Ссылки

Новость часа

"Мы находимся в тупике". Как работает Трехсторонняя контактная группа по Донбассу


Украина не намерена отправлять свою делегацию в Минск для переговоров по урегулированию ситуации на Донбассе. Об этом заявил министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников. Причина – "враждебная риторика Беларуси в отношении Украины". По словам украинского министра, Беларусь сейчас находится под влиянием России. Резников также считает, что нужно искать другое место для переговоров по мирному урегулированию ситуации на востоке Украины.

О ситуации мы поговорили с представителем Донецка в Трехсторонней контактной группе по Донбассу Денисом Казанским.

Как работает Трехсторонняя контактная группа по Донбассу
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:46 0:00

– Вы поддерживаете заявление господина Резникова, что встречу в Минске проводить не надо?

– На самом деле встречи в Минске не проводятся уже как раз около года, то есть, сколько я принимаю участие в ТКГ, я ни разу в Минске не был. Мы все время общаемся по видеосвязи из-за пандемии, и, наверное, это как раз тот случай, когда, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. На самом деле результативности в очных встречах было не больше, чем сейчас в таких заочных по видеосвязи – зато экономится очень много времени, сил и средств. Зачем нам тратить деньги налогоплательщиков, куда-то летать, где-то жить, платить за это все, когда мы можем пообщаться по видеосвязи, к счастью, современные средства коммуникации это позволяют. Поэтому я не вижу здесь как бы ничего на самом деле сенсационного в этих заявлениях.

Действительно, мы все понимаем, что Беларусь не является на данный момент суверенным государством. То есть фактически Беларусь находится в зависимости от России полностью. Диктаторский режим в Беларуси не является легитимным, опять же, думаю, это очевидно для всех после того, что произошло на выборах президента, и последующих событий. Нам не до конца вообще понятно, как себя вести с Беларусью и в каком статусе вообще власти этой страны сейчас находятся. Поэтому я думаю, что да, урегулирование этой ситуации в Беларуси с властями в том числе, действительно лучше воздержаться от каких-либо официальных визитов в это государство и можно найти альтернативные площадки. Если мы говорим об очных встречах, то, конечно, нам сложно будет сейчас договориться, выбрать какой-то другой город, потому что, конечно, для этого нужно согласие всех сторон. Я подозреваю, что согласия российской стороны не будет сейчас, она будет настаивать, чтобы встречи продолжались в Минске. Но в любом случае до тех пор, пока у нас не закончилась пандемия, на данный момент не стояли вопросы о том, чтобы лично приезжать в Минск и там разговаривать. Пока что у нас встречи проходят по видеосвязи, и конца и края, как говорится, этому формату пока нет.

– А вот эти встречи по видеосвязи в рамках Трехсторонней контактной группы как изменились с учетом новой эскалации?

– Вы знаете, они продолжаются по расписанию, но они по большому счету давно уже проходят в таком режиме, сложно даже назвать, как это. То есть мы привыкли уже к тому, что эти люди, которых Россия с собой приводит и за которыми она как бы прячется, эти представители так называемых "ДНР", "ЛНР", как они себя называют – они занимаются постоянно тем, что пытаются каким-то образом спровоцировать какую-то перепалку, и последние несколько наших встреч у нас уходили реально часы на то, чтобы как-то урегулировать организационные вопросы и просто-напросто приступить к обсуждению непосредственно тех вопросов, которые касаются уже решения проблем. Поэтому тут, скажем так, не сейчас что-то поменялось, это началось еще до эскалации. И сейчас мы видим отсутствие вообще какого-либо понимания и диалога. Мы находимся, к сожалению, в таком тупике уже достаточно давно. И, естественно, российская сторона обвиняет в этом нас и принуждает. Политика России не поменялась, то есть принуждает Украину к тому, чтобы мы напрямую общались с вот этими вот людьми, которые играют роль каких-то республик, хотя мы все понимаем, что это просто-напросто, во-первых, граждане Российской Федерации, они и сами этого уже не скрывают, то есть это не украинские граждане, это россияне. Во-вторых, они, в принципе, назначались туда.

– Часто даже имеют два паспорта.

– Да, они имеют, но дело в том, что да, у них были украинские паспорта, потом они получили российские паспорта, сейчас они уже не скрывают, что они россияне. Это тоже, кстати, хороший вопрос "а когда они их получили?", потому что мы знаем, что у них есть паспорта. Но, может быть, они их имели до начала конфликта. То есть это такой дискуссионный вопрос. И в общем-то понятно, что самое главное, что эти люди не представляют жителей Донбасса. То есть их никто не выбирал, они просто назначены своими кураторами из Москвы, причем я хочу подчеркнуть, что это не какие-то наветы украинской стороны, это не клевета с нашей стороны, это слова, которые озвучивали сами же россияне. Например, тот же Игорь Стрелков, известный всем полевой командир, который стоял у истоков этого конфликта. Он вообще в открытую говорит, что и Пушилина, и этих там, значит, луганских представителей – Плотницкого, Пасечника – их назначал Сурков. То есть это ставленники Суркова, на тот момент он курировал, сейчас вместо него уже там Козак и Назаров курируют. Но тем не менее факт остается фактом. То есть это не представители жителей тех территорий, это люди, которые назначены из Москвы. Ну и соответственно, когда нам говорят, что мы должны с ними о чем-то договориться, какие-то прямые переговоры вести, это выглядит немножко как насмешка, и понятно, что договориться о чем-либо с клерком, с человеком, который выполняет чисто номинальную техническую функцию, невозможно.

– Понятно, субъектом они не являются для вас.

– Конечно.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG