Ссылки

Каждого поименно. Как "Мемориал" расследует судьбы чеченцев из "расстрельного списка Новой"


Министерство внутренних дел Чечни подтвердило факт уголовного преследования двух людей из "расстрельного списка "Новой газеты". Всего в нем 27 человек.

В статье "Это была казнь" журналист Елена Милашина расследует обстоятельства спецоперации в Грозном и других районах Чечни, проходившей после 17 декабря прошлого года. Тогда группа молодых людей, угнала полицейскую машину в столице Чеченской республики и на ней сбили сотрудника ДПС.

Позднее правозащитникам из центра "Мемориал" удалось выяснить, что молодых людей поймали, и раненных, возможно, убили в больнице Грозного. В июле "Новая газета" опубликовала список из 27 человек, которые могли быть, по версии издания, убиты в одну ночь в Грозном, в январе этого года. Все они были схвачены чеченскими полицейскими в результате серии спецопераций после декабрьских событий.

В Чечне расследование назвали "бредом и всплеском нездоровой фантазии" журналистки. Об этом же заявил Настоящему Времени Джамбулат Умаров, министр Чеченской республики по национальной политике и внешним связям.

Руководитель программы "Горячие точки" правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов рассказал Настоящему Времени, что получил ответ из Министерства внутренних дел Чечни относительно двух человек из этого списка и обнаружил свидетельства о вероятном убийстве еще одного человека – 18-летней Мадины Шахбиевой, от которой была вынуждена отказаться семья.

— Вы видели публикацию "Новой газеты" и список из 27 фамилий людей, которые, по версии журналистов, вероятнее всего, были в январе убиты в Чечне. Хотелось бы узнать, есть ли у вас какие-то собственные сведения, подтверждающие или опровергающие эти данные?

— Мы внимательно изучили эту публикацию, этот список. У нас есть данные по 9 из 27 людей. Нельзя сказать, чтобы это были какие-то исчерпывающие данные, они, скорее, косвенно подтверждают те вопросы, которые задает "Новая газета", и дают основания думать, подозревать, скажем, что эти люди действительно могли быть убиты. Во-первых, это два человека из этого списка, именно Бергаев Исмаил и Юсупов Асхаб (кстати, в списке "Новой газеты" он обозначен как Сахаб, а все остальное совпадает, думаю, это просто опечатка), думаю, это те двое, которые были задержаны еще в декабре и потом исчезли.

Были сведения о них, которые публиковал "Кавказский узел", о том, что они якобы были расстреляны. Мы таких сведений не имеем, но мы пытаемся с тех пор добиться все-таки сведений, что с ними. Вот у нас в руках есть официальный ответ из МВД по Чеченской республике, что эти двое действительно проходили по уголовному делу. Но дальше мы пытаемся узнать, где они находятся, живы ли они, по УФСИН-овскому ведомству где-то проходят, то есть в следственных изоляторах. Ответа нет, нам отказываются отвечать что-либо о судьбе этих людей. Это наводит на мысль, что действительно с ними не все в порядке.

Кстати, в списке "Новой газеты" отсутствует еще одна задержанная и раненная девушка Мадина Шахбиева, и, кстати, в ответе из МВД по Чеченской республике о ней опять нет ни слова. Наш достоверный источник сообщил, что ее семья от нее отказалась, посчитала ее достойной гибели, убийства. Дальше некие люди, не знаю точно, кто, вывезли ее живой из больницы, после этого она уже умерла, была убита, не умерла, и была фактически тайно захоронена семьей на кладбище. Вот это дополнение к сведениям "Новой газеты".

Дальше у нас есть данные по четверым людям – это Абдулкеримов, Мускиев Мохма, Солтахманов и Юсупов. Эти четыре человека, по нашим данным, были задержаны в начале января: кто-то 10, кто-то 9 января. Действительно мы проверяли, они были задержаны, и мы знаем на данный момент, по трем из них нет никаких сведений у семей и односельчан, что тоже наводит на мысль, что, скорее всего, за эти много месяцев они уже не живы.

А вот по поводу Абдулкеримова Сайд-Рамзана Рамзановича у нас есть другая информация. Семье этого человека было неофициально сообщено, что он в местах содержания задержанных, каких-то неких местах, якобы умер от сердечного приступа. Это тоже подтверждает, безусловно, косвенно факт убийства.

Еще по трем людям у нас есть сведения, что они были действительно задержаны. На данный момент мы не смогли пока проверить, что с ними.

— Объясните тогда логику убийств, если она была. Чеченские власти подозревают людей в совершении преступления, у них есть все, я думаю, возможности доказать их вину, осудить их, (знаете, спрятать убийства в местах лишения свободы куда проще, чем совершить какую-то несудебную расправу). Зачем тогда, на ваш взгляд, таким способ расправляются с людьми?

— Вы знаете, можно представить себе, что, может быть, действительно в отношении этих людей не было никаких абсолютно доказательств их причастности к незаконным вооруженным формированиям, кроме неких косвенных данных, которым поверили правоохранительные органы Чеченской республики, и чем пытаться связываться, то легче убить. Но это вообще можно думать. Скорее всего, им проще было бы, конечно, от них добиться признания во всем, и достаточно признательных показаний. Ровно так же можно добиться путем пыток током тем же самым признаний их соседей, родственников, чего угодно.

Поэтому не знаю, это странная история. Тем более, что про двух из них нам точно известно, что они были задержаны в поле боестолкновения, они были ранены. Их вывезти на суд и дать им длительный-длительный срок тоже абсолютно несложно.

— Что происходит с режимом Кадырова в Чечне сейчас? Почему может быть ему необходимы такие методы удержания власти? Вообще как он изменился за те годы, что вы, например, судились в Рамзаном Кадыровым по его обвинению вас в клевете (Орлов заявлял, что Кадырова причастен к похищению и убийству сотрудницы "Мемориала" в Чечне Натальи Эстемировой в 2009 году – НВ)?

— Во-первых, с тех пор режим Кадырова, если можно так сказать, закостенел в своем тоталитаризме, там уже все окончательно, любое инакомыслие подавлено, подавляется любое выступление, не знаю, в соцсетях, в интернете, любая попытка минимальная критики расценивается как покушение на режим и очень жестоко наказывается. Поэтому такой, знаете ли, тоталитаризм в своем таком крайнем проявлении.

Почему сейчас может быть некая истерическая реакция этого режима на любые вооруженные столкновения в Чеченской республике – это потому что Рамзан Кадыров много раз говорил и доказывал, что его модель управления наиболее лучшая, что ее надо распространять на весь Северный Кавказ, что вооруженное сопротивление целиком и полностью подавлено, и никакого террористического подполья нет.

— Никакой не страх, а вовсе даже политика в том виде, в котором Рамзан Кадыров, на ваш взгляд, ее понимает?

— Понимаете, это очень сильный удар по режиму, когда оказывается, что его слова не соответствуют действительности. И, прежде всего, он хочет, чтобы никаких подобных проявлений не было, потому что это удар, прежде всего, и по его имиджу, и перед федеральным центром он выглядит не совсем так, как он хотел бы выглядеть. И поэтому может быть истерическая реакция. И вот какие-то массовые расстрелы – этим могут объясняться просто некоторые подобные не совсем адекватные реакции.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG