Ссылки

Новость часа

"Не одна Карачаево-Черкесия". Как можно было украсть 30 млрд рублей на газе


По делу Арашуковых объявили в федеральный розыск еще двоих менеджеров структур Газпрома. В чем причина ареста Арашуковых: война северокавказских кланов, которая докатилась до федерального центра, или, наоборот, – федеральный центр решил навести порядок на Северном Кавказе?

"Газовые и электрические сети на Кавказе сильно изношены, и на потери при транспортировке часто списывают все, что фактически было просто украдено. Потребуются и кадровые решения, и, конечно, наказание виновных", – говорил еще в прошлом году российский премьер-министр Дмитрий Медведев. Эти слова теперь вспоминают в связи с арестами по делу Арашуковых.

Фигурантов газового дела обвиняют в хищениях газа на сумму в 30 млрд рублей. Можно ли по этой цифре понять, сколько газа похитили, Настоящему Времени рассказал ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

— Следствие утверждает, что Рауль Арашуков и его сообщники украли газ на 30 млрд рублей. Что вам, как отраслевому эксперту, говорит эта цифра? Какие это объемы газа?

— Если мы берем, что средняя цена газа за тысячу кубов в России – это где-то 3800-4000 рублей, то получается, что в объемах это около 7-8 млрд кубов. Это действительно большие объемы, учитывая, что если мы говорим, что регионы не так много у нас потребляют, Северный Кавказ – максимум по 3 млрд кубов в год в лучшем случае, а та же самая Карачаево-Черкесия – по-моему, меньше 1 млрд кубов, по-моему, всего 600 млн потребления, естественно, что вызывает вопрос тогда, какая протяженность времени была у совершения этого преступления, то есть какое время они воровали газ, записывали его по таким криминальным схемам. Вот это не совсем понятно.

И я думаю, что здесь как раз и схема совсем не ясна, следствию предстоит еще озвучить свою версию, какая схема была выстроена. То, что сейчас мы видим из СМИ, по крайней мере, из каких-то утечек, что эта группа людей, они организовывали настоящий документооборот, они вроде как на бумаге в одни населенные пункты, одним потребителям отправляли, а в реальности этот газ уходил за наличность другим. И явно, что подобные масштабные схемы были возможны, если у вас вся цепочка работает отлажено – и в сбытовых компаниях, и на стороне потребителей, то есть какие-то документы со стороны потребителей приходят поддельные, вероятно. Потому что не совсем понятно, почему это не было отслежено, если у вас на протяжении нескольких лет это происходит. Есть же диспетчерские управления "Газпрома", они должны были понимать, куда идет газ, данные газоизмерительных станций – все это должно было собираться и как-то анализироваться.

Почему это не отслеживалось – неясно. Я думаю, что как раз из-за того, что схема хищения и количество участников были довольно большие. И это как раз подтверждается этой чередой арестов. Там аресты идут сразу в нескольких сбытовых компаниях региона, этих людей задерживают. Я думаю, что это как раз и показывает, что и по времени это долго существовало, потому что в преступную группу вовлекались все новые и новые люди, и по масштабам. Это явно не одна Карачаево-Черкесия, но и ряд других регионов. Поэтому точную схему узнаем, только когда начнется уже непосредственно судебный процесс и будут объявлены все детали дела.

— Арестованы люди из дочек "Газпрома" в Ставропольском крае и Астрахани. По названию компаний мы что-то можем сказать о схеме предполагаемых хищений?

— Не обязательно человек, которого арестовали, что он участвовал в каких-то криминальных схемах, находясь на этой должности. Я думаю, что из-за того, что хищения были как раз на протяженном периоде, они вполне могли работать в других совершенно структурах на момент совершения преступления. Поэтому они все могли быть выходцами из одной сбытовой компании, сейчас просто занимают должности в других. То, что там в названиях компаний ЖКХ, я думаю, что это следующие элементы цепочки, то есть это те люди, которые работали, можно сказать, на приеме газа и подделывали, может быть, какие-то документы или участвовали в хищениях со стороны потребителя.

Потому что явно, что схема предполагала не только, что кто-то сидит в сбытовой компании или "Трансгазах" региональных и занимается этим хищением. Там, я думаю, что и в "Газпром Межрегионгаз" каких-то отдельных регионов, и, соответственно, в сбытовых компаниях, которые оформляли документы, что они этот газ получили, а на самом деле, вероятно, не получали. Я думаю, что, может быть, это и не единственные аресты, которые сейчас есть, и зачистка определенная в регионе целиком будет продолжаться.

Большой вопрос – первопричина ли здесь газовый вопрос, или же здесь история зачистки региона от криминальных схем идет со стороны самого региона. Потому что довольно интересные процессы там происходят уже после назначения Васильева, и он подтянул свою команду следователей, зачастую они из других регионов приезжали, чтобы не быть аффилированными с местными политическими и экономическими элитами. Поэтому истории многие начинались оттуда. И не факт, что на самом деле это какая-то команда по газовой отрасли. Скорее, тут региональная история.

— Вы говорите, что это региональная история. Но есть мнение, что это история, которая идет из федерального центра, что таким образом меняют правила на Северном Кавказе.

— Я имею в виду, что как раз газ именно на Северном Кавказе. Я об этом и говорю, что это не история про то, как по всей стране начинают проверять сбытовые газовые компании. На самом деле самые большие должники у "Газпрома" и у сбытовых компаний – в Тверской области, в Московской области. Вот два основных региона, где юридические лица больше всего должны, а отнюдь не Чеченская республика и другие.

Поэтому явно, что здесь как раз действительно история именно про Северный Кавказ и сбыт там. И там были проблемы и неплатежей, и проблемы огромного воровства. Действительно, эта история началась еще в прошлом году как минимум с большого фильма-расследования, который показывали по телеканалу "Россия-1", и весь новогодний эфир они крутили этот фильм несколько раз. Там было несколько расследований, которые специально журналисты снимали. И помимо прочего, этот фильм про незаконные врезки в Дагестане, про то, как там самовольно построенные дома отапливаются, и резиновые шланги им отрезают, а они на следующий день опять их прикрепляют на место, и то, что в поле выходит труба, и там кирпичи обжигают, эти огромные промышленные врезки в газопроводы.

Эти истории показали неоднократно, вполне возможно, опять-таки, готовя общественное мнение к тому, что будет и дальнейший удар по этому сегменту криминального бизнеса. Только дальше мы уже увидели историю с Арашуковыми и остальными сбытовыми структурами "Газпрома".

— Почему эти процессы запускают именно через газовую отрасль, через Газпром?

— Я думаю, что здесь, в том числе, и газовую отрасль затронули. Потому что до этого, может быть, не столь масштабно звучала, потому что не занимали люди высоких постов. А там были проблемы и большие разборки и с нефтяной отраслью.

Например, Махачкалинский порт, там "Транснефть" активно жаловалась на некую группу непонятных людей, которые, можно сказать, оккупировали там буквально 100 метров трубы непосредственно от терминала приемки нефтяных танкеров с Каспийского моря до пункта сдачи этой нефти в систему "Транснефти". И там приходили грузы, отгружали эту нефть, и некие люди угрожали сопровождающим лицам, говоря: "Давай подписывай документы, что ты отгрузил нам 10% воды, а все остальное – только нефть". А на самом деле эти 10% они забирали себе, перерабатывали на примитивной перегонной установке и продавали на региональном рынке.

И многие вообще отказались через Махачкалу работать. Тот же "Лукойл" со своих месторождений начал гнать все через Баку. И туркмены были озабочены этой историей, и казахи, которые работали с Махачкалой. И главное, "Транснефть" очень пострадала от этого, потому что, получается, что с ними никто дальше уже не работал. И долгое время ничего невозможно было сделать, там эти товарищи всех терроризировали.

Поэтому эта история тоже в 2017-2018 годах поднималась. Поэтому нельзя говорить, что только про газ, потому что газ стал более публичным, он как-то больше всех касается, нежели нефть, которую человек непосредственно не потребляет. А газовую историю – пожалуйста, она более социальная, можно сказать.

— Вы говорите, что схема хищений в деле Арашукова должна быть очень масштабной, а учитывая объемы, воровство должно было идти годами. Полагаете, еще будет много арестов?

— Я думаю, что дальше, если сейчас арест идет в основном глав компаний, таких топ-менеджеров, то есть основных участников, а дальше, я думаю, что клубок может раскручиваться, и просто будут уже более мелких участников подобных схем тоже привлекать к этому делу. Поэтому я думаю, что это не последние аресты. Посмотрим, что дальше будет. Я думаю, что просто здесь кто-то может избежать ответственности из-за прошествия времени. Я думаю, что масштаб этой схемы показывает, что она не один год существовала. Вот, скорее, о чем речь.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG