Ссылки

Новость часа

"Что Зеленский пообещал Путину?" Как российские и украинские СМИ освещали обмен заключенными


Россия и Украина обменялись заключенными 7 сентября. Настоящее Время вело прямую трансляцию обмена.

"35 на 35", "наши возвращаются", "надежда на примирение". На первый взгляд, реакция российских и украинских медиа на субботний обмен похожа, но только на первый.

Обмен заключенными в российских и украинских СМИ
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:15 0:00

В Украине с телеэкранов говорят о "военнопленных" и "узниках Кремля", российские медиа рассказывают о "гражданах" и "заложниках Порошенко".

"35 на 35. Долгожданный обмен пленными между Украиной и Россией состоялся" (Интер, Украина); "Украинские политзаключенные вернулись домой. В аэропорту Борисполь их встречали родственники, близкие, политики и журналисты" (Прямий, Украина); "По сути Кирилл Вышинский и многие другие люди, которые находились в самолете, по сути были в заложниках у президента Петра Порошенко" (Россия 24).

Кто именно летел в Россию в эту субботу, не знали даже российские журналисты. Включаясь из аэропорта, они говорили о возвращении российских граждан, хотя как минимум 12 человек на борту были украинцами.

"Встречать удерживаемых на Украине российских граждан к воротам столичного аэропорта Внуково пришли десятки журналистов" (Звезда, Россия).

За воротами большинство журналистов и остались, до самолета допустили только Дмитрия Киселева, Ольгу Скабееву и операторов ВГТРК.

"Посмотрите, это Кирилл Вышинский, который только что, спустя полтора года, наконец-то в России. Кирилл, дорогой, я тебя поздравляю" (Ольга Скабеева,​ Россия 24).

Лишь Кирилл Вышинский и удостаивается внимания российских журналистов: те подробно рассказывают о его "злоключениях в украинской тюрьме", о встрече с семьей, о планах на будущее. Остальных заключенных на борту как будто и не было, их не только не приветствуют, но и не называют по имени.

"Фамилии большинства освобожденных вряд ли что-то скажут широкой аудитории" (1 канал, Россия).

На украинском телевидении обмен показали в прямом эфире на всех информационных каналах, уже несколько дней звучали десятки историй о людях, вернувшихся из России, причем зрителям напоминают не только об Олеге Сенцове, но и о журналисте Романе Сущенко, который почти три года провел в российской тюрьме, о задержанном на территории Беларуси студенте Павле Грибе и многих других.

"Домой из российской неволи вернулись 35 украинцев, среди которых политзаключенные Олег Сенцов, Александр Кольченко, Владимир Балух, Роман Сущенко, Николай Карпюк, Станислав Клых, Павел Гриб, Евгений и Артур Пановы, Эдем Бекиров, Алексей Сазанович, а также захваченные Россией возле Керченского пролива 24 украинских моряка" (Прямий, Украина).

Кого отдали России в обмен на этих людей, тоже становится понятнее именно из украинских эфиров.

"В Россию полетел бывший переводчик экс-премьер-министра Владимира Гройсмана Станислав Ежов. Его в Украине обвинили в госизмене", "Полетели в Москву и двое украинских военнослужащих, изменивших присяге и перешедших на сторону оккупантов. Это Максим Одинцов (...) и Александр Баранов", "России передали также Евгения Нефедова, фигуранта дела о беспорядках в Одессе в 2014 году, тогда погибли 48 человек, пострадали около трех сотен" (5 канал, Украина).

Единственная фигура, вокруг которой в Украине идут споры, – Владимир Цемах, свидетель по делу о катастрофе малайзийского "Боинга". Сторонники президента Владимира Зеленского напоминают, что Нидерланды его уже допросили, а пророссийские медиа в Украине само сомнение в целесообразности обмена называют кощунством.

"Сторонники так называемой "партии войны" начали ходить на ток-шоу, писать в соцсетях, пытаются найти подвох, пытаются представить": "Украинцев на украинцев обменяли", "А что мог Зеленский пообещать Путину?", "А что сдал?", "А что перепродал?", "Что подарил?" (НАШ, Украина).

"Лед тронулся", "признак возможного потепления", "при Порошенко это было бы невозможно" – в таких выражениях говорят о субботнем обмене на российских телеканалах.

"Между Украиной и Россией сейчас произошел тот компромисс, которого мы никогда не видели" (Россия 24); "Признак возможного потепления между Россией и Украиной" (Россия 1); "Эта взаимная гуманитарная акция – лишь первый этап" (Евгений Киселев на России 24); "Лед тронулся, и самое главное – не спугнуть едва наметившееся потепление в отношениях между Москвой и Киевом" (Звезда, Россия); "Как далеко готова Украина идти на уступки ради мира? Нужно с этим определиться" (Еспресо, Украина).

XS
SM
MD
LG