Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Не знаю, доживу ли до следующего Ида". Коллеги вспоминают погибших в Афганистане журналистов


"Не знаю, доживу ли до следующего Ида". Кем были погибшие в Афганистане журналисты
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:14 0:00

Cмерть и увечья – часть повседневной жизни журналистов в Сирии, Ираке и Афганистане. 30 апреля в Кабуле их погибло сразу несколько: пока они снимали последствия взрыва смертника, еще один террорист замаскировался под прессу и взорвал себя рядом с репортерами.

30 апреля стал днем самой массовой гибели журналистов за последние три года, с момента расстрела в парижской редакции сатирического еженедельника "Шарли Эбдо".

Все погибшие в Кабуле журналисты были моложе 30 лет. Кто-то работал в профессии уже не первый год, кто-то только начинал и на месте взрыва находился как стажер.

Есть разница между командировкой в зону боевых действий и жизнью в "горячей точке". Погибшие в Кабуле репортеры и операторы были местными, для них это был еще один теракт, на который они поехали как на обычную, рутинную съемку. В этом-то и трагедия: смерть и увечья – часть повседневной жизни в Сирии, Ираке, Афганистане.

Что значить для журналиста жить в "горячей точке" и ездить на теракты как на работу, мы обсуждаем это с обозревателем афганской службы Радио Свобода Малали Башир.

– Спасибо большое за интервью. Прежде всего позвольте выразить наши соболезнования. Это утрата не только для близких погибших, но и для вашей редакции – погибли трое сотрудников. Расскажите, пожалуйста, о них как о профессионалах и друзьях.

– Среди погибших – трое наших талантливых коллег. Сабавун Какар был нашим оператором, нашим журналистом. Снимал и новости, и всевозможные темы – политические, социальные. Ему было 28 лет. Он был женат. У него остались жена и сын. Его жена была снова беременна.

Второй коллега – Абадулла Хананзия – работал на нашем проекте по борьбе с наркотиками, и он тоже был очень молод, ему не было и 30-ти. Он был женат, в прошлом году женился. Детей у него не было.

И третья коллега – Махаррам Дурани. Она только собиралась присоединится к Радио Свобода, к нашей радиослужбе, в мае. Когда случился этот теракт, она направлялась в редакцию на тренинг.

– Это было спланированное нападение именно на журналистов? Как думаете, почему?

– За два дня до этого инцидента в провинции Кандагар нашего коллегу с Kabul News убил неизвестный. В день теракта в провинции Хуст убили корреспондента BBC. Это новая тактика. Экстремистские группировки теперь целенаправленно атакуют работников СМИ.

– Иностранные журналисты приезжают в горячие точки на несколько недель. Они знают, что их ждет, они морально готовятся. А каково местным? Освещать кровопролитие изо дня в день?

– Хочу подчеркнуть, что теракты не избирательны. Они не знают, кто именно станет их жертвой. Нашего коллегу из Associated Press в 2004-м убили в провинции Хуст. То есть, даже иностранные журналисты под угрозой, они тоже должны постоянно быть на чеку.

Разница в том, что иностранные репортеры знают, что рано или поздно их работа тут подойдет к концу, что дома их вероятно ждет безопасное будущее. Но для афганцев, работающих в стране, будущее всегда туманно.

Один из моих коллег – Сабавун, он был среди жертв теракта, – его сперва ранили, потом отвезли в больницу и уже там он скончался от полученных ран. Так вот он писал на своей странице в фейсбуке в прошлом сентябре: "Пришел Ид, (исламское Рождество), не знаю, доживу ли до следующего". И он не дожил. Он знал, что такое может случится.

– Жить в постоянном страхе невозможно. Какие мирные темы интересуют афганцев? Есть ли СМИ, которые специализируются на спорте? На детских программах? На правах женщин?

– Начну с нашей редакции. Нас, Радио Свобода, в Афганистане считают местным СМИ. И аудитория у радио больше, чем у других медиа – у телевидения или интернета, например. В отдаленных районах нет электричества, нет телевизоров, и люди там слушают радио. Это их главный источник информации.

У нас на Радио Азади есть различные программы и о правах женщин, правах детей, у нас есть музыкальные шоу, есть программы, в которых мы общаемся со слушателями, есть ток-шоу, на которых мы обсуждаем спорные вопросы.

Другие местные СМИ тоже выпускают разные программы. Есть полностью развлекательные станции, которые транслируют музыку. Недавно запустили канал, полностью посвященный правам женщин. Им руководят женщины, ведущие – тоже женщины. Все это показывает народу, что в жизни есть и другие важные вопросы.

– Как складываются отношения между властями и прессой? Уважает ли правительство журналистов? Прислушиваются ли к ним?

– Журналисты – влиятельная сила в Афганистане. Подъем начался с падением "Талибана". Это одно из самых больших достижений демократии в стране. Думаю, что сейчас наши СМИ самые свободные за всю историю Афганистана.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG