Ссылки

Новость часа

До 15 тысяч рублей в день. Попрошайничество – бизнес для одних и рабство для других


Как попрошайничество становится бизнесом для одних, рабством для других
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:49 0:00

Большинство попрошаек на улицах находятся в рабстве: все деньги у них отбирают хозяева, а самих нищих держат в невыносимых условиях. Вырваться из этого круга невозможно: просящих милостыню штрафуют и опять выгоняют на улицу.

В центре Москвы в два часа дня женщина с картонкой, на которой написана просьба подать денег. Увидев журналистов, она прячет картонку в сумку и пытается убежать. На вопрос корреспондента Настоящего Времени, что заставило ее просить милостыню, с удивленным видом отвечает, что это была не она. Как только съемочная группа уходит, возвращается на свое место.

Совсем недалеко стоит бабушка – она якобы собирает деньги для операции на глаза. Но почему-то от предложений оплатить операцию или отправить ее в реабилитационный центр отказывается: "Не надо, мне люди добрые помогают!"

На территории площадью метров 300 таких попрошаек – четыре человека, и у каждого своя легенда.

99% тех, кто стоит на улице, по сути – рабы, но доказать это юридически почти невозможно, рассказывает волонтер Павел Прошкин из организации "Офицеры России". Он одним из первых в стране начал заниматься проблемой попрошаек на улицах.

За отказ работать хозяева угрожают своим рабам смертью или обещают покалечить, рассказывает Павел. По его словам, как правило, в Россию рабов привозят из соседних стран, чаще всего из Украины. Вербовщики находят одиноких людей, оказавшихся в сложной ситуации, предлагают поработать нянечкой, сиделкой или присоединиться к строительной бригаде. А когда их привозят в Россию, отбирают документы и отправляют попрошайничать.

По словам Павла, такие люди запуганы, поэтому они не просят помощи. Волонтерам удалось вытащить из рабства пятерых – тех, кто не побоялся сообщить о своем положении.

"Есть некий хозяин, и у него вот таких пять человек. Он сам вербует, сам привозит. Иногда сам с ними живет – контроль полный", – рассказывает Павел Прошкин.

Люди запуганы еще и потому, что видят коррупционную систему, поясняет волонтер. Им объясняют, что нельзя встать ни на одну точку без согласия. И они в это верят, потому что "я здесь стою, и полиция меня не гоняет – значит, им заплатили".

Прошкин рассказывает, что условия, в которых живут такие рабы, просто жуткие. "Один квадратный метр – это все ее пребывание. Кушает она то, что осталось со стола. В таких условиях, как вы думаете, долго проживет?" – говорит волонтер.

Еще в 2014 году на улицах Москвы побирались сотни женщин с грудными детьми. Теперь их стало гораздо меньше: в прессе начали рассказывать, что дети на руках нищенок чаще всего краденные, и люди перестали им подавать. По словам Павла, одна бабушка может собрать в день до 15 тысяч рублей. Женщина с ребенком – не больше пяти тысяч.

Как решить проблему рабов, которые просят милостыню, волонтеры пока не знают. Прошкин вспоминает историю одного из освобожденных мужчин, который дважды сбегал от "хозяев" и обращался в полицию. Там ему выписывали штраф за попрошайничество и выгоняли обратно на улицу.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG