Ссылки

Новость часа

"Обещает облить кислотой". Почему убежище для пострадавших от семейного насилия в Минске скрывает свой адрес


Акция против семейного насилия в Минске

В Беларуси законопроект о противодействии домашнему насилию обсуждали год назад. Идею, которую предложили в МВД, поддержали гражданские активисты и раскритиковали представители православной церкви. Точку поставил Александр Лукашенко: назвал проект "глупостью, взятой прежде всего с Запада", и поделился воспоминаниями о том, как его сыновьям доставалось в детстве от отца.

В районных городах Беларуси есть 124 кризисных центра для жертв домашнего насилия. Но только в Минске есть круглосуточный приют "Радислава", где можно остаться надолго.

Марина была замужем 13 лет. И многие годы в браке она подвергалась насилию со стороны супруга.

"Когда мы только расписались, я поняла, что сделала ошибку. Но так как я была верующей, мы венчались, я думала: раз это мой крест, я должна его нести до конца. Но со временем у меня было такое состояние, что я поняла, что уже что-то не так", – говорит она.

Почему убежище для пострадавших от семейного насилия в Минске скрывает свой адрес
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:25 0:00

Марина вспоминает, что однажды муж избил ее за то, что она искупала детей позже обычного. Тогда она задумалась о разводе.

"Ему это не понравилось. Он меня вытащил из ванной, на кухню затолкал – и стал жестоко избивать. У меня очень большой синяк был на груди, кровь изо рта, синяки по всему телу. Я уже не помню, как он там избивал. Мне очень повезло, что мама была рядом. И она остановила. Но не вызвали милицию", – вспоминает женщина.

Полтора года назад Марина развелась. Но она по-прежнему живет в квартире бывшего мужа вместе с тремя детьми. Марина – младший научный сотрудник в Академии наук. Зарплаты в 170 долларов не хватает, чтобы купить свое жилье. А на новую работу Марину не берут – в детстве она потеряла слух, и из-за этого ей сложно устроиться. Недавно бывший муж Марины установил в квартире, где живут она и две дочери, камеры.

"Вот камеру поставил. Я не боюсь, у меня нет такого повода, чтобы бояться. Но он мне совершенно чужой человек стал. Мне неприятно прийти в наш дом, где все видят, во сколько я прихожу, чем я занимаюсь дома. Мне это неприятно просто. Это как нарушение моих личных границ", – поясняет Марина.

Марина – всего одна из жертв домашнего насилия в Беларуси. Согласно исследованию Института социологии Национальной академии наук Беларуси, проведенном в 2018 году, каждая вторая опрошенная женщина в стране в тот или иной период жизни подвергалась насилию со стороны партнера. Зачастую агрессоры продолжают преследовать своих жертв и после развода.

"Ситуация развода давно позади, но их бывшие мужья все равно продолжают оказывать на них влияние, потому что у них есть общие дети. И бывшие мужья остаются законными представителями этих детей. Насилие фактически продолжается – это уже не есть физическое насилие, это есть психологическое насилие, но раны внутри болят и заживают гораздо больнее, чем снаружи", – рассказывает руководительница убежища "Радислава" Ольга Казак.

С 2002 года в Минске действует единственное в стране круглосуточное убежище для женщин, пострадавших от домашнего насилия. Сейчас там живут 12 женщин и 12 детей. Адрес этого места хранится в тайне, журналистов туда тоже не пускают. За 17 лет работы убежище шесть раз переезжало на новое место, потому что агрессоры настигали своих жертв даже после побега.

"У нас было несколько таких случаев. И поэтому у нас было несколько домов. Мы вынуждены были после этого переезжать, потому что тогда мы не могли чувствовать себя в покое. Кроме того, агрессор может выбросить этот адрес в интернет, и об этом узнают все остальные. И тогда ни сотрудники, ни пострадавшие не будут чувствовать себя в безопасности", – говорит Ольга Казак.

Юлия и двое ее детей почти год скрываются здесь от бывшего мужа женщины. Условия в убежище сильно отличаются от привычных. Но женщину это не пугает.

"Комната 12 квадратов. Общая кухня, общий туалет, ванная. У меня [свой] дом 350 квадратов, 190 жилой. Но я вам так скажу: за то, что мои дети ночью спят и не орут, можно жить и не в таких условиях. Первый месяц проживания в убежище я практически не помню. Это было в тумане. Мы высыпались. Просто мои дети стали выходить на улицу, не оглядываясь, потому что мы боялись даже выйти на улицу в магазин", – рассказывает Юлия.

Она разошлась с мужем еще в сентябре 2017 года. По ее словам, причиной развода стало психологическое насилие. Юлия говорит, что после развода все стало только хуже.

"Он обещает облить меня кислотой. Это было не единожды. Причем говорит: "Это буду делать не я, естественно. Но ты понимаешь, ты ведь очень многим насолила". Поэтому да, я боюсь. Началась жесть, начались ежедневные залитые замки в моем доме, разбитые окна, перекрытие газа, света и так далее. Каждый день у нас был вызов милиции. Я поставила охрану на мой дом, это дом моего отца. Перелезал через забор, заходил во двор, выводил детей. То есть я не могла выпустить детей на улицу", – говорит она.

Через несколько месяцев после развода Юлия с бывшим мужем повезли детей на отдых за границу. По ее словам, мужчина напал на нее в дороге.

"Дети уснули, было около трех часов ночи. Он остановился на заправке. Я спала в машине. Открыл дверку, вытянул меня за волосы из машины, затянул за угол заправки и там стал бить", – жалуется она.

Уже много месяцев Юлия судится с бывшим мужем, чтобы лишить его родительских прав. На одном из судов мы попытались взять комментарий у её бывшего супруга. Мужчина категорически отказался от общения под запись, но согласился ответить на несколько вопросов по электронной почте. Александр утверждает, что насилия во время брака не было, а эпизод с избиением на заправке он назвал "враньем".

Ольга Казак стояла у истоков убежища "Радислава": много лет работала там психологом, а с прошлого года руководит всей работой центра. Ольга убеждена, что Беларуси необходим закон о домашнем насилии.

Год назад МВД Беларуси предлагало проект закона о противодействии домашнему насилию. После того, как президент Александр Лукашенко раскритиковал эту идею, продвижение законопроекта остановили. За первые семь месяцев 2019 года от домашнего насилия в Беларуси погибли 55 человек.

XS
SM
MD
LG