Ссылки

Новость часа

"Тотальное унижение". Адвокат "Руси сидящей" рассказала о пытках в российских колониях


Адвокат "Руси сидящей" Вера Гончарова рассказала о пытках в российских колониях
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:30 0:00

В Омске в начале сентября на два года осудили сотрудника местной исправительной колонии №7, который участвовал в пытках заключенных. Первой о существовании видео пыток в омской колонии рассказала адвокат "Руси сидящей" Вера Гончарова.

Мы спросили у Веры Гончаровой, изменилось ли что-то с тех пор, как стало известно про пытки в омской колонии.

– Нет, на сегодняшний день в омской колонии ничего не поменялось. Единственное, о чем мы знаем, – это о том, что в конце августа был уволен начальник управления ФСИН по Омской области. Но начальник колонии №7, о которой идет речь, которая фигурирует в этом видеоролике, остается при своей должности, и все остальные сотрудники тоже.

– Для чего создавать бытовые неудобства, совершенно издеваясь над логикой? Любой человек, мне кажется, не в состоянии спокойно мириться с тем, что нарушается обычная элементарная логика.

– Это унижение, это тотальное унижение человека, чтобы он перестал себя чувствовать человеком.

– То есть сотрудники пенитенциарной системы ломают людей, заставляют их почувствовать себя полностью подчиненными?

– Совершенно верно.

– Обратная сторона этого, что система может быть: либо подчинение заключенных надзирателями, либо подчинение наоборот – надзирателей заключенным. Что вы на это скажете?

– Это, конечно, крайность. Ведь Омск, Ярославль, Владимир, Карелия – это регионы, которые прославились своими пытками, физическим насилием. Но есть регионы, в которых такого нет, нет тотального контроля заключенных над администрацией. Существует закон, существуют правила внутреннего распорядка – все это позволяет, соблюдая эти инструкции, держать режим и исполнять наказания так, как это предусмотрено законом. Ведь законом предусмотрена цель наказания – восстановление социальной справедливости, исправление осужденных и профилактика новых преступлений.

– Если просто выполнять тот закон, который сейчас есть, то можно привести тюрьму в состояние, где люди будут не страдать, а исправляться?

– Думаю, что наши законы – и уголовный, и уголовно-исполнительный – если они будут соблюдаться, вполне предусматривают и гуманизм, и все остальные принципы, которые бы позволяли эту систему держать в человеческом состоянии, выполнять наказания без насилия.

– Что происходит с сотрудниками колоний?

– Думаю, что недостаточно правильный отбор. Ведь есть регионы, в которых колония – это градообразующее предприятие, и кроме как в колонию идти работать некуда. И туда идут все подряд. Через какое-то время сотрудникам требуется психологическая реабилитация, чего тоже не происходит. Ведь что такое пытки? Это не только причинение физических мучений. Это и целенаправленные психологические мучения, в том числе удовлетворение собственных каких-то патологических потребностей.

– Или компенсация чувства страха?

– Может быть, да. Но то, что рассказывают мои доверители, что происходило с ним в колонии №7, оно заставляет задуматься действительно о каких-то патологиях.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG