Ссылки

Новость часа

"Если мы не скажем "стоп", придут за каждым”. Галина Тимченко о том, что происходит с журналистом Голуновым


Галина Тимченко о том, что происходит с Голуновым
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:03 0:00

Генеральный директор издания "Медуза", в котором работает задержанный журналист-расследователь Иван Голунов, Галина Тимченко рассказала в эфире Настоящего Времени о том, что сейчас с ним происходит и как будет действовать редакция.

Редакция приносит извинения за данный в эфир по ошибке титр "Рига". Конечно, Галина Тимченко находится в Москве.

"Не давали есть и спать"

— На данный момент какие последние новости об Иване? Где он находится, в каком состоянии?

— Я вернулась из УВД час назад, Иван находился там. Адвокат вышел к нам и сказал, что следователи настаивали на проведении еще одной очной ставки, на сей раз с полицейскими, которые задерживали Ивана. Но Иван очень плохо себя чувствует, ему сутки не давали есть и спать, разрешали принести только немного воды. И поэтому адвокаты настояли на том, чтобы эту очную ставку перенесли на завтрашнее утро.

Но вместе с тем ситуация такая, что, кажется, следователи, наконец, согласились взять на экспертизу смывы с рук Ивана и образцы ногтей, для того чтобы установить, были ли там следы наркотических или каких-то других веществ. Во всяком случае, на тот момент, когда мы виделись с адвокатом – это было два часа назад, – следователи ему пообещали, что они согласятся на экспертизу.

— А эта экспертиза проводится в здании отделения полиции?

— Это здание УВД "Западный" по Москве, это довольно крупное здание, у них там есть экспресс-лаборатория.

"От бандитов до силовиков"

— С чем вы связываете задержание?

— Это абсолютно очевидно, по-моему, вы об этом говорите последнее время в эфире. Поскольку все темы, которые поднимал Иван, так или иначе касались интересов очень серьезных людей – от банальных бандитов до силовиков, – Иван получал угрозы, то, конечно же, мы рассматриваем эту ситуацию как месть или как заказ.

— От кого получал угрозы?

— К сожалению, мы этого не знаем.

— Это он вам пересказывал, что такие угрозы были?

— Да.

— Это были угрозы в связи с какой-то конкретной публикацией или в целом?

— Иван получал угрозы и в целом, и в связи с конкретными публикациями тоже.

Реакция коллег

— Как вы оцениваете ту реакцию журналистского цеха, которую мы увидели?

— Как беспрецедентную. Никогда на моей памяти журналисты не проявляли такой солидарности. Дело даже не в том, что Иван – выдающийся журналист, а он действительно выдающийся, он блестящий журналист, дело не в том, что Иван – один из самых принципиальных, честных, последовательных и бесстрашных людей, которых я знаю. Дело в том, что, кажется, сейчас журналистское сообщество, наконец, осознало, что если мы сейчас не скажем "стоп", дальше придут за каждым.

Я хочу сказать, что сердце мое преисполнено благодарности, что, пожалуй, впервые за долгое время мы не чувствуем себя одинокими. И столько слов любви, столько слов поддержки в адрес Ивана – спасибо большое, дорогие коллеги.

— Галина, вы говорите о том, что нужно сказать решительное "стоп", решительное "нет". Какими методами?

— Только мирными и законными. Единственным оружием журналиста является головной мозг и немножечко мастерства писателя. Больше ничего. Мы действуем только законными методами. Только мирным гражданским сопротивлением. Мы стараемся не нарушать закон.

— Если эти методы – статьи или одиночные пикеты, которые мы видим сегодня, – в итоге ни к чему не приведут, что дальше?

— А что вы называете итогом? Я бы называла итогом освобождение Ивана, остальное меня пока не волнует. А если говорить всерьез, то если в стране не работают другие институции или ветви власти, это не значит, что журналисты должны прекращать свою работу. Если мы работаем, наше дело – доносить правдивую, достоверную информацию, расследовать в том числе и преступления, напоминать людям об идеалах, о власти, о долге. Если другие ветви власти не делают своей работы, то мы не должны прекращать это или надеяться на какой-то итог. Делай что должен, в конце концов.

— Правильно ли я понимаю, что завтра состоится суд по избранию меры пресечения?

— По словам адвоката, суд должен состояться завтра в первой половине дня. Но он не мог этого гарантировать именно потому, что очные ставки сегодняшнего дня очень сильно затянулись.

— Возможно, вам удалось выяснить у адвокатов, допустили все-таки к задержанному врачей скорой помощи?

— Нет.

— Кто будет отвечать, понятно ли вам, за его жизнь, пока он находится в райотделе?

— Вы знаете, мне кажется, что сегодняшняя акция солидарности и то, как мировое информационное пространство действительно взорвалось этой новостью, является лучшей гарантией безопасности Ивана. Я просто прошу коллег не останавливаться.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG