Латвии с 2016 года. Свою политическую карьеру он начал еще в 1994 году, избравшись в гордуму Валмиеры. После этого возглавлял Минстерство регионального развития и несколько раз баллотировался в Сейм. Но смог пройти в латвийский парламент лишь к девятому созыву – с 2006 по 2009 год.

Литва

​Даля Грибаускайте дважды избиралась президентом страны. Свои первые выборы она выиграла как раз в 2009 году. Незадолго до того, как вступить в должность, она возглавляла Комиссию Евросоюза по финансовому программированию и бюджету​, а ранее – Комиссию ЕС по вопросам образования и культуры​. В начале 2000-х Грибаускайте занимала должность министра финансов Литвы.

Молдова

Найти фотографии нынешнего премьер-министра Молдовы Павла Филипа 2009 года в открытом доступе Настоящему Времени также не удалось.

Филип стал премьер-министром Молдовы в 2016 году. До этого с 2011 по 2016 годы он занимал должность министра информационных технологий и связи.

До начала своей политической карьеры в 2011 году Филип занимал должность генерального директора табачной фабрики и фабрики по производству конфет после работы в различных цехах.

Россия

В 2018 году начался четвертый срок Владимира Путина в качестве президента России – срок его новых полномочий истекает в 2024 году. После первых двух – с 2000 по 2008 год – эту должность занял Дмитрий Медведев, который сегодня находится в кресле премьер-министра. В свой президентский срок Медведев подписал поправки к Конституции, которые увеличили срок полномочий президента с четырех до шести лет.

В 2012 году Путин в третий раз стал главой России. Свое выдвижение он объяснял тем, что Конституция запрещает одному и тому же человеку занимать эту должность два срока подряд. Через несколько месяцев после очередной победы Путина на выборах 2018 года, парламент Чечни внес на рассмотрение в Госдуму законопроект о поправках к Конституции, которые бы позволили продлить полномочия президента до трех сроков подряд.

В 2009 году Путин находился в кресле премьер-министра.

Таджикистан

​Эмомали Рахмон – бессменный президент Таджикистана. Он находится в этой должности с 1994 года. В 2016 году депутаты парламента единогласно приняли закон, который закрепил за Рахмоном официальный статус "Основатель мира и национального единства – Лидер нации​". По этому закону ему полагаются пожизненные неприкосновенность, право обращаться к народу и принимать участие в важных государственных мероприятиях и выступать на них. Тогда же за оскорбление президента было введено уголовное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет или штрафа.

Также на всенародном референдуме в мае 2016 года, по официальным данным, большинство жителей Таджикистана высказались за то, чтобы Рахмон мог оставаться на своем посту пожизненно, а его старший сын сможет баллотироваться на этот пост уже на выборах 2020 года.

Туркменистан

Гурбангулы Бердымухамедов занял должность президента Туркменистана в 2007 году – после смерти Сапармурата Ниязова, который к тому времени правил страной 21 год, а в начале 1990-х его провозгласили "Туркменбаши великим" или "главой всех туркмен в мире". Бердымухамедов долгое время был лечащим врачом Ниязова.

Сам Бердымухамедов носит титул "Аркадаг", что переводится как "покровитель". В 2012 и 2017 годах он побеждал на выборах президента, по официальным данным, с результатом в 97,14% и 97,69%.

В сентябре 2016 года в Конституцию Туркменистана были внесены изменения, увеличивающие срок полномочий главы государства с 5 до 7 лет. Тогда же было отменено возрастное ограничение для избрания президентом.

За время правления вокруг Бердымухамедова сформировался определенный культ личности: в честь его родственников названы государственные объекты, к 50-летию президента Центробанк отчеканил монеты с его лицом, ему поставлен прижизненный 21-метровый памятник, который покрыт 24-каратным золотом, а также открыт памятник в честь написанной им книги.

Узбекистан

​Шавкат Мирзиёев стал президентом Узбекистана в 2016 году – после смерти своего соратника Ислама Каримова, который правил страной с 1994 года. До этого времени – с 2003 года – Мирзиёев бессменно занимал пост премьер-министра Узбекистана.

Несмотря на то, что в стране все еще остается цензура и преследование людей по политическим мотивам, а некоторые эксперты считали, что с приходом Мирзиёева режим только ужесточится, сегодня в правозащитных организациях говорят о политической оттепели.

Почти сразу после смерти Каримова новый президент Узбекистана начал менять политику страны: сделал несколько шагов, чтобы улучшить отношения с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном (с последними двумя отношения в последние годы правления Каримова фактически были заморожены) в Узбекистан начали возвращаться международные правозащитные организации и СМИ, часть политзаключенных отпустили из тюрем, а для граждан почти 50 стран мира упростили получение туристической визы.

Украина

Петр Порошенко был избран на пост президента Украины в 2014 году после серии антиправительственных протестов, известных в Украине как Революция достоинства. После этого страна взяла курс на интеграцию с Евросоюзом и НАТО, и постепенно начала разрывать отношения с Россией – после аннексии Крыма и начала военных действий в Донбассе в 2014 году.

В 2009 году – за несколько месяцев до назначения на должность министра иностранных дел – Порошенко возглавлял Национальный банк Украины.

За время президентства Порошенко был замешан в нескольких коррупционных скандалах: в утечке документов крупной юридической фирмы Mossack Fonseca на его имя нашли несколько кипрских офшоров, через принадлежащий Порошенко банк выводились деньги бежавшего в Россию президента Виктора Януковича, а также на него подавали в суд за назначение своего соратника без опыта на должность в антикоррупционное агентство.

Порошенко также объявил о намерении баллотироваться на новый срок на выборах 2019 года.

Эстония

​Юри Ратас стал премьер-министром Эстонии в 2016 году – сразу после того, как предыдущему главе правительства Таави Рыйвасу был вынесен вотум недоверия. Сам Ратас выступает за усиление контроля на границе с Россией и за строительство стены, которая помогла бы предотвратить трансграничную преступность, – проект по ее строительству уже не первый год рассматривается правительством Эстонии.

До 2007 года он занимал должность мэра Таллинна. В 2009-м Ратас состоял в Городском Совете, а позже занимал должность вице-президента Эстонии вплоть до своего назначения премьером. ​

До начала политической карьеры в 2000-х он работал консультантом в страховой компании, маркетологом и аналитиком в Научно-исследовательском строительном институте.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG