Ссылки

"Единственный мотив – если Тюрина кто-то настоятельно попросил". Кто может стоять за убийством Дениса Вороненкова


Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко назвал имя заказчика убийства бывшего депутата Госдумы Дениса Вороненкова. По версии следствия – это Владимир Тюрин, российский бизнесмен и бывший муж оперной певицы Марии Максаковой – вдовы Вороненкова. Украинская сторона намерена потребовать от России экстрадиции Тюрина.

Сам подозреваемый категорически отрицает свою причастность к убийству Вороненкова. Адвокат Сергей Беляк, ранее представлявший интересы Тюрина, заявил агентству Интерфакс, что его подзащитный считает все обвинения в свой адрес "бредом".

Бизнесмен уверен: "Убийство Вороненкова – дело рук украинских националистов, которые надеялись, что потом украинские власти используют его для новых обвинений России".

Незадолго до смерти Денис Вороненков дал показания украинским спецслужбам о контрабанде, которую, по его словам, крышуют высшие чины ФСБ. О ходе украинского расследования убийства, возможных мотивах, и предположениях о том, кто кто и как мог уговорить Тюрина организовать убийство Дениса Вороненкова Настоящему Времени рассказал близкий знакомый убитого и его жены Марии Максаковой экс-депутат Госдумы Илья Пономарев, который сейчас проживает в Киеве.

— Есть ли у тебя сомнения в том, что версию украинского следствия удастся доказать в суде?

— У меня никаких сомнений нет, я видел материалы, которые, с моей точки зрения, свидетельствуют об этом неопровержимо, и поэтому сейчас основной вопрос – это где и когда удастся притянуть господина Тюрина к правосудию. Будет экстрадиционный запрос, и дальше Россия должна решить: либо она его выдаст, что она может сделать, потому что господин Тюрин – гражданин Казахстана, или будет судить его сама. Но если она не сделает ни того, ни того, то фактически она подпишется, что за этим стоят спецслужбы, российское государство.

— А Тюрин выезжает за пределы России, известно что-нибудь об этом?

— Мне это неизвестно, но очевидно, что с этого момента перестанет, потому что об этом запрос уйдет в Интерпол, и здесь никакой политики нет, это чистой воды криминал.

— Ты можешь, если, конечно, это не тайна, в чем был мотив Тюрина, чтобы заказать мужа известной артистки Максаковой?

— В тот-то все и дело, что, как сегодня и подчеркивал генеральный прокурор Украины, что прямого мотива у господина Тюрина никакого не было, потому что если брать какую-то месть ревность и так далее, они разошлись 8 лет назад. За эти 8 лет они не прекращали общаться как между собой, так и Тюрин прекрасно общался с самим Денисом. Были дети у Маши, которых воспитывает Владимир, и Денис с ними общался и даже устраивал сына Маши Илью в Суворовское училище, и тоже по этой теме общался с самим Владимиром. Поэтому давно это можно было бы сделать, если бы там действительно была ревность, и это бы чувствовалось по общению и так далее. А так даже Маша не могла поверить в то, что Тюрин может быть к этому причастен. Нет, единственный мотив, который здесь реально возможен – это если господина Тюрина кто-то настоятельно попросил.

— Взять на себя, то есть фактически выступить заказчиком преступления, заказчиком убийства Дениса Вороненкова, я правильно понимаю твою мысль?

— Если быть точнее – организатором. Заказчик – это именно тот, кто является инициатором, а организатор – это тот, кто организует. Тюрин, с правовой точки зрения, организатор.

— Тогда возникает вопрос: Владимир Тюрин после убийства Дениса Вороненкова с Максаковой общался? Они как-то обсуждали то, что произошло?

— Общался, и неоднократно.

— И как происходило это общение, если это можно рассказать?

— Никто же не предполагал, что это Владимир, поэтому общение происходило как обычно. Я думаю, лучше это спрашивать у Маши, которая с ним общалась, но она мне говорила о том, что они общаются и продолжают общаться, что он звонил, выяснял подробности, ну и с детьми они общаются и так далее. Правда, у них там несколько напряглись в последнее время отношения, потому что Владимир свозил сына Маши в Крым, у него там было выступление, он пианист, и Маша была в ярости от этого, они на эту тему спорили. Но это такие семейные споры традиционные.

— Сегодня Мария Максакова или, может быть, накануне, уже зная, что скажет прокурор, как-то отреагировала на это подозрение, что Владимир Тюрин выступил организатором покушения на ее мужа, ты что-нибудь знаешь об этом?

— Маша знает про это достаточно давно, и когда она узнала, у нее, конечно, был абсолютный шок. Ее приходилось долго утешать, из этого состояния выводить. Потому что представляешь состояние человека: сначала у тебя любимого человека убивают, потом выясняется, что его убил твой предыдущий муж, то есть отец твоих детей. Это, конечно, шоковое состояние. Но она сильная женщина, поэтому она после того, как закончила переживать, в разговорах с Тюриным старалась делать вид, что все как обычно. У нас есть общее предположение, которое есть и у нас, его разделяет и следствие, о нем сегодня говорил господин Луценко, генеральный прокурор, что за этим стоит Олег Феоктистов, старый враг господина Вороненкова, человек, который знаком с Тюриным и у которого действительно была возможность обещать Тюрину протекцию в воровском мире, чтобы стать главным российским авторитетом.

— То есть это тот самый бывший глава службы безопасности "Роснефти", легендарный генерал ФСБ, возглавлявший собственную службу безопасности ФСБ, тот самый Олег Феоктистов?

— Да, совершенно верно. И он же, как известно, после этого убийства практически получил назначение заместителем руководителя службы экономической безопасности ФСБ, уже все было к этому назначению готово, но в конечном итоге это не подписал Путин. В том числе, наверное, нашими общими усилиями, вся та шумиха, которая вокруг его имени возникла, и в итоге в августе его тихо направили на пенсию.

— А как ты думаешь, Путину понравилось то, что делали с Денисом Вороненковым в Киеве?

— Ну, как сказать. Я думаю, что он понимает, что эта ситуация неуправляема, что и убийство Литвиненко, и убийство Немцова, и убийство Вороненкова – это говорит о том, что он спецслужбами до конца не управляет, что они делают что-то по-своему, по своему собственному разумению, и это, конечно, плохо. Но, с другой стороны, он не наказывает и, по-видимому, не собирается наказывать тех людей, которые это совершают, потому что в конечном итоге это направлено на запугивание тех, кто может поступить так же, как Вороненков, или так же, как Литвиненко, или так же, как Немцов.

— Некий банкир из Крыма, я предполагаю, что речь идет о каком-то человеке, который возглавляет один из банков, попавших под международные санкции. Ты понимаешь, о каком банкире из Крыма, подельнике Тюрина, идет речь в материалах уголовного дела?

— Я знаю, о ком идет речь, точно знаю и фамилию, и имя, знаю, какой это банк. Я не могу это рассказывать, если это до сих пор не рассказало следствие, значит, у них есть для этого основания. Но могу сказать, что именно этот человек сыграл достаточно ключевую роль, потому что именно он был посредником между Тюриным и Феоктистовым.

— А в чем трудность назвать его имя для следствия, как ты это понимаешь?

— По-видимому, у них недостаточно доказательств для того, чтобы это озвучить.

— Только в этом?

— Может быть, есть еще какие-то для этого аргументы, я не знаю.

— То есть мы не узнаем это от тебя и не узнаем это от них, пока они это не скажут, я правильно понимаю?

— Я, во всяком случае, не уполномочен это говорить точно.

— Тогда я по-другому поставлю вопрос, чтобы его закрыть и тебя тоже не мучить. Я так понимаю, что этот человек был бизнес-партнером Владимира Тюрина, или я ошибаюсь?

— Какие-то у них бизнес-отношения, безусловно, есть, насколько я понимаю, они больше в смысле криминальном, чем в смысле нормального бизнеса, который мы подразумеваем. Тот человек, про которого идет речь, это не последняя фигура в криминальном мире, именно поэтому он сейчас в Крыму и работает.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG