Ссылки

Новость часа

"Попасть сюда – уже большая честь". Интервью с участником Венецианского кинофестиваля Валентином Васяновичем


Valentin Vasyanovich

"Отблеск" – первый украинский фильм, участвующий в основном конкурсе Венеции. Седьмого сентября пройдет мировая премьера картины. Предыдущая полнометражная работа Васяновича "Атлантида" была отмечена там же в 2019 году Гран-при параллельного конкурса "Горизонты". Это открыло дорогу режиссеру и позволило претендовать на "Золотого льва".

Стилистика "Отблеска" и сюжет во многом унаследованы от "Атлантиды". Вновь преобладают общие и средние планы. Вновь камера приходит в движение в случае экстремальной необходимости. И вновь идет речь о войне. Правда, если в антиутопической "Атлантиде" война была недавним прошлым, то в "Отблеске" это безжалостное настоящее.

Картина начинается с побоища, пусть и потешного. Дети играют в пейнтбол, расстреливая друг друга шариками с краской за стеклянной стеной. Потом одна из них – 12-летняя Полина (Ника Мыслицкая), дочь военного хирурга-добровольца Сергея (Роман Луцкий) и его бывшей жены Ольги (Надежда Левченко), в наигранно-киношном стиле изображает смерть на поле брани.

Сюжет картины разделен на условные неравные части. В прологе фильма мы знакомимся с буднями Сергея – больница, операции, холостяцкий быт. Дальше наступает кульминация – вместе с врачом зритель попадает в плен к сепаратистам в Донецкой области". Но главная линия повествования и развязка начинаются, когда Сергей возвращается домой. Главный герой пытается наладить контакт с дочерью, с которой его разлучила война. Отец учит девочку восприятию смерти, а она его заново знакомит с жизнью. Роль протагонистки Полины сыграла дочь режиссера Ника Мыслицкая.

Мы поговорили с Валентином о его новом фильме.

Кадр из фильма "Отблеск"
Кадр из фильма "Отблеск"

– Как возник замысел картины?

– "Отблеск", как и "Атлантида", начинался с жизненной ситуации. Об мое окно ударилась птица. Остался отпечаток – впечатляющая графика до мельчайшей подробности. Это каждое перышко со всей структурой, в районе головы кровавое пятно, тоже с перьями. Я побежал за камерой – и пошел дождь как назло, смыв детали. Я все равно снял свою дочь, как она смотрит на этот след, обводит пальчиком. Три минуты классного кино.

Планировал документальный фильм о восприятии ребенком смерти, все эти детские церемонии, игры в захоронения. Но быстро выдохся. То, что было удачным, забрал в игровой фильм. А кто протагонист? Я остановился на герое, который попадает в плен и возвращается в состоянии, лишающем жизнь смысла. Ближайшим к нему человеком остается дочь. Общаясь, они движутся навстречу друг другу. Он за нее фактически цепляется. Это в общих чертах.

– С какими сложностями ты столкнулся при работе над картиной?

– Самым сложным было остановиться на одной истории. Потому что когда начинаю работать, всегда есть несколько направлений, героев, тем. Разные сюжеты появлялись после общения с консультантами, с носителями военного и медицинского опыта. Ты должен выбрать. Но на этот раз пришлось легче, чем в "Атлантиде", потому что там многое снималось после основных съемок. А здесь нам удалось сразу все сделать. Непреодолимых проблем не было.

– А что стало для тебя новым?

– Большую часть фильма сняли в павильонах. Для меня это новый опыт. Раньше я работал в декорациях или на локациях. Новое, но приятное. Я понял, что могу полностью сделать фильм именно в павильоне. Использовали снег и дождь одновременно с проекцией, и этим создавали ощущение реальной локации. В том же фрагменте с голубями отдельно снимали пейзаж в Днепре, отдельно – как птица бьется о стекло, потом все это слоями монтировалось, оживлялось. Можно сидеть и добиваться более-менее неплохих результатов. В реальных локациях многого бы не сделали.

– Каково это – работать со своей дочерью?

– Она с удовольствием проводила время на "Атлантиде" и поэтому понимает, что это достаточно тяжелая, но интересная работа. Она мужественно отработала все – и на морозе, и под дождем, и падение с лошади. Этому падению был посвящен почти весь съемочный день. Разумеется, там были каскадеры и страховка, но она сделала это упражнение: около 50 или более раз упала с лошади. Кстати, она действительно занималась верховой ездой, падала с лошади, ломала руку, и мы ездили делать рентген. Это все истории из жизни.

– И "Атлантида", и "Отблеск" – фильмы посттравмы. По сути, вся Украина травмирована…

– Но, по крайней мере, здесь интересно жить. Мы молодая политическая нация и пока будем взрослеть, получим огромное количество травм.

– Чего ты ожидаешь от участия в фестивале?

– Познакомиться с режиссерами из основного конкурса. Там же всемирно известные имена. Попасть сюда – уже большая честь. Я не воспринимаю это как конкуренцию, хотя это и называется конкурс. Ну какое может быть состязание с Альмодоваром или Соррентино? Право, смешно.

– Что дальше?

– Понимаю, что надо сделать следующий шаг. Есть мощные истории, также касающиеся войны или травмы, но это чревато самоповтором. Есть фантастические биографии невероятных людей, настоящих героев. Я еще не решил. Возможно, сниму историческое кино. Думаю над этим сейчас.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG