Ссылки

Мать попросила отправить ее в тюрьму на 8 суток вместе с дочерью, чтобы та не была одна. Интервью после освобождения


Во время акции оппозиции в Петербурге полиция задержала мать и дочь, которые вовсе не участвовали в акции, а оказались на Марсовом поле случайно. Дочери дали восемь суток, после чего мать попросила у суда такое же наказание. Настоящее Время поговорило с Элиной Муртазиной после ее освобождения

Элина Муртазина приехала в Петербург в гости из Моздока. 12 июня должна была познакомиться с молодым человеком своей дочери, 19-летней Ирины. Встречу назначили на Марсовом поле. Там, где в этот момент собирались участники антикоррупционного митинга.

"Захват произошел – было большое кольцо, мы туда даже не входили, нас туда втолкнули. Полицейский – не знаю, на них не было опознавательных знаков, каски только. Мы в круг не попадали, дочь схватили и втолкнули. Полицейский схватил, ногой пнул ее. У меня даже есть фотография – отпечаток берца военного на одежде. И еще дубинкой ударил, дочь очень сильно расплакалась, испугалась", – вспоминает она.

Вместо экскурсионного Петербурга Элина Муртазина открыла для себя город с другой стороны. Сначала ее и дочь долго держали в автозаке, потом до суда закрыли в отделении полиции.

"Нам не давали есть, часов восемь или девять мы провели в стоячем положении. У нас было два стула, по очереди люди сидели. Более сильные оставались стоять. Нам не давали воды. Через три часа нас было положено покормить, конечно же этого не было. Там был автомат, через который мы должны были купить себе кофе", – говорит Муртазина.

На антикоррупционной акции задержали больше пятисот человек. После 12 июня районные суды еще несколько дней работали практически круглосуточно. Дело Элины Муртазиной рассматривали в два часа ночи. Когда она узнала, что ее дочь приговорили к восьми суткам ареста, Муртазина сама попросила себе такого же наказания, хотя судья планировал задержать женщину только на одни сутки.

"Все, что я видела за эти двое суток, что происходило в отделениях, в частности в отделении №7 – то отношение к нам... Знать, что твой ребенок еще какое-то время будет в таких условиях находиться – можно с ума сойти!" – объясняет она свое решение.

Последние восемь суток в изоляторе Элина провела вместе с дочерью Ириной. Она вспоминает, что с ними было очень много молодых людей, людей в возрасте от 30 до 35 лет и редко – около сорока. В изоляторе никто не паниковал, не говорил, что совершил ошибку.

"Я размышляла над этим, к чему хотели прийти, арестовав такое количество людей. Хотели, наверное, чтобы люди посидели в камерах, подумали, но получилось наоборот – люди только больше ожесточились. Думаю, если будет следующий митинг – там будет еще больше людей", – считает Муртазина.

Сама Элина после освобождения признается, хотя и не шла митинговать, убеждения активистов и впоследствии сокамерников она разделяет. Говорит, что у нее на Кавказе тоже есть коррупция, и люди тоже от нее устали.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG