Ссылки

Что в России осталось от революции. Колонка Рената Давлетгильдеева


В России на государственном уровне революцию стараются вспоминать аккуратно. Это не Великая Отечественная с народным подвигом. В 1917 году власти не так просто найти основы для воспитания патриотизма. И даже в учебниках истории до сих пор не нашли правильной тональности для анализа смены эпох.

Не любит слово "революция" и президент России Владимир Путин. И если произносит его, то непременно вот так, с приставками "цветная", "оранжевая", чтобы перед глазами – коса, вокруг головы заплетенная, все руки – в крошках от печенек Госдепа, а из кармана торчит визитка Яроша.

"Мы видим, к каким трагическим последствиям привела волна так называемых цветных революций, и мы сделаем все для того, чтобы это никогда не случилось в России", – говорил он в 2014 году.

В России 18-тилетнего правления Путина "революция" оказалась темой глубоко табуированной. Страна с десятки раз переписанной историей, где каждый новый вождь – а других не держим – только и норовит подкорректировать предыдущие эпохи, чтобы было проще смириться с настоящим, не научилась говорить о прошлом. Даже если дело касается событий столетней давности.

Вот и выходит – революция, которой не было. На всякий случай. Чтобы о новых – даже не думал никто.

"Путин уже выбрал из советской истории, что ему нужно: статус великой державы, контроль над экономикой, победу во Второй мировой войне и национальную стабильность. Столетняя годовщина революции неизбежно становится мрачным пятном среди этих воспоминаний и может скорее навредить Путину, чем помочь ему в достижении целей", – пишет профессор права и видный американский русолог Уильям Померанц в журнале Newsweek, в статье, которая так и называется "Почему Путин не празднует годовщину революции".

И правда так себе праздник: годовщина массовых протестов, обернувшихся крахом правящей элиты. Особенно когда протесты, ознаменовавшие начало его – пока что последнего – президентского срока никуда из памяти не стерлись.

Итог этих страхов в одной голове – каша в головах остальных. Красные и белые, большевики, меньшевики и эсеры, февраль и октябрь, Ленин и Керенский – все смешались в удивительный революционный коктейль. Где крейсер Аврора непременно стрелял по Зимнему, власть захватывали евреи, а деньги на русский бунт давали немцы. Кто в этом историческом винегрете в итоге хороший – лучше даже не начинать думать.

Левая идея уже два десятилетия в базовом сознании ассоциируется с КПРФ и тремя пионерами на Красной площади перед Зюгановым раз в году. А главный идеологический спор вокруг нее – тело вождя. Ради регулярной защиты которого, кажется, и существует вся коммунистическая партия в своем пенсионном многообразии.

Ленин на Красной площади – как мумия, которую лучше не беспокоить, а то толпы возмущенных кинутся с вилами на Кремль. "Партия Ленина сила народная" – это когда лидер КПРФ Геннадий Зюганов умудряется и забальзамированный труп атеиста защищать грудью, и стоять в Храме Христа Спасителя со свечой. А его ядерный электорат, выстраивающийся с гвоздиками каждое 7 ноября к телу кумира – готов вешать портреты Сталина в красном углу где-то между Николаем Чудотворцем и Владимирской Божьей Матерью.

В итоге весь левый дискурс зачастую сводится к спорам раз в году – а выносить вождя из Мавзолея, или дать полежать еще немного?

"Я лично убежден, что довольно глазеть на труп Ленина" – это из телеграма Рамзана Кадырова.

Удивительная схватка года столетия октября – против Геннадия Зюганова пошел даже глава Чечни. Впрочем, в одном лагере с ним на этот раз непредсказуемо оказались даже Ксения Собчак с Валентиной Матвиенко и Натальей Поклонской.

Я всегда с собой беру – что? Правильно. Портрет Николая Второго. На траурное шествие Бессмертный полк – пойдет. И ничего, что у остальных – жертвы Великой отечественной. На пасхальный крестный ход – тоже прекрасно. Пишем Николай Второй – Наталья Поклонская в уме. Государь-великомученик и страстотерпец, мироточащий бюст, молитвенные стояния по всей стране против невинного фильма про влюбленность юного наследника престола. Когда образ царя забронирован одиозным депутатом – куда там до попыток разобрать его роль в революции. Месть поднявших головы царебожников и летящие в окна "коктейли Молотова" перед глазами.

В итоге и имеем два главных мифа: с одной стороны вечно живой Ленин, про которого толком ничего не знаем, кроме шалаша, немцев и Крупской, с другой – святой государь. Вот и вся революция.

И правильный вариант ответа в тестах: оба были в чем-то неправы.

Революция для поколения Вконтакте. Ленин за час. Керенский в женском платье. Видео. Узнай, кто ты – эсер или большевик? Говорить о событиях 1917 года с поколением, для которого разница между Февральской и Октябрьской революциями, мягко говоря, не очевидна, взялся писатель и журналист Михаил Зыгарь, автор книг "Вся кремлевская рать" и "Империя, которая должна умереть".

Умирала империя в прямом эфире весь минувший год на сайте Проекта 1917 – который и не соцсеть, и не энциклопедия, а все разом. Самая яркая попытка научить поколение, полное революционных мифов, хотя бы немного ориентироваться в событиях эпохи.

И наверное, театр – единственный жанр, в котором возможен хотя бы минимальный разговор о сломе эпох. Пока – удел революции там, в тестах и мультиках для поколения клика, в выставках и театрах – для тех, кто привык быть чуть более аналоговым. Еще бы факты не путали – и было бы совсем хорошо. Тот же Михаил Зыгарь накануне годовщины переворота выложил в фейсбуке вот такое фото:

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG