Ссылки

logo-print

"Будет хуже". Леди Филлимор-Слоним о взаимных обидах России и Великобритании


На саммите "Восточного партнерства" премьер-министр Великобритании Тереза Мэй жестко раскритиковала внешнюю политику России и персонально Владимира Путина. Ее предшественники: и Тони Блэр, и Гордон Браун, и даже Дэвид Кэмерон – были весьма осторожны в своих оценках. Мэй в этом смысле – новая "железная леди" Великобритании.

Российская сторона отреагировала на слова Мэй фразами "заговор англосаксов" и "антироссийская истерия". О перипетиях отношений двух стран и взаимных обидах, словно из далекого прошлого, Настоящему Времени рассказала российско-британская журналистка Мария Слоним:

— Терезе Мэй очень важно, может быть, даже важнее, чем Ангеле Меркель, показать и России, и странам Европы, что Великобритания в Европе, Великобритания готова будет отстаивать интересы Европы несмотря ни на что, несмотря на то, что Великобритания выходит из Европейского союза. Предупреждая мир и Европу о том, что Путин и Россия представляют угрозу, продолжают представлять угрозу, кроме Европы, еще она пытается убедить страны, которые не присоединились к Европейскому союзу, но находятся в этом партнерстве, что Великобритания будет отстаивать их интересы.

— В России с давних времен, наверное, принято видеть во многом заговор абстрактных англосаксов. А в самой Великобритании вообще есть кому-то дело до России на таком более бытовом уровне?

— Политически активные люди действительно, наверное, реагируют на какие-то новости об этом. А так, когда слышат, что я из России, не то чтобы во мне видят врага, скажем, Великобритании, нет. Но, в общем-то, не очень-то людям до этого. Сейчас главная вещь, конечно – это "брекзит", это то, на каких условиях Великобритания выйдет из Европейского союза, сколько это будет нам стоить, а это будет стоить немало, насколько это ударит по экономике, а это сильно ударит по экономике и вообще по международному положению Великобритании. Так что это больше, конечно, волнует людей, чем Россия. Хотя Россию традиционно боятся, да.

— Как вам кажется, российские федеральные телеканалы сейчас сделают из образа Терезы Мэй такое новое главное мировое зло?

— Думаю, что да. Посмотрим, что она заявит с высокой трибуны, так сказать. Потому что одно дело, что она сказала в интервью, а другое дело – ее какие-то официальные заявления. Понимаете, в чем дело, с Англией ведь с тех пор, с убийства Литвиненко, с истории с Березовским отношения-то так и не наладились. Еще при Кэмероне они были очень так себе, скажем мягко. Даже как раз Тереза Мэй, будучи министром внутренних дел, проявляла больше мягкости по отношению к России, чем сам премьер-министр Кэмерон – она долгое время не хотела, например, открывать дело в связи с убийством Литвиненко. В общем, отношения давно уже не были радужными. Так что семь бед – один ответ, я думаю, будет еще хуже.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG