Ссылки

Новость часа

Лицом к городу. Как устроен алгоритм слежения в Москве


Почему суды по делам задержанных на акциях протеста принимают во внимание определенные записи, а другие – игнорируют? Почему в Москве, где сосредоточены тысячи камер видеонаблюдения, а на акциях сотрудники полиции и спецтехника дополнительно ведут видеофиксацию, стороне защиты так сложно получить видеозаписи?

Как власти используют алгоритмы для распознавания лиц, и почему материалы, которые могут достаточно четко показать поведение конкретного человека, его действия и даже маршрут следования, оказываются недоступны или не принимаются судами как доказательства?

Большую часть лета и начало осени Настоящее Время следит за тем, как проходят суды над участниками протестов. Часть фигурантов "московского дела" уже получили реальные сроки, часть – ждут судов, некоторых освободили. У родственников заключенных нередко возникают вопросы к доказательной базе вины их близких.

Корреспондент НВ Евгения Котляр разобралась, как работает и совершенствуется система слежки за москвичами.

От броска стаканчиком до входа в подъезд

На протестной акции 27 июля в Леонтьевском переулке – это в двух шагах от мэрии Москвы – Сергей Абаничев бросил вверх синий бумажный стаканчик. Это единственное видео, где можно разглядеть действие, за которое 25-летнего Сергея могли приговорить на срок до 8 лет лишения свободы. Происхождение видео – неясно, но оно быстро распространилось в Сети.

В день митинга Абаничева не задержали, он спокойно дошел до дома. Только спустя неделю к нему ворвались с обыском, выломали дверь и увезли на допрос. Вячеслав Иванович, отец Сергея, убежден, что личность и домашний адрес его сына определили с помощью камер наружного наблюдения.

"Может быть, это будет странно слышать, но мне в принципе понравилась система распознавания – как Сергея вычислили, что это именно он. На том видео, которое официальное, где он бросил свой стакан – там вряд ли можно было понять, что это за человек. Наверное, компетентные люди отсмотрели другие видеосюжеты, вычислили маршруты Сергея, вели его по всем камерам наблюдения до тех пор, пока он не попал в поле зрения камеры с крупным планом, например, в метро", – считает Вячеслав Иванович.

Тысячи глаз

На протестных акциях в центре Москвы – у мэрии, на Трубной площади, у Чистопрудного бульвара – кроме сотрудников Росгвардии и ОМОНа за происходящим внимательно наблюдали мобильные фургоны с множеством камер.

"Эти мобильные камеры используются, чтобы удешевить оборудование каких-то конкретных точек. Массовые собрания людей происходят не всегда в одном и том же месте, более того – люди передвигаются. Возьмем ту же прогулку по Бульварному кольцу. Вот решение проблемы: поставили машину на перекрестке – фиксируйте", – рассказывает адвокат Петр Заикин.

Петр Заикин как защитник неоднократно работал с материалами с камер наружного наблюдения. Мобильные объекты, как правило, всегда находятся неподалеку от мест массовых задержаний.

"Нужно понимать, кому эти машины принадлежат и где истребовать [записи]. Если вы знаете, что такие машины были – то вы должны обезопасить себя. Долго ли сфотографировать автомобиль с госномерами, с выдвинутой антенной и постараться эту информацию сохранить. Если к вам будут какие-то претензии, а вы были в зоне действия этой камеры, скажите: я ничего противоправного не делал, запись с этой камеры, пожалуйста, истребуйте", – объясняет юрист.

Вдоль Тверской улицы, от здания мэрии до Пушкинской площади установлены десятки статичных камер. В некоторых местах они свисают гроздьями. Заикин объясняет: если камера, изображение с которой вас интересует, принадлежит частному бизнесу, обращаться нужно напрямую к владельцам или службе безопасности. Если камера городская – доступ к таким материалам ограничен, но адвокат может ходатайствовать перед следствием, чтобы изъять и изучить записи.

Спецдоступ для пропаганды

Система иногда работает избирательно, например на том же митинге 27 июля Сергей Фомин попал в сюжеты федеральных каналов как "человек, прорвавшийся через оцепление с помощью младенца". Других доказательств следствие не представило, после нескольких недель СИЗО Фомина перевели под домашний арест.

Кадры с камер наблюдения могли бы легко подтвердить или опровергнуть версию обвинения. Татьяна, мать Сергея Фомина, недоумевает, почему эти записи до сих пор не изъяты:

"Я хочу, чтобы они предъявили это видео с камер: или там есть полицейское оцепление, или там нет никого. Но ничего не предъявляется, а человек сидит невиновный. Сидит под домашним арестом, а это тот же самый арест!"

"Виноваты не технологии"

Уже установленные в Москве системы слежения усилит компания "Ситроникс". 13 августа компания заключила контракт с мэрией на 260 млн рублей. Задача – техническое сопровождение массовых мероприятий, включая митинги. Но в условиях контракта ничего не говорится о системе распознавания лиц.

На запрос НВ о реализации проекта в компании ничего не ответили. Согласно карточке на сайте госзакупок проект должен быть завершен к августу 2020 года.

Один из самых известных российских продуктов по распознаванию лиц – FindFace компании Ntechlab, которая начинала работу как стартап в 2015 году. В Ntechlab создали, как считается, один из лучших алгоритмов для распознавания лиц и поиску людей по фотографиям. Доступ к сервису для обычных пользователей закрыт с 1 июля 2018 года.

Теперь Findface предлагает решения только государству и бизнесу: среди партнеров на сайте указаны МВД России и департамент информационных технологий Москвы.

"Эти подразделения, эти структуры – наши основные заказчики. Наши основные проекты реализованы вместе с департаментом информационных технологий Москвы. Сейчас мы работаем не только в Москве, но и в других регионах. Есть несколько пилотов в крупных регионах России, но, к сожалению, мы пока не можем их публично называть", – говорит гендиректор NtechLab Александр Минин.

Единственный аналогичный сервис, который пока доступен для массового пользователя, распознает людей по фото в ВКонтакте, в Одноклассниках, и скоро в инстаграме – Search4faces. Над проектом работают четверо, свои личности и местоположение они скрывают, чтобы "продлить время жизни проекта".

"Findface закрылся, вполне возможно не добровольно. Searchface испытывает давление со стороны VK. Элементарный пример: для того, чтобы подать исковое заявление, нужно указать ответчика. Роскомнадзор также не может выписать штраф неизвестно кому. Анонимности в современном мире, конечно, не существует, но мы сделали все, что могли", – объясняют разработчики.

Создатели проекта говорят, что их алгоритм не создан с нуля: за основу взят и доработан один из лучших китайских образцов.

"В большинстве развитых стран системы для распознавания лиц используются для предотвращения беспорядков при массовых скоплениях людей. Проблема нашей страны в том, что любая акция против правящего режима воспринимается властями как беспорядки, а нахождение рядом с местом проведения акции – как участие в них. И виноваты в последствиях отнюдь не технологии. Если посмотреть с другой стороны, то возможность деанонимизации сотрудников правоохранительных органов, участвующих в задержаниях протестующих, по моему мнению, должна снизить с их стороны уровень садизма и неадекватного применения силы", – оправдывает свой алгоритм разработчик.

В ГУ МВД России по Москве, пресс-службе мэра и правительства Москвы и департаменте информационных технологий на запросы НВ, какие именно алгоритмы распознавания лиц тестируются и используются в столице, не ответили.

Не только лица

Директор по распространению технологий "Яндекс" Григорий Бакунов рассказывает о другом важном направлении разработок – определении и слежении за силуэтом, контуром человека.

"Зачем в России делаются системы с ведением по контуру? Потому что большая часть камер, которые стоят в Москве и других городах, установлены очень высоко, это камеры общего плана", – отмечает он.

Но такие камеры могут проследить за человеком по городу и "довести его" до камеры, расположенной на уровне глаз – уже она распознает личность. Отец бывшего фигуранта дела о "массовых беспорядках" Вячеслав Абаничев предполагает, что именно так определили личность его сына спустя неделю после протестной акции.

"На мой взгляд, это очень прогрессивно с точки зрения ловли каких-то преступников: уличных, шпионов каких-то. Но настораживает и пугает такая тотальная слежка за всеми гражданами", – говорит он.

В программе "Умный город 2030", опубликованной на сайте московской мэрии, заявлено, что уже 152 тысячи камер подключены к системе единого центра хранения и обработки данных. Внутри системы – опция распознавания лиц в режиме реального времени.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG