Ссылки

Несносные "хрущевки". Остановят ли власти программу реновации жилья из-за протестов москвичей


Власти Москвы связали снос домов с мнением жителей столицы. В первую волну сноса попадут дома, в которых 100% жителей проголосовали за снос. Об этом заявил префект Северо-Западного округа столицы Алексей Пашков на встрече с жителями вечером, 26 апреля.

В домах, которые изначально не попали в программу сноса, расселение будет проводиться, если за это проголосуют 80% жителей, добавил чиновник. Сперва встречи с префектами были запланированы на среду, но состоялись только в трех округах, остальные перенесены на май. В каждом районе Северо-Западного округа уже нашли стройплощадку для новых домов, они будут не ниже двадцати этажей, однако закон о реновации жилья в Москве еще не прошел даже второе чтение в Госдуме. Тем временем некоторые москвичи, недовольные планами мэрии собираются в инициативные группы.

В Москве продолжаются стихийные акции протеста жильцов против сноса их домов. Люди собираются в собственных дворах и заявляют, что переезжать куда-либо не станут ни при каких условиях.

Одному из организаторов митинга против сноса домов в Москве Юлии Галяминой утром 27 апреля порезали колеса автомобиля. Она считает, что это связано с готовящейся акцией. По данным издания Znak, в московской мэрии прошло закрытое заседание, на котором обсуждался протест жителей столицы. На встрече якобы упоминалось имя Юлии как главного организатора протеста.

Ранее Галямина подала в мэрию Москвы заявку на проведение митинга в защиту собственности. Она хочет устроить его 14 мая на проспекте Сахарова. По мнению Юлии, власти попросту испугались недовольством людей.

"Власти Москвы пока об этом митинге ничего не говорят. Они говорят вообще о всей нашей деятельности, и Путин, и Собянин высказались однозначно, что они нас услышали, заметили и испугались. Очень много сейчас инициативных групп. Они вообще во всех районах, мы за неделю собрали тысячу подписей в нашем только маленьком квартале, где я живу, где 24 дома. Просто все подписываются против. И люди выходят на пикеты, на митинги. Мне вообще кажется, что Путин больше всего испугался пикетов в Тимирязевском районе, на который вышли бабушки, которые никогда в жизни ни на одном пикете не были. Это его прямой электорат стал возмущаться", – сказала Юлия Настоящему Времени.

Противники реновации – почти провокаторы, которые либо не разбираются в вопросе, либо намеренно вводят граждан в заблуждение. Так на минувшей неделе в эфире телеканала "Россия-1" были представлены недовольные переселением жильцы московских домов. Более того, протестующих против сноса жилья представили как сторонников программы.

Элитные районы Москвы в которых держится самый высокий уровень цен на жилье, Хамовники, Якиманка и Арбат исключили из программы реновации жилья. Префект Центрального округа Москвы Владимир Говердовский объяснил это тем, что жители районов против сноса, а власти не нашли там площадок для нового строительства.

По мнению доцента экономического факультета МГУ, руководителя проекта "Жилфин" Антона Табаха, программа реновации выгодна не только строительному, но и банковскому сектору. Об этом он сказал в интервью Настоящему Времени.

Мэр Москвы Сергей Собянин 26 апреля провел тайную встречу с жителями нескольких районов Москвы, которые попадают под расселение. Официально встречу нигде не анонсировали, а некоторым журналистам уже после начала мероприятия и вовсе сказали по телефону, что мэр ни с кем не встречается.

О выступлении мэра перед специально приглашенными жителями пятиэтажек в вечерних выпусках новостей рассказали федеральные каналы. Собянин пообещал, что реновации подвергнутся только те дома, жильцы которых сами этого захотят. А выгонять на окраины никого не будут.

Часть жителей, как и журналистов на собрание тоже не пустили. Через полтора часа из Московского дома общественных организаций вышли представители префектуры и пообещали устроить районное собрание для тех, кто на выступление мэра не попал.

Начальник департамента градостроительной политики Москвы Сергей Левкин 10 февраля заявил, что старт второго этапа сноса ветхих пятиэтажек практически невозможен.

Уже 21 февраля мэр Сергей Собянин докладывал Владимру Путину, что в Москве очень много старого жилья, 25 миллионов квадратных метров, в которых проживает более полутора миллиона человек. Путин посоветовал дома снести, а на этом месте построить новые.

Еще через три дня депутаты Мосгордумы потребовали сносить все старые пятиэтажки, включая "несносимые" серии. Позже появился закон который предполагает возможность сноса практических любых домов, в зоне реновации. Он принят Госдумой в первом чтении.

Могут ли москвичи, которые не хотят, чтобы их дома сносили, успокоиться после этих слов президента России, об этом ведущий НВ Тимур Олевский спросил у политолога Кирилла Рогова.

— Антон Табах выдвинул такое предположение, что Москва настолько много денег заработала за несколько лет, что их просто девать некуда, поэтому появилась программа реновации. Так это или нет – вопрос отдельный. Как эти планы и реакция москвичей на эти планы могут повлиять на внутреннюю политику?

— Вы знаете, по поводу гипотезы Антона я скажу, что с Москвой и вообще с российскими регионами такая ситуация, что строительный комплекс там – это огромная политическая сила, которую все время надо кормить чем-то. И если вы заметите, то все время есть что-то, за счет чего строительный комплекс, строительная индустрия живет. И когда пришел новый мэр, то сразу был придуман ему проект Новой Москвы, который сразу консолидировал вокруг него, должен был консолидировать эту строительную машину.

Но этот проект не пошел, и поэтому, как мне представляется, мы видим новый проект – проект реновации. Это политическая вещь. Политическая в том смысле, что для того, чтобы чувствовал себя градоначальник уверенно, для того, чтобы у него был политический ресурс, ему постоянно нужно подкармливать какими-то суперпроектами строительный комплекс.

— А что за влиятельные люди такие?

— Не знаю. Я только знаю, что всегда это в России устроено так в последние десятилетия, что власть регионального начальника в значительной степени – не только в Москве – строится на связях его со строительной индустрии.

— А сейчас могут быть политические издержки выше, чем желание это все сделать?

— Да, политические издержки могут быть, здесь ситуация непростая, видите. У ситуации, которая сложилась сейчас, есть такой глубокий политический подтекст, а именно: она в принципе сталкивает интересы разных горожан, причем можно даже проследить некоторые социальные характеристики. Дело в том, что люди, которые живут действительно в убитых хрущевках в посредственных или плохих районах, где их много, не очень хороших, они в принципе заинтересованы в переселении.

— Конечно.

— С другой стороны, есть вполне хорошие дома, которые стоят на хорошей земле, и в них заинтересованы особенно строительные комплексы, чтобы расчистить эти территории и построить там новые дома и заработать много денег.

— То есть никому не интересно сносить старые пятиэтажки в убитых местах точечно, как это в свое время пытался делать Лужков, хочется какой-то хороший куш отхватить. Владимир Путин над схваткой встал, как будто вчера заявив, что не подпишет закон. Это игра такая или это действительно означает, что Собянину какой-то сигнал послали?

— Вы можете обратить внимание на саму структуру фразы. Путин сказал, что он не подпишет закон, если он будет нарушать права граждан.

— А если не будет – то подпишет.

— Да. А как проверить, нарушает ли он права граждан, закон, если он еще не подписан? Он же будет нарушать права граждан, когда он будет подписан и войдет в силу. Поэтому до этого момента он точно не будет нарушать права граждан. Я думаю, что здесь был сигнал Собянину, сигнал заключается в том, и Собянин знает это, что возбуждение в Москве велико, закон ужасен, Путин предупредил, что ему не нужны скандалы особенные и какие-то политические последствия в предвыборный год.

Это не значит, что московские власти отступят, это не значит, что Путин призвал их отступить. Там есть очень большие интересы, которые, видимо, санкционированы Путиным. Потому что закон ужасен и он написан в интересах этих жирных котов – строительного бизнеса.

Есть программа обновления пятиэтажек, по расселению пятиэтажек, замены их. Она рассчитана на 20 лет. Эта программа не может быть сильно ускорена. Закон же о реновации, который пристегнут к программе, но отдельно от нее, он, собственно говоря, привносит этот коррупционный мотив в программу, подменяя ее цели, когда рядом возникает еще одна возможность кормушки – именно расчистки таких очень лакомых территории, которые могут быть просто хорошо проданы в ближайшее время. Так что это такая программа и второе дно этой программы, которое задано этим законом.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG