Ссылки

Новость часа

"Токаев и Назарбаев – люди одной команды". Можно ли говорить о "яростной борьбе" двух лидеров и что сейчас происходит в Казахстане


Пока казахстанцы требуют от нынешнего президента Касым-Жомарта Токаева прекратить репрессии в стране, он – одного за другим – отправляет в отставку родственников бывшего президента Нурсултана Назарабаева. Накануне главной политической новостью в Казахстане стало увольнение с поста первого замглавы Комитета нацбезопасности Самата Абиша.

Ранее полномочия сложили три зятя Назарбаева: супруг младшей дочери, Алии, – Димаш Досанов – покинул пост гендиректора госкомпании "КазТрансОйл", муж средней дочери, Динары, – Тимур Кулибаев – заявил о сложении полномочий главы президиума национальной палаты предпринимателей, второй муж старшей дочери, Дариги, – Кайрат Шарипбаев – досрочно оставил пост председателя правления национальной компании "КазахГаз".

При этом о местонахождении самого Елбасы до последнего времени было неизвестно. Лишь днем 18 января Нурсултан Назарбаев впервые после протестов появился в видеообращении.

По его словам, январские события потрясли весь Казахстан. "Целью этих организованных беспорядков и атаки на Казахстан было разрушение целостности страны и устоев государства. Эти события еще раз показывают, что независимость нужно беречь как зеницу ока, как хрупкий сосуд, требующий особо бережного обращения", – заявил он.

Нурсултан Назарбаев также сказал, что находится в Казахстане. "Я в 2019 году передал полномочия президента Касым-Жомарту Токаеву и с тех пор являюсь пенсионером и в настоящее время нахожусь на заслуженном отдыхе в столице Казахстана и никуда не уезжал, – отметил он. – Президент Касым-Жомарт Токаев обладает всей полнотой власти. Он председатель Совета безопасности. В скором времени президент будет избран председателем партии "Нур Отан". Поэтому никакого конфликта или противостояния в элите нет. Слухи на эту тему абсолютно беспочвенны".

Можно ли говорить о заговоре силовиков, как можно оценивать увольнение родственников Назарбаева и почему властям Казахстана так важно называть погибших террористами? Об этом мы спросили политолога из Алматы Рустама Бурнашева.

Рустам Бурнашев: "Токаев всегда был доверенным человеком для Назарбаева"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:48 0:00

— Как вы в целом оцениваете перестановки во власти и увольнение близких родственников Назарбаева? Что вообще происходит?

— В принципе, мне кажется, это совершенно логичные действия со стороны руководства Казахстана, которые направлены, с одной стороны, на укрепление позиций действующего президента, а с другой стороны, на ту трансформацию политической системы, которую от него ожидают, и подготовка к той трансформации, которая была анонсирована на сентябрь этого года.

Очевидно, что если политическая система, которая была завязана на первого президента, должна быть трансформирована, то это предполагает в том числе и уход связанных с ним людей, прежде всего людей из его семьи.

— Что за подготовка к трансформации в сентябре нынешнего года?

— В выступлении президента перед Мажилисом, которое было сделано по итогам тех протестных выступлений, которые были в Казахстане, президент обозначил как краткосрочные меры – те меры, которые будут предприниматься сейчас и уже предпринимаются. Также он дал поручение правительству подготовить план экономических реформ, этот план должен быть озвучен в ближайший месяц. Также он объявил о том, что в сентябре он представит план глубоких политических реформ в стране.

Токаев всегда был доверенным человеком для Назарбаева, поэтому предположить, что между ними идет какая-то борьба, крайне сложно

— При этом британская газета The Guardian пишет о самом Назарбаеве – якобы Назарбаев сейчас яростно борется за власть. Вы понимаете, о чем в принципе могут идти переговоры с Токаевым? И в каком состоянии сейчас может быть Назарбаев, похоже ли на то, что он вообще лично будет вести борьбу за власть? Почему Елбасы не показывается на публике с 28 декабря (днем 18 января Нурсултан Назарбаев впервые после протестов появился в видеообращенииНВ)?

— Это на самом деле одна из ключевых проблем в Казахстане, один из ключевых вопросов. Но, конечно, The Guardian представляет картинку своеобразно, наверное, в соответствии со своим видением ситуации, с тем видением, которое имеется у читателей этого издания. У нас в Казахстане, в частности у меня, видение несколько иное.

Наверное, я бы не использовал термины "яростно борется" и "два президента между собой яростно борются". Дело в том, что, с моей точки зрения, Токаев и Назарбаев – это люди одной команды. Токаев всегда был доверенным человеком для Назарбаева, поэтому предположить, что между ними идет какая-то борьба, крайне сложно. Вполне можно допустить, что идут какие-то переговоры относительно действительно каких-то активов, относительно каких-то действий, которые будут или не будут предприниматься в Казахстане. Но использовать термин "борьба" я в данном случае бы не стал.

— Стоит верить тому, что Назарбаев мог лично передать Токаеву руководство Советом безопасности?

— Да, вполне вероятно. Скорее всего, это так и происходило. Безусловно, в ситуации, когда Назарбаев является дееспособным на настоящий момент, к сожалению, в ситуации отсутствия информации мы можем рассматривать самые различные версии, но на данный мы исходим из того, что с Назарбаевым все нормально и просто есть какие-то основания, почему он не выходит на связь. Причем надо понимать, что наши гипотезы, которые высказываются из Казахстана, ограничены юридически. У нас есть поправки в законодательство Казахстана, которые касаются статуса первого президента, и ряд гипотез высказать не могут, потому что это будет нарушением этого законодательства.

Речь идет о перераспределении властных политических активов, экономические активы не затрагиваются

— Как можно относиться к тому, что родственников, зятьев Назарбаева фактически отстраняют от занимаемых высоких должностей? Здесь нет каких-либо попыток перераспределения активов?

— В данном случае идет речь, скорее всего, о перераспределении властных политических активов, потому что экономические активы не затрагиваются. На данный момент экономические активы все-таки, мне кажется, более важны. Перераспределение политическое, безусловно, происходит. Как я уже сказал в начале нашей беседы, это вполне логично, потому что это один из необходимых этапов политического реформирования в Казахстане.

— Прошло уже достаточно много времени, и одна из версий того, что произошло в Казахстане в начале января, и этой версии придерживается бывший премьер страны Акежан Кажегельдин, – это заговор силовиков. Берете ли вы эту версию в расчет? Какие еще версии кажутся вам возможными? Что же произошло на самом деле в начале января в стране? Что же это были за мирные митинги, которые переросли в беспорядки?

— Дело в том, что версия о попытке политического переворота – это версия не только бывшего премьер-министра Казахстана, эта версия фактически обозначена и на официальном уровне. Указано, что на определенном этапе тех протестных выступлений, которые происходили в Казахстане, присоединились силы, которые хотели бы трансформировать политический режим или вызвать как минимум перераспределение властных полномочий. Эта позиция однозначно зафиксирована, повторюсь, на официальном уровне, фактически на уровне руководства страны.

Вопрос, причастны ли к этому какие-то силовые структуры или правоохранительные структуры, – этот вопрос, безусловно, остается открытым, и я думаю, ответить на него можно будет только по итогам следствия.

20 тысяч боевиков – это фактически армия из отдельно взятой центральноазиатской страны

— А что это может быть за информация, которую озвучивает власть, что это были какие-то международные террористы? Причем это были не просто террористы, они еще нападали на морги и крали оттуда тела погибших. Как вы считаете, этой информации следует доверять?

— В такой ситуации, в которой мы находимся, проверять и оценивать надо любую информацию, поскольку понятно, что в экстремальной ситуации любые властные и политические структуры дают не только информацию, которая описывает ситуацию, но и дают ту информацию, которая позволит поменять ситуацию. Например, мобилизовать население, трансформировать общественное мнение, трансформировать оценки событий со стороны международного сообщества. Поэтому, конечно, в этой связи эта информация должна просеиваться через данное сито. Например, у нас звучала информация про 20 тысяч боевиков. Очевидно, что эта цифра не может быть реальной, поскольку 20 тысяч боевиков – это фактически армия из отдельно взятой центральноазиатской страны. Но то, что в конфликте присутствовали какие-то подготовленные люди, присутствовали какие-то персоны, которых мы можем назвать боевиками, – это однозначно. Была ли у них какая-то политически мотивированная идеология терроризма, опять-таки, с моей точки зрения, это надо дожидаться следствия, поскольку в рамках событий такие заявления, с моей точки зрения, носят скорее идеологический характер, чем реально описывают ситуацию.

О том, что сейчас происходит в Казахстане, в эфире программы "Утро" рассказала главный редактор заблокированного в Казахстане издания Orda Гульнара Бажкенова. В режиме отключенного интернета изданию Orda удалось стать фактически первым новостным ресурсом, который рассказывал о событиях изнутри.

Главред Orda: "7 и 8 января были большие очереди возле моргов"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:56 0:00

— Очень внимательно читал телеграм-канал издания Orda. Фактически получается, что это было издание номер один, которое освещало внутри страны те события, которые происходили в Казахстане, при условии, что в стране отсутствовал интернет. Как вам это удавалось?

— Мы искали точки, выходили. Вообще по всей Алма-Ате интернет был в одной частной строительной компании, у которой свой интернет. И я, честно говоря, когда меня спрашивают, не хочу называть эту компанию, у которой был свой интернет, видимо, из-за того, что он был маленький, его не блокировали. Мы ходили в квартиру к своим друзьям и оттуда вещали.

— А почему ваш сайт заблокирован в Казахстане?

— Это большая загадка. Буквально сегодня прокомментировало Министерство информации, им агентство КазТАГ задало вопрос, почему мы заблокированы, и они ответили: "Это не мы". До этого они так и нам отвечали. Но это был последний комментарий сегодня. Они сказали: "Это не мы блокировали. Такого предписания по изданию Orda не было". Не было ни приказа, ни каких-то нарушений с нашей стороны. Причем Министерство информации даже обратилось в "Казахтелеком", оно обратилось в компанию "Билайн" с вопросом – блокировали ли они нас? Эти провайдеры сказали: "Нет". Когда уже все говорят, что нет, остается только одна контора, одна организация, которая может блокировать без суда.

— Какая это организация?

— Это КНБ.

— Среди сотрудников вашего издания во время протестов были ранены двое журналистов. Что с ними?

— С ними все хорошо, они уже приступили к работе. Это были легкие ранения, которые подействовали больше психологически на нас всех. Но [также] и физически – у нашего оператора Леонида Рассказова до сих пор большая шишка сзади на спине, а у Бека Байтаса шрам на лице от светошумовой гранаты. Но, слава богу, они живы и здоровы, все хорошо.

— Генпрокуратура в выходные назвала цифру 225 человек погибших. Как вы считаете, можно ли верить сейчас этой цифре?

— Трудный вопрос. Я думаю, сейчас уже они намеренно не скрывают, что есть какие-то другие цифры, другие данные. Но я не уверена, что они собрали все данные, что у них уже в полноте вся информация.

— Вы писали о ситуации возле моргов, об очередях за телами. Что происходит сейчас?

— Когда мы там были, там были очереди. Сейчас там такой картины нет. Но это именно 7 и 8 января были большие очереди возле моргов. Люди приходили на опознание своих родных, чтобы их забрать. Это такой городской морг в центре города, куда поступают только с ранениями – то есть в результате ДТП, убийств, когда необходимо расследование. Возле этого морга была очередь, потому что в прошлый раз в 2020 году, когда началась пандемия, у нас в июне были очереди возле морга, но они были возле другого морга – там, где нет огнестрельных ранений, куда поступают люди, которые умерли в больницах или дома.

— Сейчас задержания в стране продолжаются?

— К счастью, кажется, уже нет. Они шли, шли большие сигналы о не всегда корректных и правомочных действиях полиции, но потом было выступление президента Токаева о том, что если кто-то [совершил] не сильно тяжкие преступления, то к ним нужно более мягко отнестись.

Пятого января на фоне протестов, которые начались 2 января из-за повышения цен на сжиженный газ и затем распространились на всю страну, правительство ушло в отставку. В ночь с 5 на 6 января Токаев уволил Карима Масимова – давнего соратника Нурсултана Назарбаева – с поста главы КНБ Казахстана. Восьмого января его задержали по делу о госизмене. 13 января стало известно, что Масимова подозревают в попытке насильственного захвата власти.

Кадровые перестановки продолжаются до сих пор, и за ними следит вся страна. Причина повышенного внимания в том, что должностей лишаются родственники бывшего президента страны Нурсултана Назарбаева.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG