Ссылки

Новость часа

Что для украинцев значит День независимости. Объясняет политолог Евгений Магда


24 августа Украина отмечает 29-й День независимости. Второй год празднования проходят без традиционного парада, но с двумя мероприятиями ветеранов одновременно – официальным Шествием ветеранов и неофициальным Маршем защитников Украины.

О том, что для современной Украины День независимости и почему в стране проходят два альтернативных мероприятия, мы спросили у политолога Евгения Магды.

Политолог – о праздновании Дня независимости в Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:31 0:00

— Это свидетельствует о том, что Украина прежде всего – демократическое государство. Потому что дуализм или разноплановость мнений, возможна исключительно в демократическом государстве. Я не буду показывать пальцем на те государства, в которых есть единое правильное мнение. И для меня Марш защитников весит больше, чем президентское выступление, потому что здесь люди пришли не по разнарядке. И они пришли, потому что они считают это правильным. Напомню, что в прошлом году это была реакция на отмену военного парада. И тогда порядка 100 тысяч людей принимали участие в этой акции. Я не знаю, сколько их сегодня, возможно, даже больше. Но в любом случае это свидетельство того, что украинское государство как таковое состоялось. Потому что люди, которые его защищали с оружием в руках, их встречают аплодисментами, они проходят по главным улицам столицы, проходят достаточно организованно и демонстрируют, что Украина – это мы.

— Но у президента тоже достаточно красивая риторика. И он говорит, что военного парада не будет, пока военная техника и военные больше нужны в каком-то другом месте.

— Я не знаю, в каком месте, с точки зрения Владимира Зеленского, нужны украинские военные, но я сильно сомневаюсь в том, что звезды украинской эстрады, во-первых, должны были петь песни на русском языке – любую из песен – именно на Софийской площади о святости, о которой для каждого украинца так много сказал наш шестой президент. А, во-вторых, делать это перед строем почетного караула, который присутствовал на Софийской площади. Вот у меня этот микс вызывает очень большие сомнения.

— Вы можете для той части нашей аудитории, которая не живет в Украине, объяснить все нюансы? Что в этом такого?

— На Софийской площади самый главный праздник или самое важное мероприятие – это акт соборности, акт объединения УНР и ЗУНР, который проходил. И, наверное, это самый важный для современной Украины праздник. В целом там находится Софийский собор, а совсем рядом, – вот сейчас вы видите Владимира Зеленского у стен Михайловского Златоверхого собора, который был разрушен большевиками, который был восстановлен и который стал своеобразным госпиталем в начале Революции достоинства. Я не отнесу себя к людям глубоко религиозным, но мне не понравился этот элемент шоу в духовном центре столицы. Это не совсем уместно как минимум.

— Это во Владимире Зеленском и в его окружении продолжают говорить какие-то воспоминания о прошлом роде деятельности, то, с чем он провел свою предвыборную кампанию?

— Судя по тому, сколько деятелей шоу-бизнеса получили награды – это право президента, безусловно, им эти награды присваивать на День Конституции, на День независимости, – то я думаю, что уже можно вполне опускаться до КВН областного уровня и там тоже награждать каких-то особенно отличившихся. Это не означает, что деятели культуры не заслуживают наград, не заслуживают почетных званий, но есть, на мой взгляд, немало людей более заслуженных, чем те, кто получил награды в этом году из деятелей украинского шоу-бизнеса.

— А почему Зеленский так сделал?

— Это вопрос не ко мне, это вопрос к Зеленскому и его окружению.

— Неоднократно уже говорили в течение этих двух часов, что сейчас 29-й день перемирия без жертв. Считаете ли вы это большим достижением или вам кажется, что к этому моменту можно было достигнуть каких-то еще более значимых вещей?

— Двадцать девять дней без жертв – это, с одной стороны, правда, с другой стороны, неправда. Буквально в первые дни перемирия трое военнослужащих погибли от небоевых ранений, возможно, это вследствие болезни. На прошлой неделе двое военнослужащих подорвались на мине. Один погиб, один был тяжело ранен, он сейчас находится в Днепре в больнице имени Мечникова. Но, безусловно, то, что не стреляют, и то, что украинские военные, и не только военные, мирные жители не гибнут и не получают ранения от огня боевиков, – это, безусловно, плюс. Было бы странно говорить, что это ничего не значит.

Но я хочу напомнить, что полное и продолжительное прекращение огня – это только первый пункт Минских договоренностей. И это прекращение огня должно еще верифицировать СММ ОБСЕ. Насколько я видел цифры, в данных СММ ОБСЕ фиксируют разные обстрелы, взрывы, провокационные, может быть, выстрелы. Можно согласиться с тем, что на 400-километровой линии противостояния сложно обеспечить это перемирие.

Меня больше волнует политический аспект. Поясню, что я имею в виду. Россия очень четко улавливает эту заинтересованность Зеленского в прекращении огня, и поэтому уже на этой неделе на заседании трехсторонней контактной группы Россия потребовала от Украины изменить правила проведения местных выборов, которые пройдут 25 октября, кампания по которым уже фактически идет. И вы же понимаете, что означает изменение правил проведения выборов для государства, когда это осуществляется извне. Это, на мой взгляд, очень опасный прецедент. И в России это прекрасно понимают. То есть Зеленского абсолютно сознательно сажают на шпагат между патриотической частью общества – если хотите, между людьми, которых вы видите сейчас во время Марша защитников, и их, я думаю, многократно больше – и теми, кто говорит, что "ничего страшного, лишь бы война скорее закончилась и закончилась любой ценой". То есть, опять-таки, Украина – демократическое общество, и в украинском обществе на тему завершения войны есть самые разные взгляды. Это естественно.

Я бы хотел, чтобы у нас все общество было настроено на победу, исключительно на победу, но это, к сожалению, скорее, элемент авторитарного общества. Есть все-таки разное мнение. Поэтому, очевидно, не хватает какого-то государственного нарратива о необходимости победы, не хватает стратегии возвращения временно оккупированных территорий, которой, как мне известно, не существует в природе, либо же она существует в режиме "совершенно секретно".

Ярослав Журавель – это тот украинский военный, который погиб в серой зоне до перемирия, который несколько дней умирал в серой зоне, но которого так и не спасли. Вот это тоже один из [элементов]. Важно это или не важно? Важна жизнь одного украинского военного, которого не спасли из-за того, что не смогли согласовать его спасение с боевиками и СММ ОБСЕ не помогла в этом? Или важно, что 29 дней нет погибших от прямых выстрелов из пулеметов, гранатометов, минометов? Это вопросы дискуссионные.

Общество в целом понимает, я думаю, что вопрос достижения мира на Донбассе очень сложный. Но, опять-таки, следует понимать, что если ставить какие-то четко определенные даты, как Зеленский сказал, что к 9 декабря он планирует урегулировать [конфликт на Донбассе], то есть за год после саммита в Париже он планирует [его] урегулировать, то это очень опасная игра, потому что она может привести к тому, что просто по нему ударит очень сильно в первую очередь Россия.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG