Ссылки

"Трудно сказать, достигли ли мы дна". Бывший посол Майкл Макфол об отношениях США и России

  • Юлия САВЧЕНКО

Бывший посол США в России, директор института международных исследований Фримана Спогли в Стэнфордском университете Майкл Макфол в интервью Настоящему Времени рассказал, как он относится к новому послу России в США, и возможно ли восстановление отношений между странами.

— Вы были свидетелем целой серии взлетов и падений американо-российских отношений и одним из ключевых людей, работавших над "перезагрузкой". Сейчас отношения находятся на противоположном полюсе – можно сказать, на дне. Как вы считаете, для США и России было бы логично от этого дна оттолкнуться и взять курс на нормализацию? Или дно еще не достигнуто?

— Трудно сказать, достигли ли мы дна. Я не знаю этого точно. Меня беспокоит в первую очередь, как мы будем вместе решать проблему Северной Кореи. Если мы этого не сделаем, это еще больше осложнит двусторонние отношения.

Но ситуация сейчас действительно очень плохая. Вы должны углубиться в историю Холодной войны для того, чтобы найти время, когда конфронтация достигала такого накала.

Я лично считаю это трагедией. Я не думаю, что эта ситуация была неизбежной. Но я также считаю, что это во многом стало ответом на политику, проводимую президентом Путиным.

Для того, чтобы танцевать танго, нужны двое, и для того, чтобы восстановить отношения тоже нужны усилия двух сторон. Но в последние два года он принял несколько драматических решений, нарушающих международное право: аннексия Крыма, вторжение в Сирию, вмешательство в наши выборы президента.

Эти действия требовали ответа, и до тех пор, пока он [Путин] не изменит проводимую им политику, я думаю, что в наших двусторонних отношениях в течении долгого времени будут очень большие трудности.

— В конце недели новый посол России в США Анатолий Антонов встретился с Дональдом Трампом. По словам Антонова, встреча была дружелюбной и теплой. Вы знаете Антонова лично, характеризуете его, как твердого переговорщика. Какую эру он начнет в американо-российских отношениях?

— Он жесткий переговорщик. Я думаю, что ему предложили занять этот пост, когда все в Москве думали, что следующим президентом станет Хиллари Клинтон, так что идея заключалась в том, что он приедет, и начнет борьбу с этой администрацией.

Сейчас он столкнулся с прямо противоположной ситуацией. Похоже, что у него была очень дружественная встреча с президентом, когда он вручал свои верительные грамоты.

Я надеюсь, что посол Антонов сумеет установить отношения не только с президентом Трампом и его администрацией, но и с членами Конгресса, журналистами, представителями гражданского общества в Америке, став представителем российского правительства для всей Америки.

Я считаю, что этим должны заниматься все послы, и жду, когда я смогу принять его здесь, в Стэнфордском университете, как я принимал посла Кисляка прошлой осенью.

— Мы имеем дело с интересной риторикой. Анатолий Антонов по прибытии в американскую столицу заявил, что Москва не собирается отстраняться от Вашингтона. В госдепартаменте США в конце недели тоже заявили, что надеются преодолеть враждебность и вернуться к режиму сотрудничества. Как, учитывая все обстоятельства в этой ситуации, перейти от слов к делам, перестать хотеть и начать делать?

— Нельзя просто заявить: давайте забудем прошлое и станем друзьями. Мы не сталкивались с аннексией в Европе со времен Второй мировой войны. И мы не можем просто так сказать: давайте забудем, что случилось, давайте забудем, что происходило... что происходит прямо сейчас на востоке Украины, и станем друзьями.

Я думаю, что нужно быть очень наивным человеком, чтобы поверить в то, что мы забудем прошлые разногласия и двинемся дальше.

Во-вторых, мы можем не соглашаться по каким-то вопросам и сотрудничать по другим проблемам. Это моя формулировка. Я не думаю, что можно забыть об Украине, о Сирии, о российском вмешательстве в выборы 2016 года. Я думаю, что было бы просто неправильным забывать об этом.

Но в то же время мы должны искать возможности для сотрудничества там, где наши интересы совпадают. Например, в вопросах борьбы с терроризмом, и, разумеется, в первую очередь – вопрос о том, как мы можем снизить напряженность, снять угрозы, возникающие вокруг корейского вопроса. Именно этим должны заняться Соединенные Штаты, Россия и другие постоянные члены Совета безопасности ООН.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG