Ссылки

Упал на ступени. Как сотрудники Белореченской колонии в РФ забили до смерти 16-летнего подростка


Виталий Поп, убитый в Белореченской колонии подросток

В Белореченском районном суде Краснодарского края начался процесс над сотрудниками Белореченской воспитательной колонии. 25 ноября прошлого года там был до смерти забит 16-летний гражданин Украины Виталий Поп.

На скамье подсудимых – 10 сотрудников колонии, из них непосредственно в убийстве обвиняются двое: старший инспектор отдела охраны колонии Арсен Шамхалов и начальник караула охраны колонии Андрей Караулов. ВРИО начальника колонии Владиславу Иванову, которого следствие считает организатором преступления, предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями. Остальным сотрудникам, которые участвовали в избиении подростка (Валерию Заднепровскому, Валерию Савченко, Павлу Грицину, Мусе Аллаеву, Сергею Андриященко, Сергею Лабинскому, Роману Берсенёву) – в их превышении.

Светлана Поп, мать убитого Виталия, рассказывает, что он был третьим ребенком в семье, домашним мальчиком, "трудягой". Учился в школе в селе Грушево Закарпатской области Украины, но на каникулы ездил в Россию. Отец Виталия Иван жил в станице Холмская Краснодарского края, куда они потом с матерью переехали. Сын работал с родителями и собирался поступать в училище в Абинске – хотел заниматься ковкой.

"Он и на бетономешалке работал, и на шабашках, и все время с нами – или дома, или на работе", – рассказывает Светлана. По ее словам, друзей у Виталия в России почти не было. Наркотиков и алкоголя мальчик не употреблял, занимался спортом, каждый вечер выходил на пробежку.

Родственники до сих пор не могут понять, почему вечером 24 июня 2015 года Виталий зашел в один из магазинов в станице, дважды ударил по затылку продавщицу и сорвав с нее золотую цепочку, которую даже не продал, а вернул во время следствия.

Задержали подростка через две недели. На следствии он молчал и действий своих не объяснил. 7 сентября Абинский районный суд приговорил Виталия к 4,8 годам лишения свободы по ст. 162 УК РФ – "Разбой".

"Он сначала был в СИЗО в Новороссийске, звонил брату, – рассказывает Светлана Поп. – В СИЗО он со взрослыми сидел, его не обижали. Но он там уже боялся, говорил: "Нас вроде переведут в Белоречку, а там дюже страшно бьют, там не успеешь с машины выйти, сразу бьют. Вань, я не знаю, чи я вернусь", – вот так запугали ребенка".

Адвокат Светланы Александр Попков рассказал корреспонденту Радио Свобода, что до гибели Виталия Белореченская воспитательная колония, наоборот, была на хорошем счету.

"Фасад был красивый, но до ОНК (Общественная наблюдательная комиссия, занимается защитой прав заключенных) доходила информация, что там очень жестко встречают, отбивают желание бороться за воровские права или права человека, – говорит Александр Попков. – Это много где практикуется. Доказательств этому найти не удалось. Но, скорее всего, так встречали каждый этап. Просто раньше не было погибших, и всё покрывалось руководством УФСИН".

Жесткая посадка

Согласно обвинительному заключению, с которым ознакомилось Радио Свобода, 24 ноября 2015 года в Белореченской колонии ожидали приезд семи несовершеннолетних заключенных. Всем было по 15-17 лет, они были осуждены либо за кражи, либо за разбой.

ВРИО начальника колонии Владислав Иванов заранее собрал совещание, сообщив подчиненным, что "этап будет сложным" – якобы среди новичков четверо настроены "поломать режим учреждения".

Виталия Попа среди этих четверых не было. Но, по словам Александра Попкова, оперуполномоченные колонии Сергей Лабинский и Роман Берсенев утверждали, что у них была некая оперативная информация, что Виталий якобы состоял в украинском "Правом секторе".

"Для подавления морально-волевых качеств" новоприбывших осужденных дежурный помощник колонии Сергей Андриященко отобрал семерых сотрудников охраны. Один из них, Павел Грицина, "в состав спецназа не входил, но сам изъявил желание участвовать".

Эти сотрудники должны были применить к несовершеннолетним психологическое и физическое насилие. Оперуполномоченные Лабинский и Берсенев также должны были проводить "индивидуальные беседы с осужденными для предупреждения конфликтных ситуаций". Чтобы издевательства не попали на камеры наружного наблюдения, Иванов распорядился их выключить.

По словам одного из обвиняемых, осужденных заставляли делать физические упражнения и убирать туалет. "Мытье туалета расценивается в среде осужденных как позорное действие, он не мог уже являться блатным и опускался в общую касту осужденных. Для принуждения допускались удары ногами по ногам осужденных, но ставилась задача не бить по лицу, чтобы не оставлять следы", – сказал он.

Для устрашения осужденных подростков все надзиратели надевали маски с прорезью для глаз и форму спецподразделения – чтобы усилить психологическое давление.

Подобные "воспитательные" операции – нарушение закона: сотрудники охраны не имели права доступа на территорию колонии и не могли прямо контактировать с заключенными.

Этап прибыл около часа ночи. Подростки вышли из машины, их встретили оперуполномоченные Берсенев и Лабинский. Они построили заключенных, провели перекличку, обыскали их, велели раздеться догола и идти в баню.

Берсенев, согласно документу, нашел у кого-то спичечный коробок, на котором было написано "ЖВ" (жизнь ворам), и заставил одного из прибывших съесть его: "С. прожевал коробок и сглотнул его".

В коридоре голых замерзших подростков построили лицом и ладонями к стене с раздвинутыми ногами и поднятыми руками. После переклички им приказали повернуться лицом к сотрудникам. "Мужчины сказали, чтобы все приседали и подпрыгивали. Тех, кто не справлялся с этим, либо говорил, что устал, сразу начинали избивать руками и ногами, – рассказывает один из потерпевших.

Сотрудники колонии уверяют: "воспитание и избиение осужденных" заняло около 40-50 минут, при этом прибывшие не сопротивлялись. Но как сообщил следствию один из осужденных, прошло не менее двух часов. По словам адвоката Александра Попкова, в показаниях потерпевших также говорилось, что в коридоре стоял запах перегара, но доказать этого не удалось.

Звезды вперед

Избиение было организовано по схеме: вначале в коридор попадали те, кто был настроен наиболее отрицательно. "Из них самый негодяй тот, у которого татуировки в виде звезд на плечах", – говорит в своих показаниях один из сотрудников колонии. Такие наколки, по его словам, означают в воровском мире "отрицалу", – того, кто отрицает тюремные порядки.

Один из обвиняемых в убийстве Виталия Попа, Арсен Шамхалов, "решил работать с самым тяжелым, то есть с тем, у кого татуировки на плечах. С. зашел в коридор первым. Шамхалов приказал ему приседать и отжиматься, а потом, схватив С. за голову, ударил его затылком об стену, попутно нанеся 7-8 ударов ногами по голове и телу. Врачи диагностировали у С. сотрясение мозга.

Ситуация в какой-то момент вышла из-под контроля. "Началось беспорядочное избиение осужденных", при этом кто-то бил только "своего" подростка, а кто-то "работал" на несколько фронтов, – рассказывают свидетели.

Из коридора заключенные по очереди ползли по кафельному полу в сторону туалета – тоже под ударами. В туалете их заставляли мыть унитаз. Не соглашавшихся били или окунали в него головой, а потом, также ползком, отправляли стричься, на прием к психологу и спать. "При проведении тестирования осужденные какие-либо жалобы не высказывали", – сообщила следователям психолог колонии майор Ирина Литерова, побеседовавшая со всеми осужденными, кроме Виталия Попа.

"Относитесь по-человечески"

Виталий Поп "достался" воспитателю колонии Валерию Заднепровскому. Тот сначала "работал" с ним в коридоре, а потом и в туалете. Мыть унитаз молодой человек наотрез отказался. Заднепровского обвиняют только в превышении служебных полномочий. По словам Александра Попкова, мать воспитателя сожгла его одежду и обувь, а следствию удалось доказать лишь один сильный удар, который он нанес Виталию, – в спину.

Позже на помощь Заднепровскому пришли сотрудники охраны Арсен Шамхалов и Андрей Криволапов. Один из обвиняемых видел, как "Криволапов оперся своими руками о раковину и другой рукой о стену и наносил [удары] ногой сверху по голове, телу осужденного [Виталия Попа]". В этот момент Виталий был уже без сознания, а Криволапов был уверен, что осужденный притворяется.

Виталий Поп
Виталий Поп

Криволапов взял шланг и начал поливать Виталия водой. Тот пришел в себя, сел, сотрудники охраны взяли его под руки и опустили головой в унитаз. Согласно показаниям потерпевших, Криволапов, Шахмалов и Заднепровский продолжили избивать Виталия, нанося "множественные удары по голове, груди. При этом Криволапов взял своей рукой голову осужденного Попа и несколько раз ударил о край унитаза".

Одни подростки показали, что видели, как один из сотрудников в камуфляже и маске не просто бил, но прыгал на Виталии. Другие рассказали, что двое сотрудников "брали Попа за шею и били сильно головой о кафельный пол".

После этого сотрудники позвали в туалет С. и приказали ему помочиться на Виталия. "Я так и не сделал этого, хотя повернулся к Попу и сделал вид, как будто мочусь на него", – рассказал С.

По словам Александра Попкова, в обвинительное заключение не попали показания подростков, говоривших, что Попу досталось за его "западенский акцент". Сотрудники избивали его, обзывая "бандеровцем" и "хохлом", и в случае, если показания бы были приобщены к делу, это утяжелило бы статью Криволапова и Шамхалова. Зато следователи включили в дело слова одного из подростков, рассказавшего, что Виталий кричал от боли и просил: "Относитесь по-человечески".

Упал с лестницы

Судебно-медицинская экспертиза показала, что Виталий Поп умер от закрытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга. Мать подростка вспоминает, что на голове ее сына не было живого места – она была свернута в сторону, на щеке красовался след от подошвы берца. У Виталия также были ссадины и синяки на шее, груди, ногах и половом члене, ушиб обоих легких и разрыв сальника, были сломаны три ребра. Согласно экспертизе, Виталию было "причинено не менее 16 травматических воздействий действующей силы", 11 из них – в область головы и шеи. При этом Виталий не оборонялся.

Патологоанатомы уверены: травмы позволяли Виталию сохранять способность к активным действиям "до нескольких десятков минут". Это отчасти сходится с показаниями сотрудников колонии, уверявших, что после избиения он самостоятельно отправился на стрижку, но потом пожаловался на самочувствие. После этого его якобы отвели в другую комнату, где он, уже одетый, лег на кушетку. Подростки этого, впрочем, не подтверждают: ни один из них не видел Виталия после туалета.

С медпомощью Попу тоже не повезло. Согласно обвинительному заключению, приехавший в колонию около 3 ночи Иванов пожурил сотрудников за то, что "перестарались", но врачей "с воли" вызывать запретил. Попа осмотрела медсестра Яковенко, рассказавшая, что он был в сознании, обругал ее матом и отказался от помощи.

Если дело действительно было именно так, неясно, зачем в то же время администрация колонии срочно вызвала из Краснодара начальника филиала медицинской части №7 ФСИН РФ Демиденко. Он, согласно его показаниям, проехал 100 км, чтобы в 4 утра сказать Иванову, что Попу нужна срочная госпитализация. Демиденко, как он утверждает, нашел Виталия "в спутанном сознании, бесконтактным", но живым.

Прошло еще 45 минут. За это время Иванов в очередной раз отказался вызывать скорую, попросив позвонить лишь врачу-педиатру колонии Лукьяновой, которая приехала в 5.20 утра. Только по ее настоянию Виталию вызвали наконец скорую помощь, которая прибыла на место в 5.45. В 6.20 Виталий в коме был доставлен в Белореченскую ЦРБ, где и скончался в 11 утра.

Тем временем в 7 утра Владислав Иванов созвал срочное совещание, на котором указал своим подчиненным "написать объяснения о том, что осужденный кинулся на сотрудника и попытался убежать, в это время в коридоре упал на ступеньки и получил телесные повреждения". Эту же версию озвучили и бригаде скорой помощи. В журнале оператора поста видеонаблюдения по распоряжению Иванова указали, что ночь прошла без происшествий.

Труп без тела

Светлане и Ивану Попам позвонили из колонии в 10 утра 25 ноября, когда Виталий был еще жив. Их попросили приехать в Белореченск, но не объяснили зачем. Попы не смогли выехать сразу – отцу стало плохо с сердцем. В колонии они оказались лишь на следующий день, им тоже сказали, что сын упал на лестнице. Родители хотели похоронить Виталия на родине, но, боясь международного скандала, руководство колонии отказалось отдавать тело.

"Не отдавали и всё, – рассказывает Светлана Поп. – Мы же с Украины, они нам предлагали помочь с видом на жительство, просили тут похоронить, а потом, если решим перезахоронить, обещали помочь".

Получить тело удалось только после вмешательства правозащитников и журналистов, когда скандал с погибшим подростком разгорелся и в России, и в Украине (украинское посольство "следило" за ходом событий, но помощи Попам не оказало). Похоронили Виталия на Грушевском кладбище 7 декабря, а 16 декабря, не выдержав потери, скончался его отец Иван Поп.

Светлана теперь осталась одна: нянчит внука, оставшегося от погибшей пять лет назад дочери. Ее старший сын живет в Украине, но возвращаться на родину женщина не спешит – хочет дождаться суда над убийцами Виталия. Правда признается, что в российское правосудие не сильно верит: "Они в одни двери их возьмут, а в другие выпустят, – говорит. – Рука руку моет. Я видела, как они обращались с ребенком".

Полная верия материала опубликована на сайте Радио Свобода

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG