Ссылки

Новость часа

"Мы на этих позициях у них, как кость в горле". Ветеран боевых действий на Донбассе об атаке сепаратистов в Луганской области


Андрей Рымарук

Столкновение между украинскими военными и пророссийскими сепаратистами произошло во вторник, 18 февраля, возле поселка Золотое Луганской области. Здесь 29 октября 2019 года был произведен отвод войск. По данным украинской армии, сепаратисты открыли огонь по ее позициям из минометов и пулеметов. Один украинский военный погиб, четверо ранены. Есть потери и среди сепаратистов.

Менеджер благотворительного фонда помощи армии "Вернись живым", ветеран боевых действий на Донбассе Андрей Рымарук объяснил в эфире Настоящего Времени, что означает это столкновение.

Ветеран боевых действий на Донбассе о том, что произошло в Луганской области
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:04 0:00

— Я знаю, что вы не перестаете ездить на Донбасс, бываете на передовой и общаетесь с военными. Вы можете объяснить нам, по вашей информации, что сегодня произошло?

— В принципе, вы дали исчерпывающую информацию в своем сюжете. Единственное, что хотелось бы дополнить, – позиции, которые сегодня российская армия пробовала захватить, пробовала выбить у украинских военных, – это наша территория. Мы на этих опорных пунктах сидим очень долго, и мы на этих позициях у них, как кость в горле, потому что это преобладающая высота, если мы непосредственно говорим про позицию "Баня", о которой говорил начальник генерального штаба. Мы заняли ее еще полтора месяца тому назад, и мы вынуждены были выйти вперед, занять эту позицию, потому что мы не видели противника – как он нас обстреливает.

— А он продолжал обстреливать?

— Конечно.

— Вы занимаете позицию, вы ее занимали и раньше, и если на линии соприкосновения перемирие (хотя это больше похоже на линию фронта сегодня, а не на линию соприкосновения), то сидите вы там или не сидите – никто же не стреляет. Какая разница?

— Если мы будем смотреть на официальные данные штаба Объединенных сил и на официальные данные той же международной миссии ОБСЕ, которая регулярно фиксирует ввод российских войск через границу Украины с Россией, которая регулярно фиксирует количество обстрелов со стороны российской армии, которая регулярно фиксирует, как они и где прячут запрещенную согласно Минским соглашениям технику: в Луганске, в Первомайске, в том же Кировске. На данный момент [я] сейчас непосредственно видел, как они ведут огонь именно с жилых кварталов. Это все есть, зафиксировано давным-давно. Но, к большому сожалению, наша сегодняшняя власть называет сегодняшний случай каким-то непонятным прецедентом, хотя у нас, на самом-то деле, обстрелы, раненые и погибшие есть каждый месяц – именно от рук российских военных.

— Те силы, которые сегодня пытались штурмовать этот наблюдательный пункт "Баня" – это какая-то беспрецедентно большая атака или обычная? Кто они были? Как вы себе это представляете?

— Я – человек, который любит оперировать историческими данными. Аналогичные случаи у нас были и в прошлом году, и в 2018 году. Буквально, если посмотреть левее по фронту – населенный пункт Крымское. В 2018 году там было осуществлено три попытки штурма, в боях за которые погибло около шести украинских военных. Эти попытки, они регулярные, потому что мы занимаем стратегическую высоту, и мы постоянно контролируем их передвижения. Мы не даем укреплять их позиции.

— Это происходит постоянно, идет такая борьба за то, чтобы кто-то не стал сильнее на линии соприкосновения, не получил тактическое преимущество. Партия "Европейская солидарность" Петра Порошенко говорит сегодня: давайте введем все, как было до разведения. Владимир Зеленский сегодня говорит: "Нет, давайте все оставим, как есть, и вообще будем разводить и дальше". По крайней мере, двигаемся в этом направлении.

Ваши ощущения? Тут есть тот, кто более прав, или каждый раз надо по ситуации смотреть?

— Мне очень сильно не нравится, когда военных начинают втягивать в политические игры, и когда политики начинают спекулировать на войне, чтобы заработать какой-то балл, какой-то рейтинг. Мы прекрасно понимаем, что разведение – это одно из условий, которое мы должны выполнить согласно нормандскому формату Минских соглашений, потому что [иначе] мы не получим своих пленных обратно. Это одно из условий. Как военный, как эксперт я вам могу сказать, что разведение войск на этих участках – оно тактического ухудшения для вооруженных сил Украины не представляет никакого. Мы держим ситуацию под контролем. Сегодняшнее нападение – тому очень большой пример.

XS
SM
MD
LG