Ссылки

Дело Библиотеки украинской литературы: в суд не явился ключевой свидетель обвинения


В Москве судят директора Библиотеки украинской литературы Наталью Шарину: ее обвиняют в растрате и возбуждении ненависти с использованием служебного положения. Защита считает дело сфабрикованным, и словно в подтверждение этого в суд не явился ключевой свидетель, на чьих показаниях строятся обвинения

Cуд над директором Библиотеки украинской литературы в Москве Натальи Шариной продолжается с ноября 2016 года. Изначально ей были предъявлены обвинения в экстремизме и возбуждении ненависти с использованием служебного положения: Шарина, "заведомо зная, что библиотека согласно законодательству является общедоступной библиотекой", приобрела и разместила книги, имеющие отношение к украинскому национализму: "Киев", "Война в толпе", "Киев-Нью-Йорк", "Время поэзии", буклет "Роман Шухевич – бывший командующий УПА" и другие.

Согласно экспертизе российского следствия, эти издания "содержат унизительные характеристики, побуждающие к действию против национальной группы "русские".

Позже к обвинениям в экстремизме добавилась статья о растрате. Шарина якобы нанесла государству ущерб на сумму около 3,5 млн рублей: организовала получение платежных поручений с расчетного счета департамента финансов города Москвы на расчетный счет московской коллегии адвокатов (ущерб оценили в 297 тысяч рублей), а также устроила на работу знакомых своего юриста, обеспечив их зарплатой и медицинской страховкой (ущерб – 3,2 млн рублей).

По предъявленным обвинениям ей грозит до 10 лет лишения свободы.

В мае суд дошел до заслушивания аргументов со стороны обвинения. Однако в зале заседания так и не появился Сергей Сокуров, бывший подчиненный Шариной, доносы которого, со слов защитника Ивана Павлова, и легли в основу обвинений. Представитель гособвинения не смогла дать объяснения отсутствию Сокурова, хотя ранее неоднократно звучали требования принудительно привести его в суд.

"Его показания носили эмоциональный характер. У него была неприязнь с директором, которая запретила ему в Библиотеке украинской литературы устраивать собственные акции", – рассказывает адвокат Иван Павлов. Сокуров, по его словам, хотел провести презентацию своей книги.

"Но руководство указало ему, что такие вещи делать недопустимо, что это все-таки учреждение не для сотрудников а для читателей", – говорит юрист.

Павлов также утверждает, что результаты обысков, которые прошли в библиотеке, также были сфальсифицированы.

"Книга, которую они изымали в ходе второго обыска, уже была изъята в ходе первого, и должна была находиться в распоряжении органов следствия. Поняв это, они где-то раздобыли точно такую же книгу, но уже без штампа библиотеки", – рассказывает адвокат. По его словам, у книги, которая фигурирует в протоколе, другое издание и даже другое название.

Сама Шарина вину по предъявленным ей обвинениям не признает и говорит, что даже не понимает сути того, в чем ее обвиняют. Правозащитники тоже называют дело библиотекаря сфабрикованным.

"И из допроса следователя, и из показаний самой Шариной, и тех вопросов, которые задавал адвокат, для меня совершенно очевидно, что это дело было сфабриковано, – настаивает Зоя Светова, бывший член Общественной наблюдательной комиссии. – Кроме того, на обыск пришли понятые, которые были заинтересованы, которые знали Шарину, и которые ей хотели навредить. Ясно, что следователь делал все возможное, чтобы во время обыска не было адвоката, чтобы ей не предоставили адвоката, чтобы можно было подбрасывать эти книги".

Защита Шариной подала ходатайство о возврате дела в прокуратуру, а гособвинитель в ответ попросил перерыв для подготовки своей позиции. Светова считает, что возврат дела в Прокуратуру – шанс для обвинения, "чтобы это позорное дело просто спустить на тормозах".

Прения сторон продолжатся 25 мая: именно тогда обвинение предложит меру наказания для Шариной.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG