Ссылки

Новость часа

Разрушенные дома, похороны и хрупкий мир. Что происходит в приграничных районах, из-за которых конфликтуют Кыргызстан и Таджикистан


На границе Кыргызстана и Таджикистана в пограничных селах 28 апреля начался конфликт с применением оружия. За несколько дней обстрелов 29-30 апреля были убиты десятки человек, число пострадавших превысило 180 человек. Разрушены десятки жилых домов и других строений.

Наши корреспонденты побывали в пострадавших районах Кыргызстана и Таджикистана.

Кыргызстан: "Ничего не осталось, все дотла сгорело"

Кыргызстан: "Ничего не осталось, все дотла сгорело"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:55 0:00

Несколько дней Лейлекский район был фактически отрезан от Кыргызстана. Машины с кыргызстанскими номерами по дороге обстреливали. Несколько человек погибли.

Торт-кочо (в переводе "четыре улицы") – стратегически важный для обеих стран перекресток. Одна из дорог ведет в эксклав Таджикистана в Кыргызстане – Ворух. Другая – в Лейлекский район, который со всех сторон окружен Таджикистаном.

Это единственная дорога, которая связывает Лейлекский район с остальными районами Кыргызстана. Таджикские военные убрали щебенку, которую они ранее высыпали на дорогу, заблокировав проезд.

Как только дорогу открыли, первыми в Лейлек поехали машины с гумпомощью. В предыдущие дни колонны с продуктами, водой и лекарствами для жителей этого района просто разворачивались обратно и уезжали.

У кыргызстанки Муборы Абдухамитовой за эти дни сгорели дома сразу двух сыновей.

"Помогите нам, люди! У них пятеро детей! Скоро зима придет, куда они пойдут? Они остались без крыши над головой. Ничего не осталось, все дотла сгорело: диваны, посуда, ковры. Ничего не осталось", – рассказывает Мубора Абдухамитова, жительница села Максат Лейлекского района Баткенской области.

Мавлюда Абдрахманова – невестка Муборы. Когда послышалась стрельба, она с детьми (младшей нет и трех месяцев) выбежала из дома в чем была. С собой они успели прихватить только документы.

"Этот дом мы построили в 2013 году. Мой муж всю жизнь работал, чтобы построить его, а теперь не знаем, что делать. Муж уехал в Россию три месяца назад. Мы взяли кредит. Он работает разнорабочим. Я с пятью детьми осталась на улице", – говорит Мавлюда Абдрахманова.

Все эти дни Мавлюда с детьми ночует в единственном уцелевшем доме семьи – доме среднего брата ее мужа. Дом младшего брата мужа тоже сгорел. Остались только стены.

Некоторые из эвакуированных еще не знают, что их дома сожжены. Кому-то об этом рассказали родственники и соседи.

"Хозяин этого дома – мой брат. Они не знали, что он сгорел. Я позвонил и показал по видеозвонку, они плакали. Чем занимаются власти, что не решают проблемы границы – я не знаю", – рассказывает житель села Максат Рахматулла.

В селе Арка пострадали не только жилые дома. Сожжены магазины, кафе, аптеки. Масштабы ущерба еще подсчитываются. Сотрудники МЧС обходят объекты и документируют потери.

"Где-то на полтора-два миллиона сомов ущерба у нас. Это еще не точно. Мы сверху с гор видели, как таджики начали поджигать дома и магазины. Нас эвакуировали наверх. Здесь стреляли, все горело. Но мы ничего не могли поделать", – рассказывает Артыкбек Эрназаров, предприниматель из села Арка.

У жительницы села Арка Толгонай Араповой сгорел магазин.

"Мы не думали, что такое может случиться. Обычно какие-то стычки были, мы думали, и на этот раз все как обычно стихнет. В тот день под вечер пришла милиция и сказала, чтобы мы быстро эвакуировались. Мы ничего не успели взять. Закрыли магазин и уехали. Здесь все, что можно забрать, забрали, а остальное сожгли", – рассказывает она.

Как теперь выплачивать огромный кредит, Толгонай не знает. Товар, который был в магазине, полностью пришел в негодность. Для того чтобы открыть бизнес, она много лет работала в России. Если власти ей не помогут, возможно, ей теперь снова придется стать трудовой мигранткой.

В Лейлекском районе пострадали не только жилые дома, но и заправки. Вдоль дороги стоит целый ряд разрушенных станций.

Таджикистан: "Когда дом горел, я не мог подойти"

Таджикистан: "Когда дом горел, я не мог подойти"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:59 0:00

Комитет по чрезвычайным ситуациям Таджикистана опубликовал предварительную оценку ущерба от военного конфликта. По данным спасателей, полностью разрушены четырнадцать домов. Из зоны боевых действий эвакуированы около 15 тысяч человек, которые уже вернулись в места проживания. Информация о количестве раненых и убитых в боестолкновениях по-прежнему не разглашается.

Комил Муминов показывает свой дом, который пострадал от обстрела ранним утром 29 апреля. По словам мужчины, небольшие снаряды насквозь пробивали крышу дома и стены. После попадания одного из них сгорела комната, в которой Комил хранил все самое ценное. В это время семья пряталась в другом помещении. Комил не ожидал, что очередная перепалка с соседями может закончиться так.

"Когда начали бросаться камнями, мы сидели дома. Я думал, до нас не доберутся, и мы были спокойны. Моя жена, дети, невестка с моими внуками. Все были здесь. Вдруг началась стрельба, и загорелся дом моего брата. Стреляли из-за водного канала. Также стреляли со стороны дома, где живут наши кыргызские соседи", – говорит Комил Муминов, житель поселка Сомониен.

Во время обстрела в семье Комила никто не пострадал. А вот его соседу и дальнему родственнику повезло меньше. Ранили сына, дом сгорел дотла.

"Когда мы пытались погасить горящий дом соседа, ранило его сына. Мы его схватили и сюда прибежали", – продолжает Комил.

А вот что рассказывает Гафур Тоджиев, другой житель этого поселка, у которого тоже сгорел дом и все имущество: "Ранили брата, и мы его повезли в больницу. На обратном пути по нам стреляли, не давая зайти в дома. Сгорел наш дом, в котором жили 18 человек".

Шариф Назаров, еще один житель поселка, говорит, что его дом подожгли в тот же день, и он не смог потушить пожар из-за снайперов: "Когда дом горел, я не мог подойти к нему, так как дорога смотрит прямо на гору, снайперы нас бы точно положили. Мы поэтому не подходили к дому".

Из поселка Сомониен было эвакуировано порядка 450 женщин и детей, остались только мужчины. Даже те, у кого уцелели дома, не кормлен скот и много работы по хозяйству, не торопятся возвращаться. По словам Охисты Шариповой, здесь им и их детям грозила смертельная опасность, но она уверена, что и эвакуированные, и сбежавшие самостоятельно скоро приедут обратно. Здесь их дом и родина, говорит женщина, и так просто их отсюда не выгнать.

"Мы женщин и детей спрятали в подвале. Когда мы поняли, что стало хуже, мы все вместе пошли к реке. Кажется, в три-полчетвертого ночи, мы с женщинами взяли на руки детей и вышли к перекрестку. Затем мы вызвали машины из поселка Чоркух", – вспоминает Охиста Шарипова.

Власти Таджикистана по-прежнему не сообщили количество погибших с таджикской стороны. По данным таджикской службы Радио Свобода, 15 человек было убито.

Каюмбой Боботошев – дядя одного из них, 26-летнего Хикматулло Махкамова. По словам Каюмбоя, его племянник отправился добровольцем к границе и не вернулся. На его теле насчитали пять пулевых ранений.

"Вот его сынок трехлетний. У него еще дочка постарше есть и совсем малыш, который дома сейчас. Отец покойного в трудовой миграции. Мы ему сказали, чтобы не приезжал. Билеты слишком дорогие. Мы сами похороним", – говорит Каюмбой Боботошев, житель поселка Чоркух.

Немного дальше в этом же поселке на улице стоят скамейки, каждый желающий может присесть и помолиться еще за одного погибшего в конфликте – Иброгима Хошимзода.

"Он был моим единственным сыном. У меня еще одна дочь есть. Он хотел родину защитить", – говорит отец погибшего Хошим Хамроев.

Часть из них можно было бы спасти, говорят в скорой помощи города Исфара. Но из-за плотного огня врачи потеряли время.

"Пуля вышла из подголовника автомобиля. Я в этот момент из-за осколков стекла наклонил голову, и пуля прошла мимо", – рассказывает Азиз Набиев, водитель скорой помощи.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG