Ссылки

Новость часа

"Сейчас практически 100% пациентов среднетяжелые и тяжелые". Доктор-пульмонолог – о ситуации с коронавирусом в Украине


В Украине число новых заражений коронавирусной инфекцией начало резко расти осенью 2020 года; в ноябре количество выявленных случаев за сутки впервые превысило 11 тысяч. Минздрав страны делал заявления о заполненности больниц и дефиците медицинского кислорода для пациентов. По заявлениям чиновников, если ситуация не изменится, украинским медикам придется выбирать, кому отдавать приоритет при оказании помощи.

Как обстоит ситуация, мы спросили врача-пульмонолога Светлану Гук. Она возглавляет инфекционное отделение, поэтому непосредственно занимается больными с COVID.

Доктор-пульмонолог – о ситуации с коронавирусом в Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:01 0:00

Повторное заболевание

– Вы говорите, что переболели коронавирусом дважды. (Сейчас описаны только четыре случая повторного заражения.) Есть информация о том, что второе течение болезни намного сложнее. Как было у вас?

– У меня как раз наоборот – все было намного проще. И второй раз я болела настолько легко, что если бы не было специфических исследований, сделанных поэтапно – каждые две недели нас проверяют на антитела, – я бы даже не заметила. Оказывается, были симптомы, которые я связывала просто с усталостью и с большой нагрузкой. Но, помимо усталости и, возможно, какой-то слабости, более ничего у меня не было. У меня не пропадало обоняние, у меня не было высокой температуры, у меня не было одышки, не снижалась сатурация. В принципе надо признать, если бы у нас не было этого мониторинга сотрудников на работе, о втором разе я бы и не узнала. С одной стороны, это хорошо, это говорит о том, что заболевание протекало легко. С другой стороны, безусловно, ПЦР плюс – это такая достаточно коварная ситуация.

В то же время есть наблюдения о том, что пациенты, болеющие легко, без катаральных явлений – кашля, чихания – притом что у них обнаруживается положительный результат ПЦР, заражают они как раз минимально. Подобного рода случаи менее опасны, чем активно болеющие с высокой температурой, с кашлем и катаральными явлениями.

– А какой был период между первым положительным ПЦР-тестом и вторым?

– Четыре месяца.

– То есть информация о том, что повторное заболевание – это просто неизлеченное первое, она не подтверждается?

– Она не подтверждается, но идет время, здесь нельзя говорить о том, что это было неверно. На тот момент времени так думали, так надеялись, так хотели. Но по прошествии времени мы уже видим, что повторные случаи заражения есть. Но на моем личном опыте он был намного проще. Непосредственно из моих близких и знакомых я таких случаев не знаю, но то, что я читала, – действительно очень разношерстная информация. Есть те, кто пишет, что болели легче, есть те, кто пишет, что болели тяжелее. Статистически достоверного количества наблюдений я еще не встречала, и я думаю, что выводы делать рано. Возможно, в тех случаях, когда второе протекание более тяжелое, может быть, там вопросы с первым [протеканием]. В общем, это надо исследовать.

– Смотрите, если есть повторные случаи заражения – и у нас все ждут вакцину. У вас выработались антитела, но вы второй раз все равно заразились. Насколько тогда будет эффективна вакцина?

– Я же болела легче. Даже вакцина от гриппа не обещает вам, что вы не заболеете. Речь идет о том, что разные штаммы, разные мутации, и вакцина разрабатывается к наиболее устойчивому белку этого вируса. Вакцина от гриппа говорит о том, что если вы и заболеете, то заболеете легче. Либо не заболеете вовсе, либо заболеете легче. Поэтому в этом смысле я надеюсь, что вакцина все-таки будет эффективна. И действительно мы можем такой же постулат перенести, скорее всего, на ковидную вакцину, что даже если человек заболеет, будем надеяться, что протекание будет намного легче, чем это могло бы быть в естественных условиях.

– Вы говорите, что во второй раз вы чувствовали усталость. Раньше был главный симптом кашель. Следует ли понимать, что главный симптом – это не кашель, а усталость?

– Усталость – это очень яркий симптом. У очень многих пациентов первый симптом – это необъяснимая слабость. Почему эта слабость не просто: "Я устал". Это слабость, которую ты не можешь не заметить: у тебя руки не поднимаются, ты не можешь одеяло на себя натянуть. Действительно это тяжело не заметить. Кашля у меня не было вовсе. Видите, как все у всех по-разному.

– И в первый, и во второй раз?

– И в первый, и во второй. И обоняние я не теряла.

Ситуация в Украине

– Хороший иммунитет. Вы заведующая инфекционным отделением. Расскажите, какая ситуация в отделении, все ли койки у вас заняты?

– Все койки заняты, такая ситуация уже давно. Мы работаем как больница второй линии, и работаем с августа месяца. В принципе практически все время у нас все койки были заняты. Но надо признать, что в августе и в начале сентября контингент пациентов был легче. Было меньше кислородозависимых. Сейчас их больше. Сейчас у нас практически все кислородные вентили открыты. Если раньше это было 30-40%, то сейчас практически 100% пациентов поступают среднетяжелые и тяжелые.

Знаете, но я не стала бы из этого делать каких-то панических выводов, потому что это правильно, когда в стационар поступают пациенты, действительно нуждающиеся в медицинской помощи. Если пациент не нуждается в кислороде, скорее всего, он мог бы находиться дома и это место не занимать. Но в силу того, что сейчас растет заболеваемость в принципе, процент тяжелых есть – и количество тяжелых тоже увеличивается, это факт.

– Есть граница: когда вызывать "скорую" и когда не вызывать. Она очень непрозрачная. Что вы посоветуете, когда стоит звонить в колокола?

– Зачастую первые пять дней заболевания, первые симптомы, – они никакой угрозы не несут. Я не встречала случаев, чтобы в первые пять дней произошли какие-то катастрофы ковидные. Если заболевание длится дольше и имеет очень яркие симптомы – высокая температура, которая плохо сбивается, – это такой несимпатичный признак, но госпитализация COVID-пациентов происходит согласно приказу. По приказу, по рекомендациям, если сатурация ниже, чем 92%, [пациент] подлежит госпитализации. Если дома есть пульсоксиметр – это очень облегчает [задачу].

Без самолечения

– Нужно принимать витамины тем, кто еще не болеет? Они поднимают иммунитет?

– Не проводились все-таки такие исследования. Говорят, что по цинку доказательной базы нет, по витамину D многие клиники даже без доказательной базы на опыте видят, что это имеет смысл. Но лучше принимать витамины, чем антибиотики – что у нас сейчас намного более модно. Все с 37,2 у нас уже начинают пить как минимум такие известные молекулы – не буду называть, а то сейчас опять всколыхну [волну].

– Есть люди, у которых в семьях заболели коронавирусом – и они принимают противовирусные препараты. Что вы об этом скажете?

– Не работает. У противовирусных препаратов вообще доказательная база очень слабая. Но не говоря о том, что если вы принимаете иммуностимуляторы, где [в действиях препарата описано, что они] стимулируют выработку интерферона, еще чего-то. Есть мнение о том, что такой разгон иммунитета перед заболеванием может сослужить плохую службу, ведь на самом деле пациенты, которые у нас, к сожалению, погибают, они погибают не от самого вируса, а от той иммунной реакции, которую дает организм в ответ на этот вирус. И если, предположим, мы иммунную систему разогнали, мы ее взбудоражили приемом препаратов, которые стимулируют что-то – никто не знает что толком, но все хотят что-то простимулировать, – то теоретически действительно возможно, что в момент того, когда произойдет вирусное заражение и нужна адекватная, спокойная реакция организма, она может быть зашкаливающая. Поэтому я бы не принимала что попало.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG