Ссылки

logo-print
Новость часа

Путин включился в предвыборную кампанию – последним. Все предыдущие месяцы выборы он попросту игнорировал, и даже на свое же собственное выдвижение не пришел. Одни говорили – болеет. Другие – что ему не интересно. Но в последние дни президент активизировался. Какой он – предвыборный путинский спринт?

"Нас никто не слушал. Так теперь послушайте". Два часа, которые потрясли мир, новая Мюнхенская речь. Когда Владимир Путин появился на фоне летящих на Флориду ракет, федеральные каналы пережили патриотический экстаз.

С того момента что ни день, то предвыборный стейтмент. Второго марта президент встречается в региональными журналистами. И снова хрестоматийное – "какое событие вы хотели бы изменить?" – спрашивают его. "Развал Советского Союза". Рефрен с самим собой образца 2005 года года, когда и началась Россия имени второго – превратившегося в бесконечный – срока Путина. Всем скучающим по советской империи – это сюда, а вовсе не к Грудинину.

На следующий день выходит эксклюзивное интервью Путина американскому каналу NBC. В разговоре с журналистом Меган Келли речь заходит о новой холодной войне. "США сами виноваты", – говорит президент и заверяет, что ракеты существуют не только в мультике за его спиной.

Наконец, сцена Лужников. Там главное – "если вы меня выберете, то я обещаю вам 10 лет ярких побед". Президентский срок в России все-таки 6 лет, а не 10.

Далее: выступление на коллегии ФСБ с обещанием и дальше укреплять это ведомство в эпоху угроз экстремизма и кибертерроризма. И речь на съезде транспортников – о строящихся километрах дорог и про мост в Крыму.

Гастроли продолжатся в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, на знаменитом Уралвагонзаводе, рабочие которого даже создавали специальные союзы "За Путина" и во время предыдущей избирательной кампании обещали задавить "белоленточную заразу".

Путин и другие кандидаты только мешают. Политолог о главной цели кампании

Уже полгода вся предвыборная кампания в России посвящена двум сакральным цифрам – 70 и 70 – явка и процент голосов за Путина. А сами выборы источники в Кремле пообещали превратить в референдум о доверии действующему главе государства. Любое политическое решение продиктовано исключительно этими показателями – будь то недопуск Алексея Навального или, наоборот, допуск Ксении Собчак.

Зачем Путин включился в предвыборную кампанию, Настоящее Время спросило бывшего главу департамента управления внутренней политики администрации президента России Андрея Колядина.

— То, что мы видим от Путина в последние дни, приближает его к нужному результату?

— У меня твердое убеждение, что если бы сейчас неожиданно пропали все политические технологи, и работы бы на выборах президента не велась никак, он бы от этого только приобрел, может быть, не уменьшил свои результаты. Работа на выборах сегодня во многом аппаратная, то есть не предполагает повышения рейтингов президента, не предполагает повышения его узнаваемости. Она направлена на явку. А для этого президент не нужен, как, впрочем, многие другие кандидаты.

Конечно, нужна интрига, конечно нужны некоторые события, которые бы происходили в политическом поле. Но это способны организовать и облизбиркомы, и горизбиркомы, и, соответственно, ЦИК российский.

— Риторика Владимира Путина, о которой в последнее время много говорят, и многие считают, что она направлена во внешний мир, такая новая Мюнхенская речь и так далее. Вы, насколько я понимаю, считаете, что это, скорее, для внутреннего потребления. В связи с этим вопрос: российский избиратель политически возбуждается, получается, только от летящих в сторону Майами ракет и какого-то бряцания мускулами или нет?

— Здесь очень серьезную роль сыграла та гибридная война, которая идет на протяжении уже нескольких лет, и та пропагандистская кампания, которая в России была развернута, в том числе, не только на внешний мир, но и на внутреннее потребление. И у многих людей, многих избирателей в головах сложилось устойчивое мнение, что мы приближаемся к некому очень печальному разрешению политической мировой напряженности, некоторые говорят уже и о Третьей мировой войне. Поэтому показ оружия на послании президента скорее призван успокоить внутреннего потребителя – не бойтесь, ничего страшного, мы сумеем вас защитить – чем попытка напугать вполне информированные спецслужбы и политический истеблишмент западный.

— Многие отмечали, что, по большому счету, Владимир Путин не вел никакой предвыборной кампании долгое время, и даже писали, что, кажется, он осознанно транслирует некое безразличие к выборам. Вот за две недели до голосования мы видим, что он все-таки начинает сплачивать вокруг себя электорат. С чем вы это связываете?

— Основная суть этой кампании – повышение мобилизации. Повышение количества избирателей, которые придут на избирательный участок и проголосуют. Поэтому само участие президента в данной выборной кампании должно было быть условным, как, впрочем, это и происходило. Даже его поездки по территориям, которые продолжаются в настоящий момент, осуществляет он их как президент страны, а не как кандидат. Соответственно, я думаю, что появление его в Лужниках, было бы это появление, не было бы это появление, по моему ощущению, это электорально не имеет никакого значения.

— Все эти ракеты с клипами авторства Минобороны из 2007 года – кто за это сейчас у нас в стране отвечает, ведь это кто-то должен был придумать и как-то вложить в голову президенту?

— Я думаю, что это не внутриполитический блок, это специфика военная, может быть, Совета Безопасности, может быть, какого-то из ближайшего окружения президента, которые посоветовали ему этот блок включить. Я надеюсь, что именно внутренний наш электорат является основным потребителем, а не те люди, которые находятся за пределами страны и которые могут обернуть эти угрозы в качестве посылок очередной Холодной войне. Вот этого бы не хотелось.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG