Ссылки

Новость часа

"Видим удивленные взгляды и объясняем, что происходит". В Петербурге открылось инклюзивное кафе, где работают люди с особенностями развития


Кафе "Огурцы" на первый взгляд – лишь одно из уютных заведений на набережной Фонтанки в Санкт-Петербурге. Внутри несведущего гостя могут смутить невнятная речь официанта или неловкие движения подающего кофе баристы. "Огурцы" – второе в России инклюзивное кафе, здесь работают люди с особенностями психического и интеллектуального развития: делают выпечку, разносят заказы, убирают посуду, варят кофе и с удовольствием поддерживают беседу с гостями.

Особенные работники

18-летняя улыбчивая Даша радуется каждому пришедшему, протягивает руку: "Дай пять!", машет рукой малышам. Расшалившимся девочкам, которые носятся по залу, говорит голосом Бабы Яги: "Если не будете слушаться родителей, я вас догоню и съем!" Дети смеются, хотя и не разбирают ни слова: у Даши не очень хорошо получается говорить.

У нее неуверенная походка и слабые руки, но она очень старается и, крепко сжав тарелку двумя руками, разносит десерты. "У Даши абсолютно нет страха перед незнакомыми людьми, она с удовольствием со всеми знакомится, общается. Недавно присела за столик к двум посетительницам, слышу – разговаривают о маникюре, прическах. Потом спрашиваю, мол, это твои знакомые, Даша? А она отвечает: да вот сейчас познакомились", – рассказывает основательница кафе Маша Грекова.

Как работает кафе "Огурцы", где официанты и баристы – люди с особенностями развития
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:00 0:00

А Эмиль, воспитанник специнтерната, наоборот, очень стесняется проблем с речью и предпочитает молчать. Он никогда не научится читать и научился писать только свое имя, но ловко управляется с посудой, вытирает столы и разносит заказы. Говорит, что ему очень нравится варить кофе, есть бекон (в веганских "Огурцах" делают вегетарианский "бекон" из рисовой бумаги), а в будущем планирует открыть собственное кафе. А еще он бы хотел жениться. "Но я знаю, что этого никогда не будет", – с усилием выговаривает Эмиль.

У Кати нет проблем с речью, она выглядит обычной девушкой, только очень робкой. Не расслышав моего вопроса, она испуганно извиняется несколько раз подряд. "Работа в кафе очень благотворно на Юлю влияет, – говорит Маша Грекова. – Раньше с ней было сложно начать как-то коммуницировать, любое слово или резкое движение вызывало в ней панику, тихую истерику". Сейчас Катя с удовольствием работает на кухне, помогает печь торты, делает сырники из тофу и бананов, работает в баре. На каждого особенного официанта в кафе приходится по двое обычных работников, кроме выполнения основных обязанностей, они дают задания и присматривают за своими необычными коллегами.

Даша достает посуду из-за стойки, и вдруг раздается звон: что-то упало. Даша меняется в лице: "Бесит! Меня это бесит!" – нервно повторяет она. Ее обнимает официантка Дарья: "Надо немножко успокоиться". Даша доверчиво кладет голову на плечо девушке, успокоенно вздыхает и умиротворенно улыбается.

"Общаться, не унижая"

Дарья не только бариста в "Огурцах", но и Монтессори-педагог. Она объясняет, что нет значительной разницы между особыми и обычными работниками кафе: "Да, им надо больше времени, чтобы освоиться с обязанностями, понять, что они в кафе, много раз повторить одни и те же действия. Но это нормально. Я работала с, условно говоря, нормо- типичными ребятами, и непонятно, кого мы называем "нормальным", потому что у каждого человека есть свои особенности, свои сильные стороны. И всем нужно время на адаптацию".

Дарья рассказывает, что реакция гостей на особых работников "Огурцов" бывает разной. Иногда люди не могут понять, почему официанты выглядят и ведут себя странно, и пугаются. "В России мало кто знает слово "инклюзия", сейчас это только набирает обороты. Когда мы видим удивленные взгляды гостей, мы подходим и объясняем, что происходит. Ведь если у человека есть информация, ему становится спокойно, он понимает суть происходящего. Люди чаще всего просто не знают, как общаться с особыми людьми, как на них реагировать. А с ними надо общаться точно так же, как с любыми другими людьми, не игнорировать их. То есть для нас, помимо того, что мы готовим вкусную еду, важна функция просвещения".

Помощь в адаптации нужна не только людям с особенностями психического или физического развития, но и обычному человеку, уверена гостья кафе, психолог Ольга Полетаева: "Если многие десятилетия такие люди были изолированы от социума, то ясно, что общество просто не знает, как себя с ними вести. Обвинять в этом общество неправильно. Надо учить, как общаться с особыми людьми, при этом их уважать, а не унижать. Чтобы привыкнуть к особенно тяжелым формам нарушений, нужно время. Первая реакция на таких людей – испуг, и это абсолютно естественно. Нужно учить, что люди бывают разные".

Как появились "Огурцы"

Уроженка Калуги Маша Грекова поехала в Москву учиться на клинического психолога и уже с первого курса начала работать с особенными детьми, потом стала тьютором, сопровождала детей с особенностями психического и интеллектуального развития. В Санкт-Петербург она переехала два года назад с продуманной идеей инклюзивного проекта, нашла здесь команду и начала воплощать свою идею в жизнь. Так появились "Простые вещи" – открытое социальное пространство, где взрослые люди с особенностями развития психики и интеллекта вместе с профессиональными мастерами, художниками и волонтерами работают в керамической, графической, швейной, кулинарной и столярной мастерских.

Сегодня в пяти мастерских заняты несколько десятков людей с ментальными нарушениями. Такие пространства решают одну из главных проблем особенных людей – проблему социальной изолированности, объясняет Грекова: "Они обычно всю жизнь существуют в четырех стенах, не имеют социальных навыков, не знают, как сходить в магазин. Наши проекты вовлекают их в общество, дают возможность адаптироваться". Мастерские требуют постоянного расширения: "Мне звонят родственники таких людей, просят взять их в мастерские, а у нас уже просто физически нет места. Но отказать же я никому не могу", – рассказывает Маша.

Идея кафе началась с кофемашины, которая стояла в мастерских. "Один из наших ребят, Макс, вставал возле этой машины и говорил гордо: "Я – бариста". Мы "заказывали" ему кофе, он, правда, ничего не запоминал, нажимал на кнопки и наливал что попало", – смеется Маша. Но когда к команде присоединился профессиональный повар Илья, ребята начали учиться готовить по-настоящему. Летом 2019 года проект "Простые вещи" стали звать на музыкальные фестивали, где они пекли вафли и варили кофе. В августе команда "Простых вещей" через краудфандинг начала собирать деньги на кафе – и к ноябрю собрала.

870 тысяч рублей хватило на запуск проекта. Столы, посуду, текстиль сделали сами в мастерских. Повар Илья разработал веганское меню: ланчи, выпечка и авторские десерты. "Как раз сегодня была первая зарплата. Видели бы вы, какое лицо было у нашей Дашки", – говорит Маша Грекова.

"Куда потратишь деньги?" – спрашиваю я Дашу. "На вкусняшки!" – счастливо улыбается она.

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG