Ссылки

Новость часа

"Разгонять журналистов, не оставляя следа". Зачем в Минске задерживали активистов и репортеров и что будет происходить в день выборов


Задержание журналиста у здания КГБ в Минске 28 июля 2020 года. Фото: ТАСС

Почему Светлану Тихановскую до сих пор не сняли с выборов и разрешат ли ей выступать в парламенте (она подала заявление на выступление в Национальном собрании Беларуси 3 августа, вместе с президентом Александром Лукашенко). Посадят ли экс-кандидата Виктора Бабарико и на каких условиях его могут выпустить. Зачем у здания КГБ Беларуси задерживали сторонников Бабарико и журналистов и как эти задержания позволяют спрогнозировать события в стране 9 августа.

Обо всем этом в эфире Настоящего Времени мы поговорили с Франаком Вячоркой, журналистом и политическим обозревателем.

Журналист Франак Вячорка о задержании журналистов у здания КГБ в Минске
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:12 0:00

– Насколько вообще реально, что Тихановской разрешат выступать в парламенте?

– Девяносто девять процентов, что не разрешат. Смотря по всем задержаниям и событиям последних дней, у меня чувство, что вот-вот – и [Тихановскую] вообще снимут с выборов.

– Почему, по вашему мнению, ее не снимают с выборов?

– Выборы уже давно перестали быть выборами, они стали такой спецоперацией КГБ. Уже даже последние признаки выборов, такие как международные и белорусские наблюдатели, утрачены. Вы же знаете, что не пригласили ОБСЕ, а белорусским наблюдателям не дали возможности регистрироваться из-за коронавируса.

Что касается самой Тихановской, я думаю, что у Лукашенко срабатывает моральный крючок, такой переключатель, он думает: "Номенклатуру когда-то победил, лидера оппозиции победил три раза, всех чиновников на выборах 2001 года победил, а здесь – какая-то женщина, училка английского языка. Что я, не справлюсь с ней?" Поэтому для него снять Тихановскую – это признать слабость в состязании с учительницей.

– Почему происходят эти задержания, которые мы сегодня наблюдали в центре Минска?

– Вообще, это не поддается логике. Я бы сказал, что это учения, потому что сегодня утром и вчера вечером были учения спецназа разгонять протестующих, а сегодня были учения разгонять журналистов и делать так, чтобы от акции не осталось и следа. Они так нейтрализовали иностранных и белорусских операторов и репортеров, что ни у кого нет материала про сегодняшнюю передачу документов в КГБ.

– Кроме нас – у наших есть.

– Молодцы, вам это удалось, это хорошо. Но 9 августа, скорее всего, никакой информации ни у кого не будет. Они теперь уже за две недели проводят операцию – загоняют журналистов в здание КГБ, проводят через коридор, а с другой стороны здания их ожидает автозак. Я просто боюсь себе представить, что нас ожидает 9 августа вечером.

– Бабарико в СИЗО. По вашим ожиданиям, его посадят и дадут обвинительный приговор?

– Бабарико уже сидит. А сидит со сроком, без, после суда или нет – это не имеет значения, потому что у нас судят и сажают не по решению суда, а по решению главнокомандующего. Я думаю, что его будут держать ровно до тех пор, пока Лукашенко не выдохнет и не скажет: "Все, я победил, риски нейтрализованы, я могу жить дальше спокойно". И тогда начнется не выпускание политзаключенных, а торговля политзаключенными – это любимое занятие белорусских властей.

– С кем?

– Со всеми, кто предложит финансовую или политическую помощь: Вашингтон, Брюссель, Варшава. Например: "Я вам продам Бабарико – вы мне помогите закачать нефть, чтобы позлить русских". Тоже может быть и торговля наоборот. Например: "Я скажу, что русских баз в Беларуси не будет, а вы мне предоставьте кредит МВФ". Я думаю, что Лукашенко надеется, что он снова этот геополитический маятник, который он разыгрывает уже 26 лет, и в этот раз сможет сыграть. Но мне почему-то кажется, что в этот раз у него уже не получится обвести вокруг пальца ни Вашингтон, ни Брюссель, ни даже Москву.

– Как вы оцениваете предвыборную кампанию самого Лукашенко?

– У него очень простой слоган: "Безопасность. Стабильность. Суверенитет". Это программа, которую можно сократить до "Статус-кво". Он тоже кандидат протеста, только он кандидат протеста против перемен в любой форме, в любом количестве, когда все другие кандидаты – кандидаты протеста против Лукашенко. Он ездит по военным частям, встречается с доверенными лицами. Сделал поездку по полям, собирается на какие-то заводы. Но в целом он не делает публичных встреч – он очень боится провокаций и боится сравнений с массовыми митингами Тихановской. Если у репортеров получится сравнить 200 человек каких-нибудь убогих в Бобруйске у Лукашенко и 10 тысяч человек у Тихановской, то это будет, конечно, репутационный провал для Лукашенко.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG