Ссылки

Новость часа

"Нас оставили без справедливости". Родственник погибшего на Майдане – об обмене беркутовцев


В Киеве продолжается суд над бывшими беркутовцами, обвиняемыми в убийствах на "Майдане". Но скамья подсудимых пуста. 29 декабря между Киевом и так называемыми ДНР и ЛНР состоялся обмен. Домой вернулись 76 украинских граждан, которых удерживали сепаратисты. Взамен Киев выдал 124 человека. Среди них и пятеро бывших беркутовцев, которых обвиняют в расстрелах протестующих во время событий на Майдане 20 февраля 2014 года.

Дело почти пять лет расследовал специальный департамент при Генпрокуратуре. Ключевые обвиняемые, по данным следствия. – те самые пятеро бывших беркутовцев – Павел Аброськин, Сергей Зинченко, Олег Янишевский, Александр Маринченко и Сергей Тамтура.

Против решения руководства страны – отдать этих силовиков – протестовали не только адвокаты и родственники погибших. Против обмена высказывались и прокуроры, которые расследовали дело. В итоге по решению генпрокурора Руслана Рябошапки они были заменены. Новые прокуроры уже не возражали против обмена беркутовцев. Всех пятерых Апелляционный суд отпустил на волю под обязательство являться на дальнейшие судебные заседания. После этого подозреваемых обменяли.

О ситуации мы поговорили с Сергеем Горбатюком, бывшим руководителем управления специальных расследований Генпрокуратуры Украины, и Владимиром Бондарчуком – его отец погиб во время этих протестов.

Зачем Киев обменял беркутовцев, обвиняемых в расстрелах на Майдане
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:57 0:00

— Может ли так быть, что вообще не будет приговора, и беркутовцы спустя какое-то время вернутся в Украину, их никто даже на входе в страну не задержат?

Сергей Горбатюк: Сейчас они не явились на заседание. И следующее решение суда – это объявление их в розыск и приостановление судебного решения. Возможность продолжения рассмотрения суда – это только в рамках заочного судопроизводства. Но на сегодняшний день наше законодательство, которое регулирует эти вопросы, необходимо, чтобы Верховный Совет принимал его усовершенствование. И поэтому больше шансов, что действительно этот судебный процесс на сегодняшний день не завершится приговором.

— Условно говоря, не будет никакого Интерпола после этого приговора, и эти люди смогут в Турции отдыхать?

Сергей Горбатюк: В розыск суд, конечно же, будет подавать. Но следует отметить, что еще на досудебном расследовании все наши обращения в Интерпол по поводу объявления в розыск тех, кто подозревается в совершении преступлений во время Майдана, в том числе убийств, оно завершалось тем, что Интерпол отказывал, потому что они усматривают в этом признаки политических преследований.

— Владимир Зеленский говорил, что будь у него сто беркутовцев и один украинский разведчик, находящийся в плену, он бы их обменял. Вы сейчас как думаете, справедливо это?

Владимир Бондарчук: Это очень сложный вопрос для меня и для каждого из семей погибших. Но главным акцентом является наличие судебного решения. Если бы было решение суда о виновности обвиняемых или невиновности, в зависимости от того, какое решение было бы принято, можно было бы менять и рассматривать этот вопрос об обмене. Но в ситуации, когда приговора нет, нас – более 200 человек – по сути, оставили без права на справедливость.

— Адвокат семей "Небесной сотни, людей, погибших на Майдане, говорит, что решение о том, чтобы их отпустить, было принято, по сути, судом по просьбе президента. А могло так быть, чтобы судом по просьбе президента был экспресс-приговор вынесен, их осудили и поменяли?

Сергей Горбатюк: Как и изменения меры пресечения, так и любые указания суду – это невозможно по нашему законодательству, это незаконно, это вмешательство в рассмотрение, в независимость суда, так же, как и вмешательство в независимость прокуратуры. Поэтому те сценарии, где кто-то из должностных лиц, из руководства – президент или кто-либо другой – дает указания суду, это недопустимо. И если такое действительно происходит, то это может свидетельствовать о том, что независимого правосудия в Украине нет.

Кого из подозреваемых в убийствах Украина отдала при обмене
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:51 0:00

— Может ли так быть, что родственники погибших перестанут рассчитывать на судебную справедливость?

Сергей Горбатюк: Конечно, хотелось бы, чтобы такого сценария не было, чтобы действительно судом принимались решения исключительно на основании законодательства и на основании собранных доказательств без какого-либо вмешательства должностных лиц. И этот случай, который произошел по изменению меры пресечения фактически по указанию должностных лиц, – это недопустимо.

И важно, чтобы эти процессы и по событиям убийств 20 февраля, и по другим преступлениям на Майдане, по любым преступлениям, которые совершаются в Украине, чтобы они действительно проходили без любого вмешательства, исключительно на основании собранных доказательств, на основании уголовно-процессуального законодательства.

Владимир Бондарчук: Так как наши родные вышли и боролись на Майдане именно за законность, для того, чтобы работали законы, то мы, несмотря на всю ту боль, несмотря на те эмоции, надеялись на правовое решение этой задачи. Но президент этим решением нас лишил такой возможности. Мы будем продолжать бороться в правовом поле. Но уже более 20 родителей погибших не дожили до приговора. Это сильнейший удар по всем нам, это тяжело переживать морально и находить силы для борьбы дальше.

— Вы нашли бы в себе силы встретиться с теми, кого поменяли, для того, чтобы для себя ответить на вопрос, все это имеет ли смысл?

Владимир Бондарчук: В любом случае мы рады, что наши парни вернулись домой к своим семьям. Но то, каким образом это произошло, это создало очень негативный прецедент, который может повлиять на всех остальных граждан и показывает, что в Украине нет независимой судебной власти и нет независимой прокуратуры.

Мы в любом случае будем выступать за освобождение наших заложников. Но тут стоит такая ситуация, что у Российской Федерации есть неограниченный ресурс для накопления и получения новых заложников. Такие методы и такие компромиссы, я думаю, недопустимы. Мы, конечно же, готовы встретиться с теми, кого освободили. Но хочу напомнить, что такие методы все-таки недопустимы, есть предел для таких обменов.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG