Ссылки

Новость часа

Тюрьмы или центры профподготовки: что говорят о Синьцзянских лагерях в Китае и за границей


Синьцзян-Уйгурский автономный район – это крайний запад Китая. До Казахстана, России или Пакистана отсюда намного ближе, чем до столицы КНР. Огромная территория, более полутора миллионов квадратных километров, с разнообразнейшей природой – пустынями, лесами, горами и равнинами.

Тюрьмы или центры профподготовки: что говорят о Синьцзянских лагерях в Китае и за границей
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:45 0:00


Население – когда-то преимущественно мусульмане-уйгуры, теперь вперемешку с китайцами из других регионов. Тут добывают нефть, развивают сельское хозяйство и туризм. Через автономию пролегает "Новый шелковый путь" – амбициозный проект Пекина, который должен связать азиатские рынки с Европой. В официальной идеологии КНР и материалах государственных СМИ Китая Синьцзян – образцовый регион, пример дружбы народов и разумной государственной политики.

"Хороший урожай в этом году. С каждым годом лучше и лучше", – говорит местный житель на камеру.

"Раньше мы зарабатывали только скотом, а теперь нам зарплаты платят. Летом, в туристический сезон, можем принимать гостей. Зарабатываем теперь намного больше", – говорит другой.

Совсем другую картину рисуют зарубежные СМИ. За ситуацией в Синьцзяне они внимательно следят с массовых протестов 2009 года. В последние пару лет все чаще стали сообщать о массовых задержаниях и лагерях, где уйгуров перевоспитывают в образцовых китайцев.

  • "День в лагере начинался затемно. Омир Бекали должен был исполнять государственный гимн Китая. В 7:30 поднимали флаг, после чего Омир и тысяча других заключенных отправлялись изучать песни вроде "Без Компартии не будет нового Китая" (Berlingske, Дания).
  • "Тех, кто забывал слова,оставляли без завтрака. Поэтому слова все выучили быстро" (The New York Times, США).

Кроме разрозненных свидетельств узников есть и многочисленные рассказы людей из разных стран, потерявших связь с родственниками-уйгурами.

"Мы с женой приехали в Китай, в Урумчи. Полиция ее арестовала, отправила в лагерь. Это тюрьма, настоящая тюрьма. Два месяца она там – ни звонка, ни встречи", – рассказывает Нурлан Бекбосынулы, житель Павлодара.

По данным агентства Associated Press, у неблагонадежных семей массово изымают детей. Их помещают в "воспитательные центры". В одном из них яркие стены, колючая проволока, веселые мелодии и надпись "Спасибо нашей Родине".

"Начиная с еды и одежды, все там китайское. Детям силой навязывают китайскую культуру", – рассказывает Мерипет, мать пропавших детей.

По оценкам ООН, в воспитательных лагерях Синьцзяна содержатся до миллиона уйгуров и других мусульман (при том, что уйгуров всего чуть больше 10 миллионов).

Официальный Пекин яростно отбивается от обвинений западных СМИ и правозащитников.

"Никаких лагерей в Синьцзянском автономном районе нет. У нас есть тренировочные, образовательные центры, – говорит Ли Сяодзюнь, спикер Бюро по правам человека Китая. – Там обучают новым профессиям, чтобы люди могли найти новую работу, были готовы к труду и знали основы нашего законодательства".

От общих фраз к конкретным аргументам перешел губернатор Синьцзяна Шохрат Закир. В интервью государственному агентству Xinhua он рассказывает: в центрах профессиональной подготовки уйгуров бесплатно обучают китайскому языку и законам, хорошо кормят и селят в удобных номерах, показывают кино и разрешают играть в баскетбол. Каждый выпускник может овладеть двумя профессиями (например, шитьем и сборкой мобильных телефонов). Цель такого обучения, по словам чиновника, вовсе не в ассимиляции этнической группы, а в борьбе с экстремизмом.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG