Ссылки

Новость часа

Сделка на высшем уровне: выгодна ли продажа "Роснефти" и к чему она приведет


Сделка на высшем уровне: выгодна ли продажа "Роснефти" и к чему она приведет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:06 0:00

"Крупнейшая сделка года на нефтегазовом рынке", – так описал приватизацию пакета акций "Роснефти" президент РФ Владимир Путин. 19,5% акций компании с госучастием ушли за 10,5 млрд евро. Покупателем стал консорциум из швейцарского сырьевого трейдера Glencore и Катарского суверенного фонда

Подписание сделки формально опоздало на два дня и стало полной неожиданностью для рынка. Согласно распоряжению правительства, продать 19,5% акций Роснефти надо было до 5 декабря. Но информации о покупателе не было до самого последнего момента.

"Все ждали достаточно простых квазиприватизационных схем, продолжения того, как в "Роснефть" вливалась "Башнефть", – рассказывает Александр Пасечник, глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности. – Ожидали что-то похожее с участием "Роснефтегаза". Предполагался выкуп акций самой Роснефтью и потом уже, в 2017 году, поиск инвестора. Но непонятно было, найдется он или нет, и будет ли это инвестор внутри страны или за ее пределами".

Сам Сечин говорит, что переговоры о продаже пакета шли с тремя десятками потенциальных партнеров. Но в итоге, выбор пал на консорциум швейцарского сырьевого трейдера Glencore и суверенного фонда Катарского инвестиционного управления.

По словам Сечина, стоимость сделки – 10,5 млрд евро. По данным агентства Reuters, которое оценивает компанию почти в 60 млрд. долларов, госпакет продали с 2%-ной скидкой. Впрочем, некоторые катарские инвесторы, наоборот, считают, что пакет был переоценен на 10-15%.

При этом Glencore опубликовал заявление, в котором говорится, что сумма сделки лишь 10,2 млрд евро, на 300 миллионов меньше.

С чем связана разница – пока неясно. Известно лишь, что из собственного капиатал Glencore заплатит только 300 миллионов евро, а остальнная сумма будет профинансирована за счет катарского фонда и кредита от неназванного банка.

"Этот неизвестный банк – это самое интересный момент в этом уравнении, – замечает Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании Rusenergy. – То ли это европейский банк, то ли что-то непонятно. Можно обратить внимание и на то, что 7 декабря "Роснефть" неожиданно увеличила свое долговое бремя путем размещения облигаций на сумму более 600 миллиардов рублей. Кто купил эти облигации, и на что были потрачены полученные средства, непонятно. Не исключено, что "Роснефть", эти облигации использовала для того, чтобы купивший их поучаствовал в приватизационной сделке".

И Reuter's, и Wall Street Journal пишут со ссылкой на свои источники, что деньги под сделку выдаст итальянский банк Intesa Sanpaolo: он же консультировал сделку по приватизации "Роснефти". Если эти сведения подтвердятся, то на рынке будет создан прецедент. "Роснефть" находится под санкциями со стороны США и ЕС. И хотя они не запрещают покупку акций, финансирование европейским банком политизированной российской компании многие считают слишком рискованным. Не случайно и западные, и азиатские банки не раз отказывались участвовать в сделках с участием "Роснефти".

"Если вдруг нашелся какой-то отважный банк в Европе, который вдруг решил пренебречь своими хорошими связями с американцами и пошел на эту сделку. Ну что ж, безумству храбрых поем мы песню", – замечает Михаил Крутихин.

По оценкам экспертов, вмешиваться в управление компанией новые акционеры не будут. Катарский фонд известен тем, что за всю свою историю не разу не пытался влиять на управление компаний, в которые инвестировал. Кроме того, еще с 80-х годов у него конфликт с ВP – крупнейшим иностранным акционером "Роснефти", которому принадлежит почти 20% акций компании. Союз катарцев в британцами с целью влияния на политику компании аналитик Михаил Крутихин считает маловероятным. Да и "Glencore", по его словам, вполне доволен текущей политикой "Роснефти".

"Мы видим сейчас, что подобраны такие новые акционеры, которые никак не повлияют на схему принятия решений правлением компании – господином Сечиным, – замечает эксперт. – "Glencore" – это компания-трейдер. Она уже не раз выручала "Роснефть", и ей "Роснефть" должна большие объемы нефти – за деньги, которые "Glencore" ей одолжила для приобретения ТНК-BP. Там сделка была примерно на 300 тысяч баррелей нефти в сутки".

Эксперты отмечают, что недавно "Glencore" заключил новое пятилетнее соглашение на экспорт российской нефти – еще на 220 тысяч баррелей в сутки. При цене в 50 долларов за баррель за пять лет сумма контракта достигнет 20 миллиардов долларов. Это позволит трейдеры потеснить соперников на рынке. Кроме того, Сечин объявил о создании с консорциумом совместного предприятия по добыче нефти – как в России, так и за рубежом. Для "Glencore", который еще недавно распродавал активы, чтобы сократить огромные долги, сделка с "Роснефтью", безусловно оказалась выгодна.

Некоторые аналитики отмечают, что в выигрыше остаются все стороны:

"Удивляет в том смысле политическая ангажированность Катара – в смысле его ангажированнности с Вашингтоном, который оказывает санкционное давление на Россию. Но это все за скобками. Выход – это вот эта сделка, которая придает синергии и создает "Роснефти" благоприятный имидж и кратно увеличит ее капитализцию. Выигрывают по сути все", – полагает Александр Пасечник.

Российский бюджет в результате приватизации Роснефти получит более 700 миллиардов рублей (деньги должны поступить в бюджет до 31 декабря). Но, кроме того, сделка с "Роснефтью", отмечают эксперты, может стать сигналом западным инвесторам. На встрече с Сечиным Владимир Путин прямо пригласил новых акционеров "Роснефти" в Москву и пообещал встретить их на высшем уровне.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG