Ссылки

Новость часа

"Абсолютный хаос в управлении страной". Экономист – о первом годе президентства Зеленского


Президент Украины Владимир Зеленский на пресс-конференции прокомментировал свои успехи за год. "Если вы сегодня берете платежку [на коммунальные услуги], она в целом уменьшилась. Курса доллара – 100 гривен за доллар – нет. Цена на бензин уменьшилась. Сейчас правительству не хватает денег, чтобы еще поднять заработную плату. Кстати, средняя зарплата, не у всех, но в среднем выросла. К сожалению, мало, но выросла", – заявил Зеленский.

О том, что удалось Зеленскому за год президентства, мы поговорили с инвестиционным банкиром, специалистом отдела продаж ценных бумаг Dragon Capital Сергеем Фурсой.

Экономист – о первом годе президентства Зеленского
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:39 0:00

— По вашим оценкам, какие основные реформы откатываются?

— Медицинская реформа, налоговая и таможенная реформы, реформа прокуратуры. Сейчас угроза нависла над реформой ProZorro (системная реформа тендерного процесса в электронных публичных и государственных закупках – НВ), например. А ProZorro – это такая универсально позитивная история, к которой вообще нельзя придраться.

— ProZorro переводится с украинского "прозрачно", это система государственных закупок.

— Это прозрачные государственные тендеры, которые раньше были полны коррупции всегда, а сейчас малый и средний бизнес получил доступ к государственным деньгам, просто потому что там сделали нормальные тендеры. И постоянно идет атака на независимый Национальный банк, оплот здоровых институтов и реформированных институтов в Украине. Атака идет постоянно, но Нацбанк, к счастью, защищен меморандумом с МВФ.

— Как бы вы охарактеризовали экономическую политику Зеленского?

— Я не думаю, что есть в принципе экономическая политика президента Зеленского, она в принципе отсутствует. На самом деле политика в целом в Украине во многом зависит от того, кто шепчет президенту на ухо. Первые полгода были достаточно многообещающими. Я не могу сказать, что я сильно симпатизировал господину Богдану, это человек немножко других ценностей.

— Бывший глава офиса президента.

— Пока он шептал на ухо Зеленскому, страна двигалась, в общем-то, в верном направлении: продолжались реформы, продолжалась экономическая политика, которая была заложена в последние 3-4 года в рамках сотрудничества с нашими западными партнерами. Потом, когда ему теплую ванну начали организовывать уже другие люди, которые сейчас присутствуют в его офисе, начался регресс, бардак. Сейчас у нас абсолютный хаос в управлении страной, потому что люди меняются, люди чередуются, очень много вакансий не заполнено, частично возвращаются люди Януковича.

У Зеленского нет взглядов и нет компетенции – это самая большая проблема, наверное, которая была видна еще год назад и которая проявляется сейчас. Соответственно, кто там рядом с ним, кто ему шепчет на ухо и рекомендует – эти люди все и определяют. Потому что у президента своего видения нет. Он хочет, чтобы все было хорошо, но что такое хорошо, что такое плохо, он просто не знает, не понимает. И тут влияние всяких, извините, стремных персонажей, которые сейчас вокруг Зеленского, приводит к тому, что сейчас у нас под ударом реформы, очень сильно растет влияние олигархов, у нас управленческий хаос.

— Украина очень зависит от западных денег, в частности, от траншей Международного валютного фонда. Будет новая программа, новый транш?

— Я думаю, что недели через две – где-то в конце мая, может быть, в начале июня – мы получим новую программу и первый транш новой программы, который составляет 1 млрд 750 млн долларов. Что, плюс, разблокирует деньги Европейского Союза, как минимум первый транш на 500 млн евро, и откроет возможность для сотрудничества с Всемирным банком.

— Почему вообще важно эти деньги получать от МВФ?

— Кредиты нужны всем странам мира, все страны мира пользуются долговым финансированием, все страны мира рефинансируют старые долги новыми долгами. Плюс сейчас год коронакризиса, когда из-за кризиса падают доходы, растут затраты. У всех цивилизованных стран рекордно вырос дефицит бюджета. Дефицит бюджета – это те деньги, которые вам надо занять.

Ситуация с Украиной такая, что Украине без МВФ не доверяют. Не доверяют в принципе, а в кризисный год особенно не доверяют. И в итоге пока у вас нет МВФ, вы нигде не можете взять деньги, для того чтобы финансировать те потребности, которые у вас как у страны есть. Это не только погашение внешнего долга, хотя это и погашение внешнего долга тоже, но и те программы, которые сейчас есть: большее финансирование медицины по борьбе с последствиями карантина – эти все деньги взять можно только в долг. И в долг без МВФ вы не возьмете ни у кого.

— А у Москвы?

— У Москвы, конечно же, можете взять в долг. Но, к счастью, чем сейчас отличается украинская ситуация? Если украинская власть попробует взять деньги у Москвы, а Москва всегда давала деньги, чтобы вы только ничего не делали, как они Беларусь содержат, так же, как и в Украине Янукович деньги получал: держи деньги, только ничего не меняй, оставайся в нашем болоте "русского мира". Сейчас если какая-то украинская власть попробует взять деньги у Москвы, то эту власть завтра вынесут на вилах. Я думаю, все украинские политики это понимают.

— Удалось ли за год Зеленскому дистанцироваться от олигархов, в частности, от Игоря Коломойского, чье имя часто связывали с Зеленским?

— Наверное, Зеленский сейчас не может считаться стопроцентной марионеткой Коломойского, во многом благодаря тому, что по воле МВФ и вопреки желанию украинской власти был принят "антиколомойский закон". Но при этом есть рост других олигархов.

— "Антиколомойский закон" – вы имеете в виду закон о невозможности вернуть ему крупнейший банк в стране – "Приватбанк"?

— Да. Поэтому влияние Коломойского весомо, существенно, мы видим это на госкомпаниях. Например, год назад "Центрэнерго", государственная энергетическая большая компания, была прибыльной. Сейчас, после того как туда зашел Коломойский, она стала убыточной. И во многих других направлениях. Поэтому влияние Коломойского выше, чем было при Порошенко однозначно, но, возможно, ниже, чем мы ожидали год назад, чем мы боялись год назад.

Но если честно, растет роль других олигархов, которым иногда просто делегируют какие-то направления в кабинете министров. Например, менеджер Бахматюка, один достаточно одиозный олигарх, который на миллиарды долларов кинул западных инвесторов и который под следствием в Украине, где-то прячется сейчас, его человек возглавил Министерство экономики и сейчас курирует фактически откат многих реформ. Люди Ахметова во многом укрепились в энергетике.

Поэтому Зеленский изначально выбрал эту вещь – играть с олигархами в игры, пользоваться деньгами олигархов для решения каких-то сиюминутных проблем. Государственных проблем, не личных проблем. Получать себе пиар, а государство – какое-то финансирование за счет этого. Но в итоге у нас существенно выросла роль олигархии.

И на самом деле такой большой показатель, ключевой – у нас всегда чем больше денег могли получить на шару олигархи, тем лучше чувствовали себя футбольные клубы. Олигархи тратили деньги туда. Последние четыре года у нас в футболе было затишье, никто туда не инвестировал, потому что МВФ существенно ограничил возможности олигархов. Но сейчас, например, господин Ярославский, достаточно значимый харьковский олигарх, снова завел разговор о том, что он готов вернуться в футбол. Это плохой знак, потому что если олигархи возвращаются в футбол, это означает, что они садятся на какие-то денежные потоки, и часть им не жалко отдать на футбол. Поэтому в целом роль олигархов сейчас выросла, к сожалению.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG