Ссылки

logo-print

"Не могу смотреть на беспредел": 67-летняя журналистка не бросает работу, несмотря на угрозы


Солтан Ачиловой 67 лет. Ей угрожали, отбирали технику, вызывали на допрос в спецслужбы, избивали в супермаркете и даже сбивали с ног неопознанные велосипедисты. Но она продолжает работать в туркменской службе Радио Свобода и говорит, что не может не бороться с несправедливостью в своей стране

Постоянному давлению подвергаются и герои репортажей Ачиловой: некоторых из них даже арестовывали по надуманным обвинениям.

Правозащитная организация "Репортеры без границ" распространила пресс-релиз, где осудила атаки на Ачилову. "То что испытала Солтан, является еще одной попыткой недопущения критики в адрес государства", – заявила замруководителя по Европе и Центральной Азии Human Rights Watch Рейчел Денбер.

Нападения на Ачилову приостановились только после вмешательства посла США в Туркменистане. Консульство помогло Ачиловой временно уехать за границу: сейчас она восстанавливает подорванное здоровье в Чехии. Но журналистка не собирается бросать работу. В ближайшее время она снова вернется на родину в Туркменистан и заявила Настоящему Времени, что планирует продолжать заниматься расследованиями, несмотря на угрозы.

*****

– Солтан, что происходит в Туркменистане сейчас, и как вам удалось уехать из страны?

– Уехать удалось благодаря посольству США. С помощью посла Алана Мастарда удалось временно покинуть страну. 11 апреля, перед отъездом, когда я уже готовилась уехать в Чехию, к моему дому ночью пришли незнакомые люди, два крепких парня, и разбили стекла в машине, переднее и заднее. Разбили специально, это все зафиксировали камеры наблюдения соседей на 3-ем этаже. Я считаю, что это было связано именно с моей журналисткой деятельностью.

– Власти Туркменистана последовательно преследуют вас и ваших коллег. Многие журналисты, в том числе и те, кто работают на Радио Свобода, осуждены на длительные сроки, и никто не может добиться их освобождения. Что заставляет вас раз за разом возвращаться к работе?

– Честно говоря – несправедливость. То, что сейчас происходит в Туркменистане. Ее много. Мне это никак покоя не дает. Да, по состоянию здоровья и по семейным обстоятельствам я много раз хотела работу журналиста оставить. Но я не могу на это все смотреть! На весь этот беспредел. Нам покоя никогда нет, нас никогда в покое не оставляют. Сколько моя семья страдала, сколько мы пережили – этого хватит на четыре тома романа.

Но происходящая вокруг несправедливость все время подталкивает меня к тому, чтобы продолжать работу журналиста.

На собраниях меджлиса и заседаниях кабинета министров президент Туркменистана дает указания: обеспечьте как положено, не обижайте людей. Но исполнительная власть, получив эти указания, делает свое.

– В эфире туркменского телевидения и в государственных СМИ мы видим достаточно радостную и радужную картинку. Но вы много ездите по стране, много общаетесь, наблюдаете жизнь простых граждан Туркменистана. Насколько она соответствует тому, что показывают по телевидению?

– В Туркменистане на мероприятия людей отправляют принудительно: в организации говорят, что такой-то человек должен идти, вне зависимости от того, хочет он или не хочет этого делать. В основном отправляют студентов, школьников. И показывают аудитории, что народ доволен, что народ счастливо живет. Но это только по телевизору, а на самом деле слоям населения с низкими доходами, особенно в сельской местности – им нелегко живется.

Проблем в Туркменистане много. Основная проблема – нигде не работают законы. Законы в Туркменистане существуют, соответствуют Конституции, и это хорошие законы, их обновляют, принимают новые законы. Но если хочешь добиться правды – ни до кого не достучишься. Правды ты никогда не добьешься.

– Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов сейчас ввел интернет-приемные, провел несколько амнистий и демонстрирует, что имеет контакт с жителями страны. У вас есть оптимизм по поводу нового президента и будущего Туркменистана?

– У меня оптимизма нет. В ближайшее время я ничего хорошего не жду. Нет такого, чтобы законы работали, чтобы каждый на своем месте болел за проблемы народа. Спроса на это среди чиновнико в Туркменистане нет.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG